МИНСКАЯ ВОЗВЫШЕННОСТЬ. Вело, июнь 2016.

Сroco67
Аўтар

Зять приехал в седьмом часу вечера. Отправили с ним Игоря, остались с Серегой вдвоем. Решили никуда сегодня не ехать, заночевать на этом озере. Как показали события завтрашнего дня, это было истинно мудрое решение.
Нашли очень красивую, укромную полянку в 200 м от озера, всю благоухающую от чабреца. Стали под дубом, рядом красивые осины.

Сегодня у нас будет душистый чай с чабрецом. Но сначала — пиво (из Комаровки, черт ее дери). Как говорил славный Бегемот, «только глоток бензина может спасти смертельно раненого кота».

Готовим на газу. Сколько же еще можно возить эти баллоны? Да и полянку жалко портить кострищем.

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ. Дали кругаля. Вынужденное упрощение. Исток Вилии.

22 чэрвеня. Стайкі—Камянская Слабада—Фільянава—Камяна—М3(Плешчаніцы)—Жардзяжжа—Верацяі—Кромавічы—Шылёнцы—Вялікае Поле 65 км.

Утром обнаружил, что от расстройства случайно затер на навигаторе пройденный трек вчерашнего дня. Ладно, день малоинтересный, маршрут восстановлю по памяти, а вот потерянных данных альтиметра жалко…

Разбудил нас треск мотоцикла на лежащей рядом дороге в лес. Через час-полтора и мы двинулись по ней. Замысел был пройти по самому водоразделу, а он здесь проходит по глухим лесам и частично заброшенным деревенькам Ячное, Пунище, Малиновка, Коргово, Становище, Рубеж, Горавец, Васильковка. Можно ехать по асфальту шоссе М3, оно идет невдалеке параллельно, но это не интересно.

Дорога так себе. И с каждой сотней метров все хуже. Очевидно, дорогой пользуются мало и в основном со стороны Камено — по грибы, ягоды, за дровами… Но нас ведет свежий след мотоцикла. Проехал он — проедем и мы.

Вот и развилка. Налево — в Ячное, куда нам надо. Но дорога совсем «никакая», — заброшена давно и всерьез. Двигаться по такой можно только пешком и налегке. А мотоциклетный след ведет по правой дороге, которая получше и направлена на Городец, откуда можно проехать на Пунище. Вот осталось 2 км до Городца, но дорога забирает вправо. Может потом будет поворот налево? Но «счетчик тикает», а поворота все нет. И дорога исчезает. И след мотоцикла куда-то пропал. А мы уже столько проделали обносов бурелома, что возвращаться не намерены. Следующая цель — Каменская Слобода. Она уже недалеко, около километра. Мы в буреломном еловом лесу. Жарко, безветренно, и все окрестные мухи и комары — наши. Они не столько кусают, сколько надоедают.
Продолжаем ломиться на Каменскую Слободу. По маршруту она уже совсем нам не подходит, но не до жиру — выбраться бы на дорогу. А буря здесь когда-то погуляла на славу: каждое четвертое дерево повалено. Двигаемся челночными перебросками: сто-двести метров несем рюкзаки, потом возвращаемся за велосипедами. И так по многу раз. Вокруг не ступала нога человека — россыпи лисичек, подберезовики. Но нам не до них. И не до фотоаппарата, а жалко (теперь).

Вообще-то, природа устроена мудро. Такой вот бурелом производит селекцию слабых деревьев, дает шанс, расчищает жизненное пространство для более здоровых, генетически перспективных. Затем они без помех могут вырасти в огромные элитные деревья-патриархи, дать здоровое потомство. А поваленные постепенно разлагаются, удобряя выстоявших.

Этот километр мы преодолевали больше часа. Карабкались по заваленной стволами тропе. Наконец, появились признаки разумной человеческой деятельности: следы бензопилы, убранные с тропинки бревна. Можно грузить велосипед и ехать! Дорога за это время еще больше забрала вправо, и через лесосеку мы, наконец, выбрались на гравийку возле Новоганцевичской Рудни.
Что теперь делать? Можно через цепочку лесных деревушек попытаться возвратиться на маршрут. А какие там будут дороги? Мы и так уже убили массу времени и растратили все силы. И вчера уже продлили сроки похода. Больше нельзя, не у одного Игоря есть планы и обязательства в городе. Решаем ехать на шоссе и сделать по нему бросок к верховьям Вилии.

Речка Черница у Новоганцевичской Рудни.

Долина Черницы, за ней Фильяново.

