Cherish
Автор

Межсезонье прошло весьма стремительно. Вроде только недавно отгонял на Чемпионате РБ, который проходил в Гродно в октябре, как на горизонте замаячила первая гонка сезона 2016 – гонка в лесопарке Медвежино в Минске. Не то, чтобы это событие застало меня врасплох, но толком вкатиться к началу сезона не удалось. Отчасти из-за сумбурной белорусской погоды, которая «радовала» нас в основном дождями, мокрым снегом и сильными ветрами, со всеми вытекающими последствия. Без сомнений, мой верный карбоновый конь Rizer Blade успел изрядно соскучиться по бескрайним просторам белорусских полей, по ровному асфальту минской велодорожки, а так же по стремительным спускам и головокружительным апхилам небезызвестной «Трассы 62». Зимой было только 2 выезда по снегу. Не ради тренировки, а просто ради удовольствия, хоть и весьма сомнительного ввиду грязных тротуаров, любовно сдобренных песком и солью бдительными «менеджерами по уборке» тротуаров и дорог белорусской столицы.

В отличие от прошлого года, когда тренировочные планы к той или иной гонке рушились буквально за неделю-полторы до старта из-за всевозможных причин, не всегда зависящих от моего волеизъявления, к первой гонке нынешнего сезона готовился почти осознанно. Поэтому вторым местом был немного раздосадован, хотя объективно осознавал, что Бесага будет в хорошей форме, особенно на такой трассе, как «Медвежино».

Попробовать себя можно было за неделю до этой гонки, а именно на трассе «Зорька» в Лиде. Но анонс был сделан достаточно поздно для меня, чтобы поменять планы, поэтому в славный город Лида решил не ехать. Данная гонка посеяла во мне некоторую толику паники относительно физической формы некоторых ребят, которые будут составлять конкуренцию в сезоне. По большей части это касается Лени Шумелева, который с большим отрывом выиграл гонку в Лиде.

Так же спокойствия не прибавилось после предварительной регистрации Димы Прокопчика, который стабильно сильно едет подобного рода гонки (а-ля Медвежино), особенно в начале сезона. Но, как выяснилось уже в день гонки, Дима забыл свои велотуфли дома, решил за ними не возвращаться, а просто вернулся домой (по крайней мере, я слышал такую версию). Немного обидно, конечно.

Думая над тем, с кем еще предстоит бодаться за первую тумбочку в сезоне, рассматривал Колю Воронкова, который, к слову, заставил немного понервничать в первые секунды после «выстрела стартового пистолета», когда он резво вышел на первую позицию в голове пелотона (но об этом позже); Лешу Комарова, который, по слухам, довольно активно начал тренироваться в этом году; Володю Богуша, на счет которого не было даже хоть каких-либо предположений о степени готовности к гоночному сезону; Диму Чучву, который точно тренировался, (да еще как!) – прошел предсезонные сборы где-то в горах далекого теплого Кипра.

С соперниками вроде разобрались. Осталось проверить мои гипотезы и догадки на деле. Накануне гонки Володя Богуш написал, что участвовать не будет. Причин не уточнял. Митрофан в субботу вечером решил «побаловать» себя несколькими кругами (я насчитал как минимум 4 во время того, как мы делали разметку) по трассе в Медвежино. Весьма оригинальный способ ушатать себя за 18 часов до старта.

Т.к. помогал с разметкой трассы в субботу, то в воскресенье решил рано не приезжать, а подрулить часам к 12, а то и позже (старт был намечен на 13.30). Но ранний звонок от моего бородатого друга из славного города Жабинграда (в официальных документах – Жабинка) не дал насладиться еще двумя часами сладкого беззаботного сна. Звонил с просьбой одолжить велотуфли, т.к. один из его попутчиков (Юра) благополучно забыл свои дома. Хорошо, что буквально вчера я приобрел себе другие, следовательно, у меня в запасе были лишние, которые не жалко дать поносить попавшему в неприятность товарищу по велоспорту. Спать уже не хотелось, а посему решил встать с постели, умыться/позавтракать, и начать приготовления к гонке. Перекинул шипы на новые туфли, попытался настроить задний переключатель, который предательски начал капризничать за день до старта, хотя до этого Blade служил верой и правдой, как говорится. Подозреваю, что все дело во влаге и грязи, попавшей в рубашки, от недавних тренировок под дождем. Как ни крутил, как ни изгалялся, а точного переключения добиться так и не смог (а снимать тросик и чистить рубашки ну очень уж не хотелось). Решив, что настрою на месте, злобно плюнул и пошел варить макароны, дабы заправиться ценнейшими углеводами. Все это утро было каким-то странным, ужасно нервничал и мандражировал, будто собирался участвовать в чемпионате мира. Даже макароны пришлось впихивать в себя с большим усилием.

