Деловое-Осмолода 29 апреля-5 мая.

urli_by
Аўтар
IMG_20170430_094840.jpg

Итак, наконец-таки у меня удалось выполнить целиком запланированный маршрут в Карпатах.
Еще на стадии планирования цели росли по мере рассматривания карты: сначала думал пройти Квасы-Осмолода, потом как-то захотелось и на Черногоре побывать, а там и можно на Мармаросы заскочить. В общем фантастическая цель была намечена и оставалось только достойно подготовиться, учитывая тот факт, что за неделю до отъезда, вершины Буковеля, где установлены веб-камеры полностью засыпало снегом.
Сутки спустя после отъезда из Минска я выгрузился на станции Рахов. Позади был переезд Минск-Львов, краткая прогулка по Львову и безумно душный и утомительный раховоз заполненный на 75% всякого рода бэкпэкерами, основная масса которых сошла в Квасах. Со мной в купе ехал Рома из Киева с которым и общались с переменным успехом до финиша. В Рахове было темно, тепло и непонятно, что делать. Идея ехать ночью в Деловое отпала сразу, поэтому вскоре был найден хостел, где базировались пьяные дорожники, под чьи пьяные разговоры я и уснул.
Утром, ни свет, ни заря прибываю в Деловое на погранзаставу где меня из-за лавинной опасности как одиночку определяют в группу к двум киевлянам. Первоначально скептически отнесшись к идее передвигаться в какой бы то ни было группе позже я обнаружил, что неспособен от этих двух оторваться, как бы я ни старался, они постоянно держались где-то рядом, иногда даже обгоняя и уходя вперед. Сказывался, конечно, перегруженный рюкзак, который в придачу начал натирать поясницу. Отдельно хотелось бы упомянуть отсутствие у них треккинговой обуви, отсутствие нормальных дождевиков, да и суммарно неполноценное снаряжение. Поначалу это не бросалось в глаза, но когда начался снег, а он в начале мая все еще лежал выше 1400 м на северных склонах, начали постепенно мокнуть ноги. У кого-то быстрее, у кого-то медленнее, но к вечеру Игорь и Вова выжимали носки, а мои Девиаторы внутри были слегка сыроватыми. Как показала практика, 10 часов ходьбы по слежавшемуся, но подтаявшему снегу способны промочить все, кроме резиновых сапог, стоит добавить сюда периодическое проваливание под снег по колено, частые хождения в облаках и регулярные дожди – вот картина которая сопровождала нас на Мармаросах. Первый ходовой день был более-менее разнообразным, так как в начале был набор высоты при подъеме на Жербан, потом заснеженный хребет и Пип Иван Мармаросский, после которого, не выполнив запланированного, остановились на ночлег в колыбе на территории Румынии пройдя всего 21 км. Сказался поздний выход, неожиданно сложные погодные условия и общая неподготовленность к ним. В голове начали бродить мысли, что 170 км за 7 дней – нереально в таких условиях. В колыбе было уютно – в окна без стекол периодически врывались облака, дождь и ветер, из щелей со свистом задувало, по жестяной крыше ночью нещадно лупил ливень и временами снились пограничники которые нас из колыбы выгоняли, но там было сухо, а в спальнике тепло.

IMG_20170430_192820.jpg

Зато второй день на Мармаросах прошел практически рутинно, так как особых перепадов высоты не наблюдалось, дорога (вдоль всей границы имеется дорога, преимущественно на северном, снежном склоне) была одинаково укрыта снегом и обсажена со всех сторон елками, короче говоря – скука смертная. Повеселее стало только после выхода на хребет, где открылся вид на румынскую гору Фаркау, стало меньше снега и закончились елки. Стали на ночевку под Стогом, не дойдя до колыб буквально 200 метров, где на следующее утро мы встретили большую группу, человек 15.
Но у нас тоже было ништяк – невдалеке протекал ручей, открывались в просветы между облаками виды на Черногору и румынские Мармаросы, на освободившихся от снега пятнах земли густо росли крокусы. За второй ходовой день пройдено 24 км, снова меньше чем запланировано, мысли о том, что если и дальше будет продолжаться в том же духе, то придется сойти с маршрута не дают спокойно спать. За второй день никакие супер технологии и промасленные кожи не спасли мои ботинки от промокания, многочасовое топтание мокрой снежной каши как мне кажется способно промочить даже резиновые сапоги, не говоря уж о кожаной обуви. Не представляю даже, каково было моим спутникам, у которых обувь промокла уже спустя полчаса пути по снегу и в придачу еще и скользила. А снега было 80% пути, причем он заколебывал настолько, что кое-где проще было навернуть лишних 500-800 метров крюка, лишь бы не по снегу.