Опять въезжаем в Камено, но теперь с другой стороны. В интернете ничего не нашел про эту церковь, а, судя по конструкции, — не новодел.

А впереди — Место Большого Взрыва и Комаровка. Проезжая их, крещусь, плюю через плечо, бью в бубен. А в Комаровке, бешено крутя педали мимо магазина, еще и пригибаюсь. Не дай Бог, она выйдет…

И вот, мы на М3. Ехать по ней скучно, шумно, но быстро. Участок шоссе старый, узкий. Иногда невольно шарахаешься на обочину, когда возле тебя на скорости под 100 разъезжаются встречные фуры.

Возле Амнишево останавливаемся у магазина. Сереге-то все нипочем, а мне что делать? Зайти или поостеречься? Украдкой заглядываю. Продавщица старая, некрасивая и злая. Вроде, не опасно. Рискую провести эксперимент: покупаю мороженое. Мне хамят что-то насчет сдачи. Терплю и жду, что будет. А ничего не было. Эксперимент удался.

Наконец, поворот на Веретеи, на гравийку. Надоело уже шумное шоссе, однообразная пилежка. Едем вдоль речки Каменицы через Чупры, Толщи. За Толщами дорога кончается. Встреченная старушка сообщает, что дорога есть, но придется помучиться.

Дорога вскорости попадает на поле и там пропадает. Производим пешую разведку и находим остатки дороги в лесу неподалеку. Опять обносы завалов, но мы теперь в этом деле — профессионалы!

И вот за полем, наконец, хаты Кромовичей. Здесь протекает совсем еще маленькая Вилия. Пойма заболочена, снимаю с моста в обе стороны.

Рядом журчит ручеек, впадает в речку. Прохожу по нему метров 10, и за забором крайней усадьбы обнаруживаю криницу. Еще один бонус в нашу копилку.

Едем к истоку Вилии. Он где-то недалеко, у деревни Великое Поле. В Шиленцах опять по мостику пересекаем Вилию. Здесь течение уже не наблюдается.

И вот наша цель на сегодня. По непроверенным сведениям, в истоке Вилии имеется родник. Надо разыскать его и там заночевать.

Знаменитая наша Вилия вытекает из этого болота. Русло прослеживается, а течение — нет. Может быть, из-за обильной ряски на поверхности. Пробовали найти родник. Вообще-то, местность неподходящая: почти плоская. Из-под земли-то вода сочиться будет, но медленно, образуя болото. Но чтобы получился явный ключик — маловероятно.
Походили с Сергеем в разные стороны. Я обследовал болото возле деревни, Серега в сапогах прошел еще с полкилометра выше, на восток. Пришел, сказал, что родников не видел, только мостик-кладочку через болото в одном месте.

Год спустя мне довелось прочесть отрывок из монографии графа Константина Тышкевича «Вилия и ее берега», вышедшей в Дрездене в 1871 г., напечатанный в белорусском переводе журналом «Дзеяслоў» (№1 (86), 2017г.). К.Тышкевич, как известно, в 1856 г. предпринял экспедицию для изучения Вилии на всем ее протяжении. Вот, что он пишет про исток реки:

«…среди слегка возвышенного, но не гористого места, находится довольно широкая, поросшая сосной и карликовой березой низина, перерезанная поперек маленькой греблей… для взаимного хозяйственного сообщения между деревнями. От этой гребли дальше на запад тянется болото, имеющее площадь не более полутора литовского морга. Возле западного берега этого болота находится прудок площадью около трех квадратных саженей. Из него в направлении с востока на запад сочится еле заметная струйка — она и является началом этой красивой реки… Струя эта через несколько шагов от своего истока, наверное, должна протекать через какие-то спрятанные криницы, т.к. дальше видно, что он уже усилен новой водою, и внезапно превращается в речку, которая, правда течет еще среди болота, но уже имеет русло шириной в локоть.»

Наблюдение сделано в мае 1856 года. Еще весеннее половодье отошло не полностью, да и леса были погуще. Повальной мелиорации, как в ХХ веке, еще не было. Но выраженного родника Тышкевич не нашёл, хотя исток реки — безусловно. Что касается гребли для сообщения между какими-то деревнями — неверное он имел в виду Жамойск и Шклянцы, т.к. из дальнейшего авторского текста становится ясно, что описанный исток находится восточнее д. Великое Поле. Что, собственно, наблюдали и мы.

