16.07. - 24.07.2007 Мотопоход по Городокскому, Полоцкому, Россонскому р-нам.

Автор
Pokhod0.jpg

Вдохновлённый последним походом по реке Оболь (https://poehali.net/forum/sobytiya-i-otchety/otchety/30.07---04.08.2011.-vodnyj-pohod-po-r.obol-ot-g.p.ezerishhe-do-d.konovalovo/), решил разместить отчёт о мотопоходе за 2007 г. Вспомнил, так сказать. :) Он был сделан в виде книги в качестве подарка на день рождения. Текст и иллюстрации оставляю без изменений.

Pokhod2.jpg

16-17.07.2007.
Мы ездили в поход. Первая ночевка- озеро Глубокое, или, как мы его называем, Синее море. Вода в этом озере - как на море, прозрачная, и с голубым цветом. Говорят, в ней большое содержание серебра. Очень мягкая, плавать в ней - растворяться. Такое ощущение, что озеро наполняет само умиротворение - такой Покой переполняет все вокруг. Хочется просто наслаждаться этой тишиной.
Из рыбы здесь водится только окунь. Когда стоишь на мостике, можно наблюдать, как целая стая окуней копошится возле дна. А плавая с маской, ощущал себя китом в окружении мелкой рыбешки.
Про это озеро можно много говорить, а лучше - один раз увидеть. Оно того стоит.
Вторую ночевку провели здесь же.

Pokhod3.jpg

18.07.2007.
Выехали мы поздно. Пока проснулись, собрались... Никуда не спешили. Упаковались, завели мотоциклы. Слышу - не работает один цилиндр. Ну, думаю, разработается - бывают у него такие моменты. Двинулись, а он вообще не подхватывает. Ни капельки, как будто нет его вообще. Я проехал так еще немного, потом думаю:”Что-то не то, надо останавливаться, смотреть.” И, случайно, глянул на лампочку разрядки аккумулятора. А она горит. Вот, думаю, еще чудеса. Стали мы причину искать. Хорошо, я тестер с собой взял. Он привел нас к генератору. Пришлось снимать статор, сбили зажигание. Оказалось, на роторе провод, идущий от дорожек щеток, замыкал на массу. Мы его подогнули, все назад собрали. Правда, с зажиганием долго возиться пришлось, пока снова выставили. А аккумулятор разряженный уже, пока завели - и то на одном цилиндре. Потом еще со свечами возились... В общем, часа два потеряли. Я, когда мотоцикл нормально заработал, даже молитву земле вознес. И отправились мы дальше, к озеру Ведето.
Долго искали дорогу, плутали по лесу, но, наконец, выехали туда, куда хотели - с южной стороны из озера вытекает небольшая река Ведетица, недалеко от нее и остановились. Дорога, которая долго петляла по лесу, вывела нас на пригорок, идущий параллельно береговой линии. По нему мы проехали еще вдоль озера метров сто, пока дорога не закончилась на уютной поляне. Место красивое, между пригорком и озером - высокие сосны и березы, под ними высокая густая трава. По другую сторону пригорка - молодая поросль сосонника.
На кострище мы даже обнаружили сложенные друг на друга ветки с берестой под ними и небольшим запасом дров рядом, так что оставалось только поднести горящую спичку.

