Сказ о походе дальнем в земли басурманские, что Турцией зовутся. Осторожно нынче тут большие фото.

Medden
Аўтар

Собрались как то пару добрых молодцов Денисов за кружкой доброго старого эля и решили прокатиться по Европе, себя показать да других посмотреть. Долго думали и планировали. Но когда час подошел оказалось, что в закромах у добрых молодцев мsши повесились, да и злые духи из соседнего королевства польского надули добрых молодцев с приглашениями. Собрались тогда снова молодцы раскупорили бутылочку доброго эля и давай думу думать куда это то им съездить подальше, дабы и деньжат не растратить да и мир посмотреть. Думали, думали и решили махнуть к басурманам, тем что турками зовутся, что греков когда-то из Царграда выгнали. Да и други ихние бывали в том краю, и не раз подвигами и приключениями хвалились. Только пока думу думали наши молодцы эль и время совсем закончились. Только успели они план походу своего набросать, билеты купить, походные сумы-рюкзаки собрать, да верных коней снарядить. Да еще успели шайтан коробку заколдовать, ЖоПС называется.
Едва успели наши молодцы на поезд, особо отличился тот Денис, что на оранжевом коне по кличке Трек, он рюкзак на подъезде к вокзалу потерял и пер на горбу вместе с верным конем, бегом. Боялся на поезд опоздать. Проводить Денисов собрались добрые девицы и Иванушки «дурачки». К чести их хоть они и Иванушки но друзья отменные.

Загрустили Денисы, снова стали думу думать. Поняли они и осознали, что так походы в дальние страны не делаются, и что надо было не эль дуть, а планы строить карты смотреть и вообще поход планировать. А в планах было только добраться до краев теплых на поезде. Да нанести визит казакам местным, что в станице Темрюк живут. А дальше уже ехать, куда глаза глядят, но в сторону страны басурманской.
Залили свою думу тяжелую пивом из славного града Чернигов, да спать улеглись, Утро вечера мудренее.


Проснулись, за окном степи широкие, гуляй воля. К славному городу Краснодару подъезжают. Собрались они, вылезли с поезда, собрали коней, да давай по граду колесить в сторону станицы нужной заворачивать, а кругом красота тепло птички поют. Цветы и сады цветут, в общем жизнь бьет.
Соблазны кругом.

Но недолго ехали наши молодцы, на пути к Темряку остановилась повозка и вышла от туда прекрасна девица Аня. Обрадовались молодцы, особо Денис который на черном коне был. Он давно девицу знал, грыз с ней твердый гранит науки, когда в университете учился. Обрадовалась девица, не чаяла уже увидеть добрых молодцев. Запихнула коней и молодцев к себе в повозку, не дала им более себя и коней мучить.
Привезла Аня молодцев к казакам. Родне своей. И обрадовались казаки гостям из далеких земель, кабана давай жарить, баню топить.

Погреб открыли. А там. Поняли молодцы, что попали. Но хозяев обижать нельзя, и пошел пир горой. Казаки, знай себе подливают, да подкладывают.

А молодцы и не против, как знали они, что в земле басурманской заветную бутылочку пива не всегда найти можно. В общем хорошие люди казаки , спасибо им. Накормили, напоили, земли свои показали.

Даже на повозке Аня их к морю отвезла. А молодцам только это надо было, дорвались до моря.


Только на третий день, когда погреб опустел, отпустили молодцев в дорогу дальнюю казаки. Распрощались тогда молодцы с девицей Аней и семьей ее замечательной, обещали еще заезжать, часом прослезились, уж очень хорошо встретили и обхаживали их. Но путь зовет, и время идет, надо в дорогу собираться.
Выехали, кое как молодцы и направились куда глаза глядят. А глаза увидели гору, что со станицей рядом стоит. Начали у местных расспрашивать а да узнавать.
А станица та Темрюк оказывается у подножья вулкана стоит. И вулкан тот не потух во времена незапамятные, а спит сном тихим. Главный кратер его под озерцом спрятался и невинно так выглядит.
А на самом вулкане экспозиция стоит, посвященная богатырям земли Русской, что ляхов побили.
как не сменить коня своего, на коня богатырского.

Посмотрели молодцы экспозицию, богатырей уважили, и поехали дальше.
А дальше дело у них не заладилось. По плану ихнему до Сочи нужно добраться было, а там к купца попроситься, чтоб на корабль взяли и до земли басурманской довезли. Но карты с собой то не было, а в шайтан коробке тока Турецкая земля наколдована. В общем подумали, вспомнили карту Краснодарского края и подперлись в град курортный Анапа.

Рассчитывая от туда по железной дороге вдоль берега морского проехать. А дорога в тот день выдалась трудна, мало того солнце спряталось так и ветер встречный подул. В общем. тяжко им пришлось, пока добрались до Анапы совсем из сил их кони выбились. А молодцам то, что.
В Анапе же сказали им, что электрички от туда не ходят, а только поезда до Краснодара, а электрички ходят только от станции Туннельная, что в тридцати верстах от тудава. Сказали и замолчали, и больше ни слова не проронили.
Почесали репы наши молодцы, подстегнули коней и поскакали на станцию Туннельную. А карту, карту не купили, зачем им карта они ж молодцы.
По дороге заночевали они в леске, что у дороги рос. А там трава шелковистая по пояс, лез зеленый, соловушка заливается. Дома то оставили они редкую травку и почки на деревьях распускающиеся, вот и радовались.
А с утра начались горки им встречаться и коней приходилось в верх подгонять.

А кони то не привычны к градиентам то. Привыкли по родной сковородке скакать. Осерчали молодцы, на коней, подстегнули. Так и добрались до Туннельного. А там тоже, оказывается электрички до Сочи не ходят, а только до Краснодара и Новороссийска. Совсем отчаялись молодцы. Купцы со своим паромом то ждать не будут. Когда захотят в море уйдут. Купили таки карту, и убедились, что нет прямого железнодорожного пути по берегу моря, а есть три железных дороги и сходятся они только у Краснодара.
Но недолго отчаивались они. Купцам позвонили, выяснили, что вроде успевают. Дождались электрички и до Новороссийска подъехали.

А дальше до Туапсе на автобусе.
Кругом красота, с одной стороны горы а с другой волны о берег бьются. Только в некоторых местах нехорошие люди горы попортили, т.е. не горы, а вид этих гор.