Ставим палатки рядом с болотом, на северной окраине деревни. Воду брать из болота не рискнули, — Сережа принес два котелка из деревенского колодца. Последний наш бивак, завтра конец похода. Отмечаем это событие коробочкой сухого вина и солеными грибочками. Несмотря на мытарства в буреломах, мы все же прихватили с собой несколько самых красивых. Теперь вот отварили их в соленой воде, охладили, и наслаждаемся. Непревзойденная закуска! Только вот близость болота несколько отравляет жизнь: налетела оттуда мошка. Мелкая, белесая. Лезет в лицо, садится и ползет. Раздражает жутко. Поэтому сидели недолго, разбежались по палаткам. Да и поздно уже.

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ. Спуск с гряды. Исток Березины. Счастливое возвращение.

23 чэрвеня. Шылёнцы—Шклянцы—Вітунічы—Нябышына—Дабрунь—Р3—Докшыцы—Параф’янава 44 км.

Шиленцы-шклянцы, шклянцы-шилёнцы! Это у нас появилось такое новое присловье, вроде популярного «блин», после того, как мы этой дорогой прошли. В Шиленцах, правда, дед на завалинке нас предупредил, что дорога плохая: пески. Вот песков-то как раз и не было. Зато был полный набор всех остальных прелестей. На буреломинг, крапивинг и бездорожинг я жаловаться не буду — ко всему этому мы были уже хорошо подготовлены. Но добавился еще болотинг и тёркотрясинг. Да, пришлось протопать метров сто по щиколотку в воде — это был «залив» того самого болота, откуда вытекает Вилия. Но на поверхности дороги еще зачем-то сделали насечки под углом в 20о с шагом в 20 см, и она стала похожа на большую терку. Дорога эта сквозного проезда не имеет, а со стороны Шиленцев оборудована всякими охотничьими штучками. Какими-то засадами, деревянными шитками, табличками, да вот еще и дорогу насекли. Зачем им это надо? Зверье дезориентировать? Пока зайчик будет стоять на такой дороге и чесать репу, его можно не спеша застрелить?
Правда, и охотники тут были, похоже, еще при царе Горохе — заросла дорога до невозможности. Из зверья встретили лисицу. Она фыркнула, дернула хвостом и ушла.

Это та же дорога.

После этой ломаной сосны пришлось выйти на поле, и там обнаружилась колея, приведшая нас в Шклянцы.

…Еще ночью я подвергся нападению. Лежу себе, крепко сплю, никого не трогаю, вдруг — трах-тарарах! — рядом с моей головой обрушивается палатка. Хватаю топор и выскакиваю, готовый дорого продать свою жизнь. Полная тишина, роса, звезды сияют, туман над болотом, а на моей палатке лежит сережин велосипед. Это он озверел и напал на меня. Тент и антимоскитка насквозь пробиты грипсой руля. В 10 сантиметрах от моей подушки. Вечером мы слишком близко к палатке поставили наши велосипеды и плохо их закрепили. А с чего это он зашевелился в такую тихую ночь — это вы его спросите.
Еще из утренних событий запомнилось, как нам удалось приготовить чай, кашу, умыться и почистить зубы, вымыть посуду, да еще и вылить за ненадобностью полкотла воды. И это из тех двух котлов, что Сережа вчера принес из деревни. С учетом того, что часть этой воды мы вчера использовали на ужин. Учитесь, студенты!.. \m/

После Шклянцев начался асфальт, который не прекращался уже до конца похода. Где-то здесь конец Минской возвышенности. Последняя горка, высота 224, лежит севернее Заборья, рядом с шоссе. Посмотрели мы на нее с дороги: пологая горка в густом лесу — и не стали туда ломиться. Достаточно, что рядом проехали. На снимке она вдали, слева от шоссе.

Ну, а потом, как и положено, — приятный долгий спуск к речке Поне. Будем считать, что Минскую возвышенность мы прошли. Правда потом, к Докшицам, будет как бы ее продолжение, но Поня ее пересекает, и абсолютные высоты здесь не превышают 180 м н.у.м., как и в Рубежевичах.

Эта Поня — пожалуй, единственный для нас шанс сесть в поезд относительно чистыми. Поэтому, несмотря на не самую живописную местность, залезаем под мост и устраиваем себе баню, совмещенную с экспресс-стиркой одежды. На теплой крышке бетонного колодца она неплохо сохнет, а что не высохнет — досохнет на нас.

Под железобетонной плитой моста образовались настоящие известняковые сталактиты. Еще тут живут и успешно размножаются ласточки.

Проезжали мемориал Шуневка.

