radko
Автор

О ЗАВХОЗАХ

"Человек человеку волк, товарищ и брат,
и я не знаю еще что из этого гуманнее".
(c)Не помню кто

Завхоз нынче жидкий пошел. Не того замеса. Вот у нас времена были! Школа. Завхоза доводить - это не личное дело каждого. Ежедневно наваливались, всем скопом. Выживали сильнейшие. Так ведь это не люди были - звери.

Вот у меня был завхоз. Суровый мужик. Такой, когда дрова колет, так если топор по пальцам пошел, руку не отдернет.

Самородок. Первый раз в походе. А я свой первый поход водил. Я тогда сдуру сам раскладку составил. В поезде сказал: “Будешь завхозом” - продукты вывалил на лавку - “Поход рассчитан на неделю”. Ходили мы две. Я сам его иногда боялся. По ночам он резал сало к перекусу следующего дня. Лучше бы он швырял нам его прямо в лицо, чем тот взгляд, с которым он нам его раздавал на привале. Лютый. Когда такой человек каждый вечер в палатке рядом с твоим ухом режет ножом сало, то потом трудно бывает уснуть. “Мало? - Разжуешь, много будет”. Жевали молча. Парню, который плелся в конце группы, он объяснил, что зарежет его и скормит остальным, если мы не выйдем к людям в ближайшие три дня. Тот поверил и бил нам лыжню почти всю оставшуюся дорогу.

Говоришь, ты бы не поверил? Ну-ну.

Я всегда говорил, у начальника власть юридическая, а у завхоза - фактическая. Я когда сам завхозил, группа передо мной на цирлах ходила. Они поначалу хотели очередь установить, кому котел выскребать. Так я им эту малину быстро обломал. Давал только достойным. Сначала, конечно, сам, если настроение было. А потом уже смотрел, на кого распространить свою благодать. Тут и припомнить можно, кто как себя вел, кто слово грубое сказал, разумеется, по отношению ко мне. А то вон, сидит, слюной плачет, а сам ночью носки мои из под себя из спальника на снег выкинул. Ну и что, что мокрые. Стал бы я под него сухие подсовывать. Ну конечно, спросонья, не понял, ну да ладно, добрый я, три дня без котла, а там, глядишь, и забуду. Знают же, что я добрый. Тем и пользуются. Но носки мои теперь будут узнавать не только по запаху, сами будут запихивать под самое теплое и почетное место. Да еще и очередь установят. Прям так и тянет их в очередь. А иной раз, вроде нехотя - а, берите, кто хочет - и в драку. Иногда это нужно, чтобы тонус не потеряли.

Но часто нельзя, а то снова очередь, справедливость. Далась им эта справедливость. Отучаешь, отучаешь, видишь - старается, из кожи вон лезет, глазами ест, ковром стелется, а ты - раз, и другому. Истинная власть аморальна. Лично заинтересована, корыстна - да, но прежде всего аморальна, даже в ущерб собственным интересам.

Это тонкая диалектика. Только тот достоин, кто больше услужил. И вот уже появился закон распределения продукта, который стал уже помимо тебя, уже выше тебя, хотя и создан тобой и работает в твою пользу. Бойся льстецов и не попади в эту ловушку. Единственный закон это ты, твоя власть и полное отсутствие всяких законов. И если завхоз этого не помнит, ему долго не протянуть.

Некоторые думают, что это все от дефицита продуктов. Это заблуждение молодости. Настоящий террор возникает тогда, когда есть свобода маневра. Сила завхоза в неучтенных запасах. По настоящему я развернулся, когда мы резанули кольцо, и у меня на четыре дня осталось продуктов на семь. Они обжирались как свиньи, ходить не могли, только по ветру, но за лишний кусок сухаря готовы были на все.

Дефицит это идеологическое понятие. Страх голода должен свисать дамокловым мечом и лишь святая вера, что только мудрость завхоза способна предотвратить мучительную смерть.

Культ голода, культ дефицита, культ святости лишнего куска жратвы. Если группа не вылизывает котел, если ей хватает пайки, то ты можешь тут же повеситься на капроновых шнурках. Горе тебе, если у тебя в ботинках не капроновые шнурки. Твои еще не родившиеся дети сменят в шестнадцать лет фамилию отца, покрытую мраком позора.

перепечатано из журнала "Спортивный Туризм" №2