В Туапсе приехали к вечеру. Потому проехали вдоль берега морского и встали на ночевку. А с утра решили снова на электричке Сочи добраться. Только попалось молодцам электричка не простая, а дорогая с телевизором, и доброй тетей проводницей, которая за мзду их без билета обещала пустить. Помучила молодцев совесть или жаба, и решили они а ну его эту жабу и сели в поезд.
Добрались молодцы, в конце концов, до славного града, столицы будущих олимпийских игр Сочи. Собрали коней и поехали порт морской искать. Нашли быстро. Но там им сказали коротко и емко, «ждите». Может, пойдут купцы сегодня, а может и не пойдут, кто их знает. И давай наши Денисы по Сочам разгуливать, себя показывать, да время коротать. На пляж пошли, вдоль берега прокатились, по городу поколесили.


И поняли, что нечего делать в Сочи таким добрым молодцам, скучно, подвигов нет и приключения не найти. Даже с пляжа погнали, до коней их верных придрались. Пошли снова в порт. А там им снова емко сказали «завтра».

Погоревали молодцы, да и поохали за Сочи место под ночлег искать. Поискал, да и заночевали, прямо на тихом пляже у самого берега черного моря.

С утра снова направились молодцы в порт, купцов ловить. И снова «ждите» может пойдут купцы, а может не пойдут.
В общем не надежные те купцы. А как потом оказалось, они еще и басурманские. Когда хотят тогда и ходят.
В тот день не было желания изучать достопримечательности Сочи у наших молодцов и посетив купцов местных на рынке ихним. Залегли потом в тени, покушать да подремать.

А вечером, как потом оказалось, ушли купцы но никого к себе на борт не взяли. Даже в репе грешная мысли поселилась, послать басурман к черту, и дружественную республику Абхазию посетить, по горам поскакать. К тому же встретили Денисы других молодцов и девиц с граду Уфы, что по Кавказу путешествовали. Те грязные, небритые были, кони загнаны, а лица счастливы. Видно, что много славных подвигов те совершили. И кони по большей части них самих и ехали. Но всеж от плана своего молодцы не отступать не стали. А поехали в другую сторону, и снова под шум волн на пляже заночевали.

Только на третий день к вечеру, попались им купцы сговорчивые и на борт парома своего пустили, за шестьдесят тугриков с носу кстати.
Так закончилась первая часть походу у двух Денисов. Накрутили между делом они больше двухсот километров. Однако устали больше от расхлябанности и неопределенности. И себе и другим урок. Коль собрался далеко, изволь продумать дорогу свою.

Все устал я, завтра может, продолжу сказ свой.

Цитата сообщения от medden отправленного 3 Сен, 2010 в 13:46

Все устал я, завтра может, продолжу сказ свой.

Не "может", а точно продолжай! :)

Ух, ну ты и сказочник! :) Где такой эль продается, что так штырит? В общем, зачет. Паромы, походу, подорожали, в 2008 из Сочей по 50 уголовных брали за переправу до Трабзона в общем салоне с креслами.

Medden
Аўтар

Ох и долго богатырский сон мой был. А теперича проснувшись раскажу свой сказ до конца.

Оглянулись добрые молодцы, а земля то русская все дальше и дальше. И накатила на них тоска зеленая. Защемило сердце. Страшно им стало. Как это молодцы то добрые и страшно стало, подумаете вы. А зря, кабы вы страшную бабу Ягу на своем пути повстречали, то и ваша душа в пятки попряталась.
А попалась Ега, будь она неладна, нашим молодцам, когда они на корабль садились, мытарей государевых проходились. Поначалу улыбалась карга проклятая, про замыслы молодцев расспрашивала. А как поняла, что молодцы лыком не сшиты в лице переменилась и давай их стращать, что де басурмане, нет то с голодухи, нет то по басурманской свой природе , совсем лютыми стали, ловят вот каких добрых молодцев, ротозеев, на куски режут и продают Кощею бессмертному, на органы. Дескать бизнес ентот, расцвел в краях басурманских, за почку добрую двадцать тыщь тугриков дают. И давай сказ всякими погаными особенностями приправлять, ругаться на бусурман, да себя расхваливать и предлагать молодцам спасение в своем лике. В ту минуту дрогнули молодцы, убежать хотели, да вот только кони их заупрямились, а бросить коней молодцы не решились, какие ж они молодцы без коней то. Только государевы люди спасли от чар Яги молодцов, позвали их на «личный осмотр».
А когда Денисы поднялись на борт корабля и увидели, как земля, которая уже родной стала, за бортом уменьшается, вспомнили они что Яга злая им говорила, и коней они бросить уже бы хотели, и то что они добрые молодцы забыли, хотели за борт прыгать, да назад плыть. Да только хоть и не быстро плывет басурманская посудина, а берег все дальше и дальше. Стали тут Денисы по сторонам озирается, и видят что всюду по кораблю басурмане ходят. И чудится Денисам, что хищно так на них поглядываю, почки и печень оценивают, откуда веть им басурманам знать, что Денисы здоровую печень и почки в Темрюке у казаков оставили, и годятся теперь их органы только для препарирования с целью наглядного осуждения пьянства. Тихонько-тихонько Денисы в салон спустились и на креслах зашились. Так всю ночь и провели, в страхе и ужасе.

На утро солнышко взошло, очнулись Денисы, вспомнили, что день тот памятны, днем Победы зовется, вспомнили они подвиги богатырей. что победу ту добыли. Стыдно стало Денисам, вспомнили они, что они молодцы и боятся им не положено. Достали заначку и отметили день Победы, горилкой горькой, и килькой с заморской заливкой из томатов. За одно и печень себе подпортили басурманам на зло. Решили они, что старух злая их к себе хотела заманить и съесть, плюнули они на нее и сошли тут чары зловредные. Вышли они гордые на палубу и давай в море вглядывается не видно ли земли басурманской. И увидали они енту землю зловещую. в тумане.