Pokhod4.jpg

19.07.2007.
Утром ловили рыбу. Сначала клев был неплохой: подлещик, плотва, густера, красноперка, окунь… Но потом наступило «рыбье молчание» и мы, еще немного поплавав по реке, отправились на берег собираться.
Сегодня нам предстояло выехать к оз. Нещердо. Со стороны дер. Старица есть двойной полуостров, напротив которого небольшой островок. На этот полуостров я и хотел пробраться.
Началось все, видимо, с того, что мы, ехав по дороге, пропустили поворот на деревню Горы, через которую должны были ехать. В итоге – лишних километров двадцать и Серегины лестные высказывания в адрес моих способностей как штурмана. А когда в Горах мы свернули с дороги и стали искать путь к озеру, в то время, как нужно было ехать дальше до деревни Старица, он меня дисквалифицировал и сказал, что будет смотреть в карту сам. Я не возражал. Почти. Здесь же у него на мотоцикле открутилась ось заднего колеса – хорошо что не сломалась, как он подумал вначале. Ось затянули и двинулись дальше.
В Старице началось самое интересное. Дорога к озеру, которую нам указали, шла через олешник, густо заросший кустарником. Я сомневаюсь, что там можно проехать даже на УАЗе, на что Серега важно ответил: «Смотря кто за рулем». Как бы там ни было, канавы с грязью были отменные. Наши кони, навьюченные скарбом, рычали и пели, харкались, скрипели и стонали – но верно несли нас к далекой цели. Преодолев участок этого милого лесочка, мы выехали на открытое пространство, где дорога была намного лучше. Видно было, что ездили по ней очень давно – на земле ничего нельзя было разглядеть из-за травы. Мы, наконец, увидели немного озера, проехали одну развилку и снова попали в кустарники. Причем в такие дикие, что, в конце концов, когда ехать дальше было невозможно физически, мы в порыве отчаянья подумали было, что даже развернуть мотоциклы не сможем на этой дороге. Самостоятельно они стоять наотрез отказывались, а без помощи второго человека вытащить верного коня, навьюченного вещами, из канавы, в которой тот оказался, было практически невозможно. Но не бывает такого, чтобы мы не могли найти выход! Серега потихоньку-помаленьку (спасибо низкооборотистому «старичку») выкарабкался из канавы в окружающие дорогу (точнее, то, что от нее осталось) кусты, каким-то образом заставил своего коня не падать, и помог мне развернуться.
Мы решили вернуться на развилку и поехать по другой дороге. Она оказалась намного лучше, вместо кустов вокруг нее росли большие сосны и березы (что радовало взгляд) и вскоре она вывела нас к озеру. Берег мне очень понравился – между редкими деревьями росли красивые папоротники, абсолютное ощущение дикости, отдаленности, недосягаемости, глуши. Я бы там остался, но Серега… «Озеро не нравиться, место не нравиться, сильная волна…» Меня, если честно, тоже не все устраивало, и поэтому я согласился на дальнейшие поиски стойбища.
После недолгих петляний по лесу я, скрипя сердцем, согласился на Серегины уговоры, и мы стали выбираться назад с полуострова, лелея в сердце надежду найти подход к озеру в другом месте. Но мне почему-то очень запомнилось то место. Возможно, из-за своей дикости, а возможно…что-то необъяснимое. Бывают такие места, на которые хочется вернуться. Туда – хочу.
В тот вечер нас ожидала участь старухи, оказавшейся у разбитого корыта. Новая дорога, по которой мы поехали к озеру от деревни Латыши, оказалась наглухо тупиковой. Никаких развилок, тропинок, ответвлений. Она закончилась на берегу канала, соединяющего озеро Долгое с Нещердо. Место, неуютное до крайности. Ночевать там явно не хотелось, и мы вернулись немного назад, на опушку леса. Это была единственная ночевка не возле воды.