IMG_20170501_123455.jpg

Единственное, чего не хватало моим нечаянным спутникам – так это утренней собранности. Я бы хотел выходить пораньше, но два утренних чая пропускать было нельзя, да и палатку они собирали исключительно вдвоем. Вышли только после 11, когда я успел и палатку просушить на солнце пофоткать крокусы, густо взошедшие возле пограничного столба. Обошли гору Стог и практически сразу же закончился снег и начались огромные полонины, настолько густо поросшие крокусами, что издалека отливали фиолетовым. На небе редко-редко гоняло маленькие облачка, солнце припекало – погода преподнесла чудесный подарок, после двух дней туманов и дождей.
Переход между Стогом и Пип Иваном Черногорским запомнился именно своими полонинами – на каждой из них хотелось просто стать лагерем и бегать босиком по мягкой траве, но время поджимало и оставалось только любоваться на ходу, пытаясь затоптать как можно меньше цветов. За третий день пройдено 24 км – снова меньше, чем запланировано, но суммарно пройденные 72 км внушали нехилую надежду на успешное достижение цели, да и шикарная погода добавляла энтузиазма. Черногора поразила количеством блуждающих туда-сюда людей, создавалось ощущение что нахожусь на базаре; естественно отличились Пип Иван, Говерла и Петрос. На Пип Иване было неожиданно много людей, по прошлым разам я не помню, чтобы он пользовался таким ажиотажем – вокруг обсерватории находилось кучи людей, с рюкзаками и без. Возможно, мы в прошлый раз пришли туда сильно поздно, когда все уже ушли вниз либо дальше по хребту. Оказывается, обсерватория немного отремонтирована и используется как турприют, что по цене не спрашивал, но туалета у них нет.) От Пип Ивана до Несамовитого обгоняли кучу людей, кто-то ушел на Смотрич(видимо, в Дземброню), кто на Бребенскул, после нас на стоянку пришло еще около 3-4 групп. По хребту идти было одно удовольствие – минимум снега, хорошая погода, но даже это не спасло мою последнюю надежду – непромокаемые носки Дексшелл от промокания. Сухо было где-то половину пути, уже на хребте я почувствовал, что носки все же отсырели. На озере одна компании шумно распивала алкогольные напитки, остальные, видимо, уставшие, как и мы – похавали и спать. По вечерам сил не оставалось вообще ни на что, чуть стемнело – я укладывался и спал. А еще постоянно хотелось сладкого, шоколадок каких-нибудь, сгущенки….

IMG_20170502_094616.jpg

На четвертый день у меня была запланирована ночевка на озерах Свидовца, но я понимал, что от Несамовитого даже до Квасов – далеко. Вспоминая предыдущий раз, мы это расстояние шли два дня, а мне нужно было и очень сильно хотелось прийти в Квасы уже вечером, потому что-там яблоки, пиво, сгущенка – все то, чего так не хватало в горах. В общем нужно было изрядно постараться и немного уменьшить отставание от своего плана. Так что на Говерле мы были уже в 12 дня, где я и расстался со своими попутчиками, так и не взяв у них никаких контактов, думал, что телефон кого-нибудь будет написан в прикордонном дозволе, но там только фио написанные так коряво, что я не могу распознать. Там же встретил Рому, с которым ехал в раховозе. Я рассчитывал его встретить где-то возле Пип Ивана и никак не ожидал, что он будет передвигаться настолько медленно: три с половиной дня идти с Квасов до Говерлы. Тут-то он мне и рассказал, что есть у него в группе чрезмерно медленная девушка с летним спальником(Вот почему я пошел один).
На спуске решил все же расчехлить трекинговые палки, не зря же таскаю лишние полкило и в последующем я их уже не выпускал. Пробовал идти с палками в первый день, но очень быстро устали плечи, не было сноровки, короче привязал к рюкзаку и забыл. А тут как-то приловчился и мне даже понравилось.
На перемычке, как и ожидалось, лежал снег, который закончился только у самого подножья Петроса, но места там настолько живописные, что шлось с радостью и удовольствием. Если бы на Мармаросах было бы безоблачно, наверное тоже ничего так по заснеженной дороге шлось бы, но не сложилось. В прошлый раз на Петрос мы не подымались – поленились, в этот раз я решил не пренебрегать такой возможностью и все же взойти на него, тем более, что траверс там довольно большой крюк делает, да и 100% по снегу. И ни капли не пожалел. Подъем там конечно крут, наверное, самый крутой подъем который мне довелось преодолевать, но панорама, открывающаяся одновременно и на Черногору и на Мармаросы и на Свидовец того стоила. Встретил по дороге группу не особо одаренных людей налегке, которые катались на попе со склона, который заканчивался парами кустами можжевельника и камнями, как они там не поубивались – ума не приложу. Чем выше подымался, тем больше мне Петрос напоминал огромную кучу грязи, везде грязь, везде мокро, дорога с Петроса тоже была грязючая, хорошо хоть нашел в кустах можжевельника удобную тропку немного со снегом, но зато без говен. А потом дорога такая хлоп – и на северный склон, где еще десяток км по снегу. А я еще утром такой планирую: значится до Квасов 20 км, после Говерлы останется 16, можно дойти спокойненько, не заморачиваясь, однако обилие грязи, снега и итоговые 29 км за день я доходил уже чисто на энтузиазме, ведь знал же, что там меня ждет пиво как минимум.
Квасы оказались довольно гостеприимными. Сразу же за железкой находится источник минералки, возле него построили уютную пиццерию и где-то там же варят крафтовое пиво Цыпа.