С горем пополам собрался и с соседом Пашей поехали на стартовую поляну. Погода явно шла в разрез с тем, что предавали всевозможные гидрометцентры – было довольно-таки тепло и безветренно. Базовый лагерь, встреча старый знакомых, разговоры «о том о сем», небольшая помощь организаторам, регистрация, разминка, стартовое построение. Все как обычно, в общем.
К слову, по пути удалось-таки отстроить заднюю перекидку Rizer’a, чему я был несказанно рад. Главное, чтобы не произошло неожиданностей во время гонки.


В первую линию поставили участников, которые по итогам прошлогоднего рейтинга вошли в 10-ку сильнейших. И без такой формальности я бы стал в первую линию, но зато такое нововведение исключало попадание в первые ряды случайных новичков, которые могли бы помешать как себе, так и другим участникам. «В любые 30 секунд будет дан старт!» – слышится голос Андрея. Пульс от волнения неумолимо ползет вверх, стараюсь не зазеваться со стартом.


«Старт!» услышал четко и вовремя, а вот встегнуться сходу не получилось. Но эта заминка не помешала вырваться вперед. Однако почти сразу же слева меня обходит Коля и становится первым колесом. Я и не против, собственно говоря. Но Коля почему-то сбавил обороты и я почти в прямом смысле слова воткнулся в него. И это перед первым затяжным тягунком. Не хватало еще устроить пробку на этом месте. С укоризненным взглядом «Какого хера, Коля?» обхожу его слева и, возглавляя пелотон, карабкаюсь вверх. Назад не оглядываюсь, ибо особой нужды нет – еще только самое начало и вряд ли удалось от кого-то уехать. Но на середине круга слышу сзади Мишин голос: «Ну что, соскучились без меня?» Смотрю назад и понимаю, что мы едем втроем – я, Леня и Миша. Коля где-то отвалился. Ну, хорошо, так даже лучше.

Первые два круга ехал впереди, т.к. хотелось держать свой темп. Никто из ребят не был против. На третьем круге вперед вышел Леня, который честно признался, что не при ноге на данный момент, и что покатает нас на колесе до круга 5-го, а там, мол, разбирайтесь сами между собой. Почти так и случилось. В каком-то из подъемов в конце 4-го круга перед Леней замешкался круговой, и на первую позицию вышел Миша.


Сидя у него на колесе, все гадал, когда он уедет в отрыв. Что Миша будет уезжать сомнений не было. Так оно и произошло на 5-ом кругу, в отличие от моих предположений (я думал, что это случится на последнем, 6-ом круге). Атаку в подъем я со своей второй позиции видел четко и ясно, попробовал усидеть на колесе, но ноги налились свинцом так, что даже из седла надолго встать не получилось. В итоге пришлось смотреть на стремительно удаляющуюся фигуру Бесаги. Оглянулся назад в надежде, что Леня составит мне компанию в погоне за роботом Мишей. Но Леня отвалился еще в середине подъема. В итоге догонять пришлось одному. Но сил на это не было, начиная от слова совсем. Да еще на следующем тягунке не получилось сбросить передачу спереди на малую звезду (видимо в спешке и из-за волнения не попал толком на рычаг манетки), поэтому пришлось выкручивать дикий кардан, от чего улетучивались те крохи энергии, что еще теплилась в моих и без того уставших ногах.


В начале в пределах видимости еще наблюдал Беса, но с середины 6-го круга бросил попытки его добрать. Так и докатил последний круг, периодически посматривая назад – вдруг кто включил закись азота и сумел добрать меня. Но никого, кроме круговых, позади меня не было, поэтому финишировал на вполне заслуженном втором месте.


Начало сезона получилось весьма интересным. Хоть и не удалось забраться на верхнюю ступеньку пьедестала. Не совсем остался доволен своей формой, надеялся, что будет легче, но все еще впереди.