Pokhod5.jpg

20.07.2007.
Про Нещердо в этом походе мы решили забыть, хотя по плану и отводили на него два дня как минимум.
Дозаправившись в Россонах бензином, едой и водкой, мы поехали осваивать озера, находящиеся с северной стороны от Нещердо – Межево, Шевино, Усвечье. По плану было еще Городно, но туда мы не попали.
Сразу же нам понравилось Межево. Как озеро. Было в том заливе, на который мы выехали, что-то спокойно-рыбачье. Может, в частых кувшинках, может, в спокойной воде, может, в каких-то уютных глазу его берегах. Там хотелось ловить рыбу. Но стоянка была сумрачная. И уж конечно я не мог так просто успокоиться и остаться на первом же озере, не посмотрев остальные.
«Вот, - говорю я Сереге – смотри, философия бытия. Один человек приедет на озеро, и будет там всю неделю рыбу ловить, и никуда ему больше не надо. А второй ездить будет, смотреть, узнавать новые и новые. И в личной жизни – так же. Один женится, и живет спокойно, ловит рыбу на своем озере. А второй все ездит, ищет, смотрит, узнает. Спросите у него, что ищет? Тоже ведь озеро. Свое. Такое, чтобы заветное. Сказочное. Чтобы вода – пить, не напиться; не накупаться. Чтобы берега – глядеть, не наглядеться, не обойти. Воздух – не надышаться; чтобы разное всегда, и одно-единственное, твое. И Покой чтобы такой был, что сядешь на берегу, на пригорочке, на солнце посмотришь, птичек послушаешь, воздух смолистый да сладкий полной грудью вдохнешь – и заплачешь. И почувствуешь, что все с тобой, неотделимо и вечно. И умереть не боишься, потому как нет ее вовсе – смерти. И здесь ты весь, и сейчас.
И первый, тот что на озере, он уже. У него все в прошлом. И второй, который ищет, он еще. В будущем. Кто прав из них? А никто. Истина – между ними, как всегда. Всего-то и нужно – позволить, разрешить себе найти и остаться. Здесь и сейчас».
И поехали мы, не запрещая себе остановиться где вздумается, дальше озера смотреть. Мотоцикл – это свобода выбора.
На Шевино нам понравилась стоянка, но само озеро – меньше. Однако, почему бы и нет – может быть. Осталось третье озеро, которое по плану намечали – Усвечье. К нему ехали через деревню Горбачево, где у случайных людей дорогу уточняли, и, как обычно это бывает, впоследствии опять с ними столкнулись. Но об этом позже.
Самый, пожалуй, необычный подъезд к озеру в нашем походе – это на Усвечье. Озеро достаточно большое, написано, что «осуществляется промышленный лов рыбы», и потому, видимо, дорога закончилась асфальтированной насыпью, врезающейся в воду метров на десять. Так странно было после стольких петляний по лесным и полевым дорогам остановить мотоцикл на асфальте, перед самым его завершением, за которым плещутся волны. Я ощущал себя, почему-то, путешественником, пересекшим материк и выехавшим к океану. Может, из-за простора, открывшегося перед глазами, может, из-за насыщенного плотного свежего ветра, дувшего с озера, а может, я просто наслаждался каждым мгновением своей жизни.
Интересное, короче, было место, но остаться там мы не захотели, решили ехать назад на Шевино.
Единственный минус на той стоянке, куда мы вернулись, была куча ломаного шифера возле сделанного длинного, и так нам понравившегося стола. Перекидывая его, Серега как в воду глядел: «Смотри, - говорит, - может змея где сидит.» И точно, сидела! Точнее, не змея, а ящерица безногая – веретеница ломкая по-научному. В народе ее называют медянкой, и считается, что она очень ядовита, хотя на самом деле абсолютно безвредна. Я, помню, в детстве еще читал о ней, и так мне хотелось ее увидеть, но никогда не попадалась. А тут – вот, пожалуйста. Красивая. Кстати, после похода стало интересно обновить знания. Открыл энциклопедию и вычитал вот что. Оказывается, есть еще и настоящая змея с научным названием медянка, тоже не ядовита. В общем, единственно ядовитая змея на территории Беларуси – это гадюка обыкновенная. Так черным по белому и написано. Честно. И вообще на том месте как-то очень много живности было: сразу, как приехали, жабу увидели, веретеница эта, обычные ящерицы, птиц двух на озере видел, черные и с хохолком, достаточно крупные, не помню только, как называются. А на следующую ночь кто-то крупный по лесу ходил – хрустнет ветка, а потом тихо. Потом опять хрустнет – и опять тихо. Я нож с пистолетом схватил, Серега топор с фонариком – и сидим, караулим. И весело, и жутко. Выскочит, думаю, кабан какой, вот потеха будет. Однако обошлось. Там похрустели, мы посидели, потом всем надоело, и мы легли спать. Но это было на следующую ночь, а этим вечером мы спокойно покушали, водочки выпили, наслаждаясь спокойствием, посидели на столе, болтая ногами, и, как обычно, уставшие и довольные, полезли в палатку.

Pokhod6.jpg

21.07.2007.
С утра Серега уехал в деревню – у него оборвался тросик сцепления, и ему нужно было его запаять. Приехал и рассказывает: «Направили меня, говорит, к Иван Ивановичу. Он в деревне на все руки мастер. Стал я его искать, и оказалось, что это тот мужик, у которого мы вчера дорогу спрашивали. Тросик запаял, договорился с ним завтра, когда поедем, топор наточить. И молока заодно у них купим». Молоко, кстати, мы ели с овсяным печеньем. Бутылку полуторалитровую покупаем в деревне, останавливаемся где-нибудь и едим. И так от этой простоты и легкости хорошо было и свободно, что ничего, кажется, от жизни и не ждешь – вот молоко, вот печенье, вот ты – а все остальное лишнее.
Фактически весь день мы ничего не делали. После обеда ездили ловить рыбу, а в целом – просто наслаждались тем, что отдыхаем. В том числе и от всех мыслей.