Когда корабль в гавань вошел, и к порту причалил, добрые молодцы готова были сами кого хошь на куски порвать да и съесть, вот чего делает горилка добрая да килька соленая.
Сошли они берег, и видят, что все басурмане им улыбаются, и никто злого умысла в глазах не держит. Упокоились добрые молодцы, коней своих собрали да оседлали. Поехали искать стан откуда автобусы и другие повозки. Нашли стан они быстро, но не будь они добрыми молодцами, что бы они в дурное дело не вляпались. Стали спрашивать они у первого встречного басурманина, где им нужный автобус найти, а первый встречный им говорит ведаю значит такой автобус, но он через минуту уходит, деньги давай мы тебя посадим. Говорит вот ямщик, что ту повозку водит, спроси у него. и показывает молодцам на пузатого дятьку. А дятька им говорит, «Я говорит КАПТАН БАС, ДАВАЙ говорит ПЯТЬДЕСТ ТУГРИКОВ С НОСУ, А ТО ЧЕРЕЗ МИНУТУ Я говорит СЪЕЖАЮ, ДАВАЙ ДАВАЙ БЫСТРЕЕ, ЕХАТЬ НАДО». В общем ошалели тут молодцы от неожиданности и за деньгами полезли, но тут один из них , но все ж один с них, почуял что неладно, что то. И отвечает пойдем на «кассу там официально оформим наши отношения». В общем чуть не развели добрых молодцев, чуть без штанов не оставили. К чести басурман больше мошенников добрым молодцам не попадалось, а то они б им, ух шеи бы по намыливали.

Купили добрые молодцы бумагу на автобус и стали ждать, да коней снова расседлывать. Долго ли ждали или коротко, вскоре приехал автобус их. Выскочил из автобуса дядько и сам затащил коней их в брюхо автобуса и молодцов на их места усадил. Сидят молодцы удивлятся: автобус чист и светел, любо глянуть, дятько по их нему стюард оказался, чай кофе разносит, на вопросы отвечает, только спрашивай, даже на англицком. Только не знают наши молодцы англикого, на кой черт молодцам англицкий. В общем вспомнили молодцы автобус что их с Туапсе вез, развалюха развалюха, да и за коней деньгу содрали, грузить не хотели, бранились. За уважали басурман, за их человеческое отношение к людям.
Проспали молодцы до утра, и высади их добрый дятько стюард, помог коней вытащить. чего то там пожелал, напоследок, улыбнулся и укатил. Пощупали добры молодцы себя убедились, что все на месте, и давай шайтан коробку заговаривать, что бы показала она где они оказались.
А оказались они в самом центре басурманской земли, в городе Ыспарте., К названиям городов басурмане часто добавляют букву, зачем неведомо, басурмане. Солнышко светит, тепло, но не жарко, а кругом горы небо заслоняют, красотище. Поднялось настроение у Денисов, и начали они решать в какую сторону скакать, и куда ехать.
В Спарту они заранее решили приехать, больно им название понравилось, хотели удаль свою молодецкую спартанцам показать. А когда оглянулись по Спарте ходят редкие басурмане, и на залихвацких хлопцев внимания не обращают. А чего хлопцы то хотели в 5 часов утра. Да и никто хлопцев не надоумил, что не в ту Спарту они попали. Ведь та Спарта, про которую у нас легенды ходют, у греков находится.
Но не отчаялись наши молодцы и решили к морю скакать, через высокие горы, и жаркие равнины. Сходили на дорожку в нужник басурманский. Даже без бумаги туалетной, но с краником, наверно чтобы умываться и зря время на нужнике не терять. Только вот, не удобно на корточках умываться, наверно потому нужник и бесплатный. Оседлали коней и поскакали куда глаза глядят. Хорошо шайтан коробка знала в какой стороне море было , а то глаз у молодцев гледят куды попало.

А до моря путь не близки, навскидку вест четыреста. Сколько точно, только шайтан коробка знает. Потому молодцы поначалу не поторапливались, а радовались, воле, чистому воздуху и солнышку. А кругом пейзажи чудесные, поля зеленые с травой сочной. Решили наши молодцы в таком поле остановится да коней покормить. И видят они, что поле все в цветах каких уже не видать на родной сторонце, в маках. На родине то из цветов этих злыдни зелье лихое варят, вот и извели маки служилые люди. А цвет красивый, красный. Подивились молодцы, омрачились на мгновение, ведь зелья лихого рецепт им не ведомый, и махнули рукой. Достали заначку с родной земли, кильку до горбушку хлеба черного, позавтракали. Чаем горячим запили. и дальше поехали.

Кони наших молодцов скакали резво, не потели и не запыхивались, радовались этому хлопцы. А ведь злые языки еще в родном Менске обещали их жару , что не продохнуть. Откуда нашим молодцам знать, что в горах прохладней, чем выше подымаешься тем холодней. Да и от куда они знать могли, что в горы они подымаются. К чтению то хлопцы не особо усердны были, а уж цифры слагать и подавно. так и не узнали хлопцы, что в первый же день взяли свой самый высокий перевал, за весь поход.

Вскоре подъехали они к озеру широкому, и решил один Денис там искупаться. То ли не сумел с утра умыться, не корточках все ж не удобно, то ли освежится захотел. Скинул с себя все в чем был, и чуть в чем мать родила не побежал перед бусурманками. Хорошо второй Денис вспомнил слухи, что у некоторых басурман за такое не моральное поведение, могут на кол посадить и срама лишить, по законам их него шариата. Да и сунул второму плавки, да бы не возвращаться потом в одиночестве домой. Озеро оказалось с грязными и топкими берегами. Вылез от туда Денис не чистым и свежим, а чумазым и грязным, только плавки и перемазал. Грязь наверно лечебная была.

Так скакали хлопцы на своих скакунах до самого вечера. На ночлег решили они поискать место тайное, ибо не знали они как басурмане отнесутся к шатру их складному. а то вытащат за ноги из шатра в одних трусах и отправят на кол за нарушение, статьи такой то их него шариата. Место такое нашли на берегу тихой, речушки под кустом шиповника. Перекусили супчиком, и купленным у басурман хлебом сдобным. А х хлеб у них на диву вкусных. хрустящий, и продают они его свежим и часто теплым.

По утру молодцы позавтракали, хорошенько измазюкались в речке, дно у нее оказалось очень вязкое, и отправились дальше, погоняя коней. Путь которого они держались стал шире, стали попадаться басурмане на самобеглых колясках, басурмане высовывались из колясок весело скалились и бибикали. Вдруг ба-бах. Ну все подумали хлопцы доскакались, а это оказалось у проезжавшей неподалеку большегрузной коляски взорвалось колесо. Обрадовались хлопцы, что это не в их сторону стреляли и поехали дальше.