IMG_20170504_072041.jpg

С утра съездил в Рахов, накупил всякого молока, изюма, яблок, бананов, сникерсов в дорогу и уже около 9 весело топтал в гору, развесив по всему рюкзаку ботинки-носки для просушки. Еще в первый солнечный день я умудрился немного подгореть, сейчас приходилось все время прятать обгоревшие части тела от солнца. Погода была первые полдня просто чудесная, особенно на Свидовце, где огромные луга напоминают заставку одной известной операционной системы. Однако уже на Близнице я увидел первые тучи, которые пока что шли мимо, но уже к подходу к Драгобрату они подступили ко мне вплотную и временами накрапывал дождь, временами затягивало в тучу где громыхало, а то и укутывало плотным туманом с нулевой видимостью.
Ну а на подходе к вершине Трояски вся эта муть поднялась повыше и из нее как ливануло вперемешку с градом, что я резко пожалел, что держу штормовые штаны где-то в рюкзаке. Поливало так, что снять рюкзак и достать штаны было просто нереально не намочив все остальное, поэтому я решил пожертвовать сухими штанами. Все, что я усиленно сушил, тут же опять намокло и даже мой китайский дождевик не понемногу отсыревал меня изнутри.
На вершине немного потерял ориентацию в пространстве и пошел немного не в ту сторону, сильно сбросив высоту. Хорошо хоть не пришлось снова подыматься, нашел тропу на траверс, но она была, как и ожидалось, под снегом. На подходе к татаруке еще и стланик добавился, спуск был в заснеженном еловом лесу (тоже ничего хорошего), а финишем стала болотистая дорога в лесу. И просто не передать моей радости, когда я вышел на полонину Околе и увидел двухэтажный дом с дымком, подымающимся из трубы.
А в домике уже готовили чай альпинисты из Киева, пели песни и рассказывали истории. Чудесный вечер, после адски тяжелого дня. 32 км.

IMG_20170504_201134.jpg

Из шестого дня запомнилось мало: периодические дожди, вершина Браткивска, Гропа, траверс Дурни, опять снег, все мокрое, после Гропы – сплошные леса. Облачно с прояснениями. В лесу постоянные окопы, изредка – полонинки. Иногда встречаются люди. Планировал дойти до Рущины, но увидев какая чудесная стоянка будет под елками в окопах на Перенизи, резко перехотелось идти дальше. Даже не поленился и развел маленький костерок впервые за всю дорогу. Пройдено за день 30 км. До Осмолоды, конечной точки, еще 32 км.
Предстоящий путь вызывал только позитивные чувства, так как я бывал уже в тех местах дважды, в прошлом и позапрошлом годах и более-менее представлял, что меня может ждать.
По крайней мере я так думал.

IMG_20170505_140403.jpg

Рущина – дождь, пару лагерей начинают просыпаться и разводить костры. Сивуля –ветрено и гоняет тучи, на склонах, где люди не ходят медленно ползут альпинисты. А потом начался Стланик+снег, причем я все шел и недоумевал, почему его так много и сколько можно ходить на этой Сивуле, когда наконец я приду на Боревку и все такое.
При всех раскладах, как я полагал, хуже, чем в прошлом году, быть не может(тогда в середине мая выпало 15 см снега и стланик под его тяжестью опустился и закрыл тропы, а я вынужден был пробираться в этом бело-зеленом месиве в обычных хб штанах а еще у меня был только летний спальник который на +10)
Зато после Игровца Горганы оторвались на мне по полной – уже прошел все укрепления и окопы и погрузился с головой в зеленое месиво как снова ввалил ливень и я понял, как выглядит гуцульский ад – это когда ты идешь по снегу, стараясь не провалиться, со всех сторон тебя окружают зеленые, пахучие, гибкие ветви смереки, несущие на себе тонны воды, а сверху поливает дождь. А я еще на Боревке раздумывал, идти ли мне на Игровец, может ну его, был же уже не раз, причем два раза погода была мягко говоря, не очень. Ну и в третий раз он меня не пощадил.
В итоге в Осмолоду я пришел без задних ног, но выполнив свой план и достигнув цели, в которую в феврале было сложно просто поверить. 7 дней и 193 км.