Тема последней войны, конечно, эксплуатируется политиками бессовестно. Полностью при этом замалчиваются прежние войны, особенно, ВКЛ с восточным соседом, из которых многие были не менее кровавыми и гадкими. Ладно, история, хочется надеяться, когда-нибудь все поставит на свои места...
... Но и такое забывать нельзя.

На подъезде к Докшицам.

В центре Докшиц, на территории Покровской церкви, имеется, вроде бы, родник. Настоящий это родник, или бювет, питаемый городским водопроводом, выяснить не удалось, т.к. калитка на территорию храма была заперта. Но сквозь забор можно было разглядеть, что «родник» выполнен в виде типовой водоразборной колонки и навеса над ней.

В Докшицах протекает Березина (днепровская), более того, она здесь начинается. В истоке устроено водохранилище. Мы с Сергеем с удовольствием посидели на берегу на удобной скамеечке в тенистом сквере, а потом проехали по дамбе.

Исток Березины официально объявлен здесь, в городе. На самом деле он немного западнее, за городом, но летом пересыхает, так что сейчас можно считать, что он здесь.

Расход Березины в истоке можно оценить по сливам на плотине.

Выходим на финишную прямую — дорогу на станцию Парафьяново, которая как раз пересекает Березину в истоке. Вот на этом поле, в низине имеется небольшой заболоченный участок, из которого в разные стороны текут Березина и Глязда. Но сейчас в русле было сухо.

Парафьяново. Крупный поселок и станция. Покупаем сквозные билеты в Минск с пересадкой в Молодечно. У нас еще два часа.

Чистая и уютная станция. В скверике под липами не спеша чистим велосипеды, в магазинчике рядом покупаем продукты в дорогу. Наблюдаем за маневрами станционных рабочих.

Желающих уехать немного.

В Молодечно между прибытием нашего дизеля и отправлением минской электрички всего 10 минут. Но дизель останавливается рядом с электричкой, двери в двери. Так что нам остается лишь перекинуть багаж через перрон.
Электричка проезжает Дубравы, Вязынку, Анусино. Места, где совсем недавно шуршали наши шины. Припав к окну, с ностальгией вспоминаем…

В Минске еще светло. Но у Сергея в привокзальных кустах припрятана машина, так что приходится наслаждаться подзабытыми видами вечернего Проспекта из ее окон.

ИТОГИ

  1. Маршрут получился исключительно насыщенным и разнообразным в отношении тех объектов, которые довелось увидеть. Встречались интересные люди, чаще — хорошие.

  2. Побывали на главных вершинах Минской возвышенности. Надо отметить, что самые высокие не всегда самые интересные. По мне, так самые привлекательные — Лысая гора и выс.315 в Хатынском лесу.

  3. Разыскали и уточнили координаты и состояние 13 родников. Более строго и упорядоченно информация о них будет представлена на соответствующей ветке Форума.

  4. В южной части маршрута сравнительно мало лесов. Очень помогала газовая плитка.

  5. В северной части маршрута, наоборот, большие и достаточно дикие леса. Имеются проблемы с буреломом и заброшенными дорогами.

  6. Как и ожидалось, был некоторый дефицит воды. И если питьевую всегда можно было купить или набрать в роднике, то искупаться перед сном получалось не всегда.

  7. Продукты питания без проблем можно было купить в придорожных магазинах. Но. Соблюдайте технику безопасности при контактах с продавщицами сельмагов! Особенно с симпатичными. =8O

  8. Люди! Проверяйте перед походом состояние шин! Ставьте новые покрышки или возите на шеях «запаски»!

  9. Скажу (ибо знаю, с чем сравниваю), что поход по центральной Беларуси ни технически, ни в краеведческом отношении не уступает любому походу по другим регионам нашей Восточно-европейской равнины.

  10. Как много встречается безграмотных надписей, выполненных в камне, в металле -- на века. Как с этим жить? Это разрушает нашу культуру, пусть белорусскую, пусть русскую. Дико... Как это остановить? Есть ли люди, понимающие разницу?

  11. Не доживу я до того светлого дня, когда между Акопами и Карпиловкой восстановят Аллею Ш, а рядом поставят скромную мемориальную табличку с нашими именами…

Спасибо за прекрасный отчет! Очень точные описания мест, а фотографии - как всегда супер!

N.B. Как моя Вилия, так и ваш отчет завершаются снимком с котейкой. К чему это?

спасибо, очень здорово. а я-то балбес думал, что вилия вытекает из моих деревенских мест, мурованковско-антоновских болот))))) а то оказывается илия, которая потом вливается в вилию)