Так ехали до обеда.
А солнце уже высоко и светит, так в глазах рябит. Стали наши молодцы краснеть, как караси на сковородке, ни кто ж не надоумил наших хлопцев, что у басурман солнце ох как светит, а на высоте пусть и скромной, а все ж больше версты, светит это солнце куда сильнее. А про крема от «ультрафиолета» молодцы наши и слыхом не слыхали, какие им крема они же молодцы. В общем поняли молодцы, что покраснеют и вздуются они скоро, стали одеваться. А одетому на коне, жарко очень скакать. Разделись, снова сталь краснеть, оделись, стали потеть, и не знаешь что лучше.

Так доехали они еще до одного озера. А красивое оно какое, и берега чудные белым мелом посыпаны, и вода чем то пахнет, наверно лечебная. Денис тот, который купаться любит, нырнуть не решился. Он уже вчера подлечился ему хватило.


Пообедали и покакали дальше. А под вечер на Второго Дениса накатило, толи съел чего не того, толи выпил, толи перегрелся через сотню километров. Но конь не скачет, в глазах темнеет, да и второй Денис сурово смотрит, не добить ли (чего то они там в который раз не поделили).

Начало темнеть, а место тайное еще не нашли, туда сунутся, там негде шатер разбить, туда сунутся, там дорога рядом. В общем нашли место в полях за елками, да кустами. Сварили ужин, помирились, подлечил один Денис второго заначкой тайной. Стала жизнь налаживаться. Того и гляди начнут песню петь молодцы наши. Смотрят а у дороги костер горит, и там то ли путники, то ли лихие какие люди греются, в темноте не видать. Начали молодцы совещаться , а не пойти ли знакомится, веть молодцы наши подлечились до этого. Смотрят подъезжает к костру повозка с люстрой разноцветной, со служивыми людьми. Те служивые костер затушили, и товарищей тех увезли. Решили молодцы песен не петь, а пойти спать, и в тихоря дальше лечится.


На следующий день продолжили молодцы путь свой, скакали через горы, и долины.

Скоро доскакали до города Денизли.

Обрадовались, можно сказать город тезка. Денис, который любит заначки возить, и подножным кормом питаться, вспомнил, что есть здесь в окрестностях дивное место, где летом снег и лед лежит белизной блестит, Паму Кале.
Решили молодцы на столь дивное диво съездить посмотреть. Что такое крюк в двадцать верст для наших молодцов. Подыхали и видят диво дивное, скаля белые как снег,
красота не описуемая, Стали подыматься они к тем скалам, а крутая, и как то жарковато, кони еле едут, стрекозы странные летают.

Потом узнали хлопцы, что жара в тот день было 45 градусов, вот и мерещелись им белые скалы да стрекозы. Поднялись хлопцы на гору, и бачут, что хитрые басурмане деньги за посещение берут. Решили хлопцы, что нескоро тут окажутся, сбросились и сходили на белые скалы по очереди.
А скалы те действительно белые,

только не в снегу они, покрыты каменной коркой белой, а корка появляется от воды чудной, что из источника на горе бьет. Вот только скалы не совсем скалы, много там бетонных бассейнов да ванн, которые тоже коркой покрылись. И ходют по тем скалам толпы , странных людей они на конях не ездят, их туда большими повозками приводят, и почти за руку водят.

А они галдят, восхищаются, и как дети радуются. От куда берутся такие люди, молодцам не ведомо было. А вот на горе, над скалами белыми этими, много развалин было. Говорят в тех развалинах и греки и романе жили давным-давно, только вот развалины и остались.

Прогулялись молодцы, перекусили. кто чем.

И поскакали дальше. Тут один и говорит, что шайтан коробка новый путь наколдовала, без крюка обратно. А второй его спрашивает а дорога нормальная то? А ему в ответ, нормальная, на то она и шайтан коробка, чтоб нормальную дорогу колдовать. Порешили и поехали по прямой дороге, что они дураки, двадцать верст лишних скакать.
Да вот только дорога странная оказалась. Вначале хорошая мощенная, а под конец тропка через поле паханное. А кони у молодцов хоть и бравые, а нагруженные сверх меры, заначки знаете ли. В общем завела их шайтан коробка, черт знает куда, и случился меж Денисами очередной конфликт, на этой почве.

А когда с той дороги выехали отвалился от одного коня багажник и колесо прокололось на колючке басурманской. В общем снова пришлось мириться да лечить нервы расшатанные на очередной стоянке нашим молодцам.
А стоянку нашли они только в темноте. И лучше чем сад, ничего молодцы найти не смогли. Но чего молодцам унывать. они шатер поставили и пошли за водой к каналу, что недалеко протекал, по этим каналам басурмане воду для полей с гор гонят. И решил Денис, который купаться любит, умыться наконец то, смыть всяко накопившиеся на нем лечебные вещества и грязи. Захотел умыться, а помылся весь, заодно и постирался, жаль только мыло утопил. Насилу его второй Денис из канала выволк.
Стали ужин варить да нервы лечить, тот звук страшный, не то змея, не то стадо змей, и колокольчики звенят, страшно. А темень стоит. Тут из темноты на них сигает стадо баранов, настоящих баранов, и баран пастух, что в темноте по горам ходит. И таким звуком овец погоняет, наверно пугает их и они бегут в нужную сторону. У молодцов душа в пятки, у пастуха тоже,.Овцы хороши, дальше побежали, а ну пастуха этого. Пастух опомнился, пролепетал чего то, и убежал за овцами. А Денисы вздохнули и совсем лечится стали, а то нервы чего то совсем ошалели.

По утру выехали молодцы на большую дорогу, а она на прямую к морю идет, подстегнули коней и поскакали вовсю. Скакали по долине широкой, скали быстро, только города да села мимо проносились. В одном из них решили пополнить запасы, а то заначки к концу подходить стали. Вот только не продают басурмане ни эля сладкого, ни горилки крепкой. решили молодцы бодяги какой то купить, и купили. Попробовали и перекосились. Думали сок, а потом узнали, что уксус то местный. Но ничего. для нервов оказалось самое то. К обеду решили фруктов попробовать остановились у лавки украшенной флагом басурманским, они наверно только на отхожих местах своего флага не ставят, купили апельсин и еще чего-то много всего не упомнишь. Апельсины смешных денег стоили. А вот зеленые ягода, что хлопцам турчанка расхваливала. казались дороже всего, а на вкус тот же уксус. Снова перекосило хлопцев. Попрощались они с турчанкой той. Она им на радостях от общения еще апельсин бесплатно дала.