Pokhod7.jpg

22.07.2007.
Перед тем, как отправиться дальше, мы заехали в деревню к Иван Ивановичу наточить топор. Те простые и открытые слова, которые он сказал в ответ на предложенные за его услуги деньги, мне хорошо запомнились, и я сразу ощутил, как расширился мир на одну вселенную, просто так, ничего не ожидая от других, раз и навсегда. «Если бы мы за все брали деньги, - сказал Иван Иванович, - мы бы или сильно хорошо жили, или обмельчали бы совсем». И я почувствовал, что вот она – жизнь, в маленьком обычном домике, в обычной деревне. И тихая простота этого человека стала для меня намного ценней, чем громкие призывы к непонятной справедливости, равенству, братству… Мне захотелось плакать.
Впереди нас ожидало озеро Глубо – последняя точка нашего маршрута. Мы хотели обогнуть его и заехать со стороны России, но в близлежащей деревне сказали, что там дороги нет. Не знаю, как Серега, но я этому поверил не до конца, и потом уже, когда мы разбили лагерь, я, для собственного успокоения, поехал проверить, так ли это. В конце концов мне просто надоело петлять по разбитой глиняной дороге, и я поехал обратно (хотя было одно ответвление, которое, возможно, и могло бы вывести к озеру с другой стороны). По пути назад нашел заброшенную деревню. На дороге трава выше мотоцикла, кустарники и бурьян окружили крепкие еще дома со всех сторон. Странное ощущение вызывают у меня заброшенные места. Это и интерес, и жуть, и тайна; это что-то, связанное с отношением к процессу течения времени; осознание относительности и нейтральности бытия. Долго я там не смог, почему-то, находиться – какое-то неприятное ощущение. Вернулся к озеру.
Место красивое – на высоких крутых холмах, через которые идет дорога к озеру, растет сосновый лес. Светлый, высокий, воздушно-легкий. Чем-то он мне напомнил Синее море.
Даже такое же маленькое круглое озерцо в лесу, рядом с большим, как и там. Серега, конечно же, не упустил возможности половить там рыбу.
В общем, местом мы остались довольны, понравилось все.

Pokhod8.jpg

23.07.2007.
С утра я преодолел свою лень и отправился вместе с Серегой ловить рыбу. Клевало неплохо, мы просидели часа полтора, когда небо стало затягиваться тучами. Я забил тревогу, что очень не понравилось Сереге. По-моему, его вообще ничего не волновало в этой жизни, кроме рыбы. Я же, увидев, что обложило конкретно, с первыми каплями дождя просто стал складывать удочки и доставать якорь со своей стороны. Сереге ничего не оставалось, как, ругаясь, сделать то же самое. Приехав на берег, мы достали плащи и стали готовить еду. Дождь, на самом деле, зарядил надолго. Гороховый суп, такой неимоверно вкусный – горячий и нужный, и водка. В тот дождливый день я не знаю, что могло быть лучше. А после этого – шахматы, в палатке, никуда не спеша, как вода, которая лилась и лилась с неба. Весь день.

Pokhod9.jpg

24.07.2007.
Сегодня мы уезжали. Мы никуда не торопились. У нас в распоряжении было целое лето – в нашем распоряжении была целая жизнь. Целая жизнь, состоящая из девяти дней. Что я узнал, увидел, открыл… Что мне будет сниться, о чем я буду вспоминать…
Через четыре дня – когда умрет моя бабушка, и я вдруг осознаю себя совершенно взрослым, выросшим, вырванным из детства и ткнутым носом в реальность.
Через месяц, когда из той же реальности придет в мою жизнь новый человек – девочка Света, и снова осознаю я себя намного повзрослевшим, буду учиться принимать и себя, и ее – реальных, и в жизни моей начнется совершенно новый этап.
Через два месяца и двадцать один день, лежа на кровати в маленькой комнате на втором этаже частного дома в деревне Ботаково, в Подмосковье, совершенно одинокий, свободный и опять – невыносимо реальный и оттого счастливый.
Я дышал в тот день полной грудью, я не сожалел ни о чем, ни о чем не беспокоился и ничего не ожидал.
Мы вместе с Серегой торочили нашу поклажу на верных коней, уверенные, что они приведут нас в любое место, куда бы мы не пожелали, мы чувствовали – если веришь в свой Путь, иначе быть не может, и с полной уверенностью мы ощущали – мы Есть.
Вздыбились – и улетели!

Отлично исполнено, передаёт настроение!

Оформление ностальгическое, почему-то 70-80-ые вспоминаются.
И про озера интересно сказано. Чувствуется, человек от души писал. Хороший отчет.

Удалённый пользователь

И мне очень понравилось, здорово!