Поехали дальше, до обеда. Зарулили в дикое место и смотрят, что очутились они в заброшенном апельсиновом саду. Очумели молодцы, стали апельсины есть,

потом стали сок с них давить, потом ими футбол играть, дорвались.

А апельсины не кончаются.

Счастье.
Потом один Денис, что заначил полный велорюкзак апельсин, черепаху поймал, и Наташкой назвал. И съесть захотел.

Этот Денис большой поклонник одного медведя был, его вроде Гриллсом зовут. Его по шайтан ящику показывают. он там во всяких гиблых местах бегает, и что найдет то и жрет, буть то дохлый верблюд, или медвежьи какашки. Жалко стало второму Денису черепаху, но заначек у него не осталось, и апосля конфликту нервы лечить ему было нечем, вот и промолчал он, сделал себе гамак и лег переваривать витамины.

А Денис с Наташкой игрался и рассказывал ей истории про черепаший суп. Потом взял кирпич, положил черепаху вверх ногами, и ушел в кусты, от апельсин избавляться, крепко поручив Денису, второму, стеречь черепаху, дескать вверх ногами бегать она не умеет. А второй Денис понял, что это последний Наташкин шанс и заснул крепко крепко. Пришел Денис а черепахи и нету, сбежала. Влетело Денису от Дениса. Тфу запутался, где какой. Стали они черепаху искать, ласковыми словами звать, а ее и след простыл. «Расстроились» молодцы, без супа остались, возгрузили апельсины на коней. Охнули кони и поскакали дальше.
Так скакали до вечера, проскакали 140 верст, дорога уж больно гладкая попалась. И встали лагерем на вершине холма в оливковом саду. Там у басурман очень много садов таких, а весной цветут они сладко сладко, а вот ягода с них никудышная горькая, и что басурмане с ней делают?

Поспали хлопцы и поехали дальше, в тот день шайтан коробка сказала им, что должны увидеть они море. И хотя на море в походе молодцы уже были и даже переплывали его, а всех холодное оно было, не окунутся. Свернули молодцы с большой дороги и направились в сторону города со странным названием Кушадасы. А в обед увидали они наконец море и возрадовались. Подстегнули коней и поскали. Чудный город Кушадасы. Там в плавках люди ходют, море там как лазурь небесная плещется, в заводях маленьких. Вот только, вдоль моря отели да гостиницы стоят, и проходов к морю не видать.

Покатались наши хлопцы по граду курортному, удаль молодецкую показали тостопузым дядькам и теткам полуголым, искупались в море, позагорали и свернули в северную сторону, вдоль моря.

И тут будто подменили коней их. По горам и долинам кони их больше сотни верст в день отскакивали, на высокие кручи забирались. А здесь на море, совсем сникли кони, ели тащатся. Понукали их хлопцы, подстегивали, а нет все ж не больше пятидесяти верст в день скакали кони, а в иные дни и тридцать. не более. Махнули на коней хлопцы и стадии отдыхать.

Обедали в тот день хлопцы вместе с коровами, так получилось что время обеда попалась им полянка уютная, осели они на ней, а тут целое стадо коров.
Но коровы в турции мирные да ладные, не пришлось нашим хлопцам быков укрощать. А не то б они, ух. Только пайку свою пришлось им припрятать. Там же в кустах Денис, догадайся какой, поймал Машку. Понял тут Денис второй, что придется вечером есть Машку. Не подумайте чего, Машкой Денис назвал вторую пойманную им черепашку. Была она меньше и невзрачней Наташки, но решимость Дениса отметить поход свой, съев какую ни будь гадость была непоколебима. Машку Денис спрятал в рюкзак и двинулись они дальше.

Так плелись они вдоль моря до самого вечера, а далеко им ухать суждено не было. Свернули на дорожку мелкую и встали на пляже на небольшой лужайке. Разбили лагерь, разожгли костерок, искупались. И стали наслаждаться жизнью,

В поход поехали они не только себя испытать и и отдохнуть от суеты житейской, и обыденности жизни.
Когда час пришел решать, что с Машкой делать, Денис который супах хотел все решал и решится не мог, он все таки добрый Денис тот. Решил он ее пока пастись выпустить, что бы она откормилась в последние часы жизни. Хотел супер-клеем приклеить веревочку к панцирю Машкиному. Но второй Денис , сказал ему что испортит тот себе пиалу будущую, и привязал черепаху хитрейшим узлом, полгрепвайна называется, поклявшись, что сей узел не развяжется. Отпустили Машку на пастбище хлопцы стали наслаждаться жизнью, Денис время отвремени дергал веревочку дабы проверить не сбежала ли Машка. Так прошел вечер, и перед сном Денис проверить пошел, черепаху. и обнаружил, что она подлюка не только узел хитрый развязала, но и обмотала веревку вокруг пучка травы, дабы Денис ни о чем не догадался. Другой Денис уже видел сладкие сны и проклятий злословных не слышал.

На утро собрались хлопцы, и поскакали дальше. решили они в тот день не ехать вдлоль моря, поскоку море это хитрое Эй гейской, хто ж его так назвал, совсем берега не держит, извивается тысячей полуостровов. заливчиков и заливов. В общем срезать решили хлопцы. заодно и коней размять. Повернули хлопцы в сторону Измира. И сново вогкруг пути их высятся кручами горы, облака царапают, красота. Хорошо на море, да сердце молодецкое в горах радость свою находит.

Ох и обрадовались кони в миг до города Измира донесли молодцов наших.

Город тот немаленький, и стоит на берегу моря. Въехали молодцы в город, едут по сторонам смотрят дивятся. Совсем проголодались к тому времени они, а тут как не проедут версту запах жаренный аппетитный, аж живот сводит. Пригляделись хлопцы, а их одна повозка обгоняет и стоит где то на обочине, и снова обгонит, а из нее дым валит и дух жаренный. Пока хлопцы не увидели сами нутро повозки той, не могли понять от куда ж пахнет. А в повозке жаровня стоит а на ней вертел со шматом большим мяса. И оно прямо там и жарится. Останавливает такую повозку басурманин, и услужливый возничий делает ему кушанье, что у нас для убогих подают и шаурмой кличут, а у них самое что ни на есть национальное блюдо кебаб. Сглотнули слюнки хлопцы и нашли в центре кафешку, где им этот кебаб при них и приготовили.
Поняли они, что кебаб и шаурма большая разница, и почему басурмане так его уважают. В кебаб кладут баранину жаренную, а не жучку с муркой, и свежие овощи туда добавляют, а не заливают все майонезом смешанным с кетчупом и горчицей , и делают его в чистоте, на виду, и главное с улыбкой. Вкусный кебаб оказался пальчики оближешь.
Перекусили молодцы и поехали дальше, съездили на говную площадь, на вокзал. Посмотрели град и поехали дальше.
А погода в тот день испортилась. Затянуло небо свинцовыми тучами, солнышко ясное спряталось и дождь пошел. Все ничего нашим молодцам. что им дождь, вот только кони их стали из сил выбиваться, супротив ветра скакать. Да еще какой то басурман привязался, на лихом коне, скачет вокруг молодцев, подрезает их, снимает на камеру. Решили было хлопцы. что обкурился сей чурка дурман травы, там у них того го добра хватает, поскольку горилку не достать, так просто, хотели уже отбиваться . А он взял и в галоп, ускакал от хлопцев. А у первой лавки остановил сей басурман хлопцев, всучил им по торбе, и давай расспрашивать на англицком, откуда они и куда путь держат. И хотя англицкой мовы наши молодцы отродясь не знали, поняли, что нашли наконец поклонника своим подвигам.

Возрадовались хлопцы и давай на перебой турку рассказывать на всех мовах о каких слышали, о подвигах своих в походе тяжелом, о том как из Менску на конях свох через реки и моря, через горы и пустыни доскакали они до городу Измиру, и сколько в пути изведали приключений и на свои седалища. Наплели наши хлопцы басурманину на уши не один пуд лапши, один черт ничего он не понял наверно, но остался доволен. И молодцы довольны, распрощались как старинные друзья, обнялись. Пригласил их басурманин заехать в его град Фочу, вскочил на коня и был таков. Эх нашим бы хлопцам таких коней, и супротив такого ветру до края земли бы доскакали.
Развернули хлопцы торбы и видят, что в дар им дал басурманин по бутылке питья некого, и банку жестяную. На банке бык нарисован, думали хлопцы бычья кровь, открыли. что то кислое и сладкое, пузырится и противно на вкус. Выпили, не пропадать же добру. Выпили также хлопцы и гранатовый сок, что был в торбах. Зарядились они витаминами и красным быком и полетели по дороге. Только на перекрестке, от которого дорога на Фочу шла долго решали они, ехать ли туда? Подумали, может там все басурмане такие веселые, и повернули на Фочу. Скоро заночевали они в чистом поле. В ту ночь собачий вой и непогода хотели помешать молодцам спокойно переночевать, но что нашим хлопцам собаки, они сами, как собаки, когда голодные.
С утра, после чаю бодрящего, продолжили наши хлопцы путь свой, и к обеду уже были в граде курортном, что Фочей зовется.

Городок ток басурмане используют для своего отдыху. Не увидели там молодцы отелей в которых кормят пузатых полуголых дядек и тетек. Зато на малых и улочках ее полно уютных таверн и трактирчиков. Люди там приветливы и радостны. Море красиво плещется в бухте на брегу которой стоит город.

Понравилась Фоча нашим молодцам, купили они по бутылочке эля, взяли пару булок турецких посыпанных черными семечками, и направили коней своих на один из мысов, что бухту обрамляли. Там купались наши молодцы, ныряли, эль пили.

После молодцы сели на коней и поехали дальше вдоль берега моря. Снова стали кони их идти не спеша, да и хлопцы спешить перестали. Срок их стал подходить к концу, и надо было думать, как вертаться назад на родину.

Вечером нашли молодцы тихую бухту, поставили на брегу шатер свой.

Сходил Денис, добытчик их, на охоту. Целый час в воде плескался и принес полный пакет гадов морских.

Сварили они себе шикарный ужин, и с элем уплели его за обе щеки. Даже и не разбирались, можно ли есть этих гадов али не стоит. Чего им молодцам боятся, поле того как чуть черепах не сожрали. Насладились молодцы закатом и улеглись спать.
А ночью. Пришли к хлопцам. В темноте услышали молодцы, кто то бродит вокруг шатра. Вспомнили хлопцы про свои печень, и почки. Проснулись разом, слышат зовут их. Стали шатер расстегивать, видит стоят у шатра ботинки, тяжелые. Все будут бить ботинками, додумали хлопцы и обрамляли. Видят стоят государства басурманского люди и при оружии, строго смотрят. Пашпарт плиз говорят. Достали молодцы бумаги свои. Что теперь говорить служивым, веть погонят куда попало, чего зря они пришли за ними. Еще статью какую из шариата ихнего приплетут. Но государевы люди посмотрели их бумаги, пожелали ночи спокойной, улыбнулись, и растворились во тьме. Обомлели молодцы, подивились вежливости и спокойствию служивых и заснули спокойно.

С утра вдоволь накупавшись, молодцы доели свой вчерашний ужин, посетовали на отсутствие эля поблизости.
Вздохнули, уж больно понравилась им это место, упаковали шатер на коней своих и тронулись в путь.
В тот день долго ехали молодцы вдоль моря. Проехали они мимо металлургического завода, с электрическими горнами для металла. Подивились, к тож заводы ставит в таких местах. Там же мужичье басурманское-пролетарское в шутку толпой подлетели и попросили коней у хлопцев, не на шутку вспугнулись молодцы. Однако приглядевшись поняли. что ни им ни коням их ним никто не угрожает, шутки у басурман такие. Поскакали дальше.

По обедали в парке, индустриального города Алиага, что рядом с тем заводом, с видом на порт. Полюбовались на тинейжеров басурманских, ну они везде одинаковы, эти юноши и девицы определенного возраста. А вообще, молодцов за всю дорогу достали дети басурманские. И если взрослые турки, воспитаны и веселы, то детки их совсем дурны, код коней бросаются, гогочут, пальцем показываю, чего то там кричат. И как из них такие порядочные басурмане получаются, молодцы ума приложить никак не могли.
К вечеру стали искать пристанище, свернули в сторону моря на проселочную дорожку. И покрути несколько верст, попали на бережок, речки. Берега речки поросли травой и плакучими ивами, совсем как дома, позабыть можно, что ты в стране басурманской.

Денис даже полез мыться, купаться, и раков ловить, догадайтесь какой. Ничего не поймал. и потому на ужин был у них родной лидский супчик.
Собрались и поскакали до небольшого городка Кандарли. Городок то стоит на небольшом полуострове. Об половину острова бьются высокие волны, а вторая половина тихий пляж.

Потому и набережная в одной половине высокая и каменная, а вторая идет по берегу и пляж имеет. Покатались молодцы по городку.
Нашли старую крепость. И решили наши молодцы свою удаль показать, а то с подвигами ратными как-то не везло им. Решили они эту крепость штурмом взять, схватили что было, под рукой и давай на стену лезть, по очереди, чтобы было кому фотографировать, дабы похвалится потом соплеменникам.

А то что в крепости ворога и нету не волновало хлопцев, веть они же молодцы, чего им волноваться. Но тут подъехал к крепости турок и на англицком начал пояснять и причитать молодцев. Дескать крепость ту выстроили еще в четырнадцатом веке, греки под началом цезаря царьградского. Дескать это памятник архитектуры, и вести себя таким образом могут только необразованные дикари. Ни бельмеса не поняли наши молодцы, хоть и образовывали их долго, но англицкой мове не научили. Поняли они только, что нет славы в взятии крепости без ворага, и что крепость не разрушишь, так как турок ворчать будет. Пожали плечами, улыбнулись басурманину, да научились улыбаться наши молодцы, и поскакали дальше, до кафе ближайшего.
Перекусили. и стали решать, куда дальше путь держать. Подумали, и решили, что поедут они на Царьград. Уж больно прославлен сей великий град. А с Царьграда как ни будь выберутся. А до туда, решили они подъехать, на чем ни будь, поскоку кони их совсем ели тащатся, все в сторону моря смотрят. Так и за век до Царьграда не добраться. Вот только на чем ехать наши хлопцы пока не придумали, и потому сели на коней своих и поскакали дальше вдоль моря на север.
Почувствовали кони, что молодцы уже думают как до родной земли добраться, в галоп пустились, и к вечеру молодцы были в красном городе Айвалык. А красный он потому. что там цветов много. Заехали они на стан автобусный и купили бумагу, на автобус до Царьграда, на следующий день. Прокатились по вечернему Айвалыку. И стали искать место для ночлежки своей. Но где в граде шатер поставить, негде. Народу уйма, со всех окрестных минаретов муллы распевают. Вернее с минаретов они раньше распевали, а сейчас поставят матюгальник на высокую башню, и орет он на всю округу, с пяти утра и до дести вечера с перерывами. Глядели хлопцы на высокую и узкую башню и думали, что раньше мулле, нельзя было животик иметь, с животиком на такую верхотуры не залезешь. А теперь включил микрофон, а то и магнитофон, кто его знает. и освещай правоверных. В общем искали наши молодцы место уютное и тихой. дабы никто не потревожил сон их.
Доехали до самого края города, а дальше сады и поля. Полезли в эти сады и поля. А сады прямо на берегу моря растут, между садом и морем только полоска пару аршин из сухих водорослей. а почва в садах перепахана, и шатер негде ставить. Нашли выход молодцы. Наносили слой сухих водорослей и устроили себе мягкое ложе. Там шатер и поставили.

С утра никуда спешить молодцам не надо было. Они в море искупались. Стали портки и рубахи стирать. Нельзя в Царьград в рубахе, если она уже колом стоит, опозоришься. Только стирать в соленой воде, не очень у них получалось. Денис любитель черепах попробовал щетину двух недельную сбрить.

Но куда там, стал красный на морду свою, с кусками щетины торчащей.
В общем отдыхали хлопцы скока могли, а когда мочь не смогли, уложили поклажу на коней и покакали в город, повеселится. В городе слопали по мороженному, посидели на набережной, да на местный люд подивились. Обратили внимание на турчанок, одни могут полуголыми в купальнике ходить, а другие рядом идут в ткани замотанные, с головы до ног. На друг друга смотрят не дивятся, и не ругают.

А вечером уставшие от отдыха молодцы сели в повозку большую, что до Царьграда их довести должна. Снова подивились сервису заморскому, а еще больше подивились оснащению повозки, у каждого оказалось чудо зеркало, на котором кучу фильмов можно смотреть, какой хочешь, а не хочешь смотреть сиди музыку слушай. Только кино почему то на басурманской или англицкой мове. А хлопцам что, они подивились, и спать легли.
Всю ночь провели молодцы в дороге. Даже не заметили, как погрузили их вместе с повозкой на кораблю и через море перевезли. А с утра открыли глаза и глядь, они уже в Царьграде. разгрузились на огромном стане, вышли, а куда ехать не знают. Кругом десятки дорог. Вроде и в городе, они но как с дорог и развязок выбраться не знают. Посмотрели они шайтан коробку, плюнули в небо и поехали куда едется. А окраины Царьграда страшные. Трущебы, видать чернь там обитает, не уютно. Вот думают куда попали. хоть бы выбраться живыми да целыми. Тут попался им мост пешеходный, перелезли через ограду и перешли дорогу жуткую. И видят перед собой стену Царьградскую, знаменитую. Поняли, что туда путь надо держать.

Так оказались наши молодцы перед историей великой. Стена каменная в обе стороны на версты тянется. Может где то здесь прадеды молодцов ее штурмом брали, мзду с императора Царьградского снимали. Залезли молодцы в башню. ясно стало, что чернь везде чернь, гадит прямо на историю свою. Вылезли и поехали не спеша по старым кварталам Царьграда.

Решили молодцы для начала порт найти, может какой корабль в родную сторону уплывать будет. Спрашивали, колесили вдоль берега Босфора. Дивились на творения мастеров древних, и на люд живой, царградский. Заехали в самый центр города и видят, хлопцев видят, вернее не хлопцев а корабль козацкий, Каледония с Одессы родимой, вечером в море выходил. Обрадовались молодцы, стали кассу искать. Нашли и купили самые дешевые билеты за сто двадцать тугриков. Без места в каюте. Ну и зачем нашим хлопцам каюта. Не нужна она им.
Довольны стали молодцы. Мучили их до этого мысли, как на родину выбираться. А здесь все само решилось. Поехали гулять по Царьграду. Денег только почти не осталось у молодцев, но на что им деньги, молодцам то. Стали они по улицам старого города кататься. А улицы некоторые настоко круты, что коней под уздцы вести надо.

Отведали снова кебаба ароматного, запили его свежайшим айраном. Ходят смотрят по сторонам. Кругом лавки, и купцы в тех лавках чего только не продают. Все продают, все что хочешь. Хочешь кушать накормят, хочешь пить напоят, хочешь на гитаре играть, вот тебе гитара.

А народ кругом особенный. Не похожий на других басурман, все деловитые но не спешат, все в хорошем настроении. в шахматы играют, беседуют с умным видом. Улица там есть, по ней ездить запрещено, только трамвайчик ходит, совсем старый, туристов возит.

И собаки там бездомные, по виду сосиски с ногами, ходят с трудом. Хотели молодцы попасть во дворец к султану, но не пустили их с конями к нему. Подивились молодцы и на храм святой Софии, вот так диво. а напротив него Голубая мечеть. Спустили последние гроши свои на дивные сладости восточные, хотели гостинцы своим привезти, правда потом съели почти все гостинцы они в пути, наверно они портится стали, не пропадать же добру.

Нагулялись молодцы к вечеру, устали. Посетовали, что времени совсем у них мало были, пошли корабль искать. Быстро прошли мытников басурманских, и взошли на борт корабля, родного. И поняли, что теперь они на родине. Началось с того, что добрый украинский хлопец матрос, что в трюме дежурил, начал долго объяснять. что кони их, разобранные и упакованные, ну ни как не могут остаться в трюме, меньше чем за червонец, дескать места они занимают. На тот момент в трюме стоял одна повозка, из двадцати положенных, и размер трюма позволял перевести половину всех коней Царьградских. Включили молодцы дурака, что им молодцам дурака то включить, и стали расспрашивать чего им делать. Берите с собой говорит матрос, только кони в каюту не поместятся, тесные каюты. Тут хлопцы выдали, что каюту им не положено, и они спустятся за конями когда выяснят куда их пристроить. Не нашел, что сказать им матрос, только рот раскрыл, а молодцы уже на палубу бегом подымаются. Больше им про коней никто не говорил. А когда поднялись на палубу, встретил их помощник капитана. Спросил он про каюту и узнав, что билеты у молодцев без каюты довольный повел их в бар, и говорит вот ваши места. Очумели хлопцы, что за фигня спрашивают, где наши уютные кресла, что мы полтора суток будем эль в баре пить, нету у нас столько грошей. Улыбнулся помощник, и говорит я вам за полтинник тугриков, с носа, каюту подсуетю. Улыбнулись молодцы поняли, что наконец то вернулись они на родину, и выдали товарищу помойнику, что денег у них нет, что фиг ему в нос а не сотня, и что он и весь их экипаж такие хорошие люди, родные можно сказать. Махнул помощник рукой, идите куда хотите. Нашли молодцы в одном из закутков диванчик и пару кресел, там и расположились. Место точно поболее, чем в каюте.
Когда стемнело, судно подняло швартовы и вышло в Босфор, мимо огней Царьградский, то еще зрелище. Хлопцы спать собирались, но стали объявлять ужин. Денис, горячо высказался по поводу ужина и буржуев, что на корабле спят в каютах, и кушают в ресторане. Но проходивший мимо помощник удивил хлопцев, сказав им, что ужин им тоже полагается. Так не остались молодцы голодными в открытом море. Правда снедь была в традициях общепита. советского, пюре, горошек, котлета, да рассольник. И компот на третье.
Перекусили молодцы, достали скарб свой походный, и улеглись с комфортом. Сидевшие рядом турки, тоже без кают, быстро замерзли, и ушли кто в бар, кто в каюты за мзду помойнику.

Выспались молодцы, проснулись к завтраку, потянулись. Давай корабль осматривать, да досуг себе искать. Увидели, при свете дня, что корабль тот, родной, что таз ржавый. Только подкрашенный. А находились они уже посреди черного моря. Но не страшно стало нашим молодцам, а скучно. Оказалось что на корабле развлечения только завтрак с обедом, глазение в море и на других пассажиров, да и все. Побесились молодцы на этой почве, сьели весь почти рахат-лукум.

И дождались ужина. А на ужин культ программа, горячий одесский шансон, в ресторане. От скуки, молодцы даже на шансон пошли. пожалели только что покушали до этого, хотя может и от качки мутило их.
С утра увидали молодцы Одессу, славный град. Обрадовались новым приключениям и впечатлениям. Высиделись в порту, собрали коней, оседлали и поскакали по Одессе. Вот только совсем не впечатлила их Одесса, после Царьграда. Хотя объездили они все достопримечательности ее, ну или почти все.
Только чувствуется, что почти дома.

Так катались молодцы по Одессе до вечера, и решили искать ночлег. Поехали на запад вдоль моря. Но нету в ту сторону в Одессе ни одного уголка для ночевки. Весь берег застроен, гнилыми домишками или санаториями.
Да еще и дождь полил. В надежде подскочили молодцы к местным хлопцам, что на конях катались, но не знают местные молодцы, ни одного места в округе. Нашли молодцы пару пустерей, но уж больно жутких, и нелюдимых. нашли парк и рощу, но те проглядывались со всех сторон. В конце концов отчаявшиеся молодцы , поросились на ночлег в санаторий. И пустили их, даже ничего с них не взяли. Наверно совсем уныло выглядели молодцы в тот вечер.
Быстро ли сказка скажется, долго ли дело делается. Но закончился долгий путь наших молодцев в Одессе. На следуший день, накупив эля сели они в поезд и поехали домой, весело. Веть дома их ждали родные и друзья хорошие. И хотя гостинцев у наших молодцев осталось не много, а хватило всем по немногу, и встречали их и радовались. И закатили пир горой. Я на том пире был мед пиво пил, а больше ничего не помню.

Medden
Аўтар
Цитата сообщения от yura1014 отправленного 5 Мар, 2014 в 12:44

какая была продолжительность вашего похода?

Ой. Давно то было, недели три с хвостиком, вроде #)

Цитата сообщения от iva_7_7 отправленного 5 Мар, 2014 в 21:33

Прям писатель. ПроЗаик :) Красиво там у басурман.

Да красиво. Басурмания большая, красивая и богатая на природу, не только отель с пляжем может предложить.
Потом мы туда с Аленкой, летали. Через все включено т.к. дочку ждали. Но тоже нашли приключения.
https://plus.google.com/u/0/photos/112100380825675768864/albums/5851477848662778385

Или вот-отчет от серьезных туристов \m/
http://www.risk.ru/users/leb/16267/

Ай, здорово написано! И земля басурманская хороша! Молодцы хлопцы!