Слава-байкер в Белоруссии и пылающей Украине-2014

На свете нет ничего вкуснее шаурмы.
Всю весну я копил денежки для поездки в Париж, экономил и голодал, но в начале июня не выдержал и тёплой московской ночью купил себе сразу два арабских лакомства в сырном лаваше по 110 рублей. Случилось это после находки крупной суммы денег на улице. На радостях по этому поводу вообще как-то расслабился и всего за три-четыре дня спустил восемьсот рублей на чревоугодие, о чём позднее неоднократно сожалел. Однако не очень сильно переживал, всё-таки нас ведёт по жизни провидение, и сетовать на планиду не приходится.

Несмотря на такое послабление режима жёсткой экономии, к середине лета сумма, необходимая для путешествия в Европу, имелась в наличии. Оставалось только получить шенгенскую визу для пересечения границы. У меня никогда не было банковского счёта, до сих пор не пользуюсь кредитными картами и уже много лет не имею работы. Как же в таком случае получить разрешение на въезд в Евросоюз маргинальному деклассированному элементу? А очень просто, для этого надо обратиться за помощью в визовое агентство и там разрешат все вопросы. Стоимость подобной услуги в Москве колеблется от семи до тринадцати тысяч рублей. Я выбрал где подешевле и прогадал, в результате получив отказ в польском посольстве. Выглядит он в виде штампика с литерой «С» в загранпаспорте, прилагается и бумага от консула с разъяснениями причины отказа.

Подобное положение можно было ещё исправить, директор визового агентства предложил завести счёт в банке с вкладом не менее сорока тысяч рублей, но где мне было взять такую огромную сумму. На кармане имелось лишь 375 евро для поездки своим ходом во Францию через Белоруссию, Польшу и Германию, да ещё 9000 российских рублей на оформление разрешения на выезд.
Короче говоря, это был прокол именно того визово-туристического агенства, куда я обратился за помощью. Они действовали слишком легкомысленно и нахраписто, в моей анкете было написано что податель является «временно неработающим» и ничего не отмечено о наличии счёта, что и послужило причиной для отказа. Деньги за неудавшееся оформление визы мне вернули полностью, работникам агентство действительно было стыдно за эту неудачу и они долгое время извинялись.

Ну а мне оставалось лишь утереться и проглотить обиду. Что ж, не хотят поляки пускать к себе русских по-хорошему, значит очень скоро мы приедем к ним по-плохому – на танках. Ждать осталось действительно очень недолго, в чём я убедился совершив увлекательнейшую поездку по несчастной Белоруссии и пылающей Украине.
Поскольку я уже настроился ехать прямиком в Париж через пешеходный пограничный переход Переров-Беловежа на границе Белоруссии и Польши, то сначала туда и отправился. Очень хотелось произвести разведку на будущее, действительно ли в Беловежской пуще существует такой рай для велосипедистов.

Из Москвы выехал 7 июля в три часа ночи, ещё в полной темноте. И к концу первого дня путешествия отмахал около 230 км, остановившись на ночёвку под Вязьмой. Далее точных цифр дневных велопробегов сообщать не буду, поскольку незадолго до этого авантюрного предприятия мой старенький велокомпьютер приказал долго жить, и мне оставалось использовать его только в качестве часов. Ориентировался по километровым столбам на дорогах и указателям расстояний между населёнными пунктами в картах.

Первый день пришёлся на преодоление загруженных Можайского и Минского шоссе. Самые напряжённые участки оказались от МКАД до Голицыно и от Уваровки до Вязьмы. От Голицыно до Можайска, Бородино и мемориала «Их было 10 тысяч» на 140 км Минского шоссе ехалось легко и беззаботно по широкой технической полосе Можайского шоссе и местным дорогам.
Настоящее наслаждение началось после выезда на старую Смоленскую дорогу за Вязьмой, здесь я оказался в полном одиночестве, автомобили больше не досаждали. Старая «смоленка» настолько пустынна, что её используют для своих тренировок лыжероллеры.

& amp;list=UUNBIbe2gLMSxmiQt-T0SIXA

Вдоль дороги множество памятных знаков посвящённых войне 1812 года и отступлению французов с подробным описанием всех происходивших событий.

На картах старая Смоленская дорога от Вязьмы до Смоленска отмечена как крупное асфальтированное шоссе, на самом же деле она имеет и грунтовые участки, причём такие что даже на джипе проехать проблематично. За поворотом на Беломир асфальтое покрытие внезапно превращается в щебёночный грейдер, а затем и вовсе в узкую просёлочную дорогу с лужами и глубокой колеёй. Но и это ещё не главная беда для велосипедиста, далее начинаются участки с зыбучими песками, и приходится тяжело идти пешком, волоча велосипед в довольно протяжённые подъёмы.

На подъезде к Герасимо-Болдинскому мужскому монастырю снова появляется асфальт, впрочем весьма разбитый. Монастырь находится немного в стороне от дороги, но заехать туда стоит.

При объезде Дорогобужа я в первый раз пересёк Днепр, здесь он уже широкий, с быстрым течением и очень чистой водой.

Вдалеке дымит крупный химический комбинат, основное предприятие маленького городка Дорогобуж.

Здесь я свернул в сторону Ельни, чтобы не приближаться к загруженному автотранспортом Смоленску и прибыть в Белоруссию тихими дорогами. К вечеру и этот небольшой город был достигнут. Затоварился в «Пятёрочке» пивом и прекрасно отдохнул на его улицах, наблюдая за незатейливой жизнью местных обитателей. Хотел и шаурмы взять, да только её там продают только в виде замороженных полуфабрикатов и разогревают в СВЧ-печке. Кстати, настоящая шаурма мне попалась на вид только в Киеве, а до этого ею нигде и не пахло, даже в Минске.

Спать улёгся не доезжая до города Починок. Когда установил палатку возле заброшенной деревеньки в полях, откуда ни возьмись появилась местная разбитная бабёнка лет тридцати пяти. Первый вопрос был: «Выпить найдётся?»
Пришлось угощать её литром «Охоты-крепкого» из полторашки купленной в ельнинской «Пятёрочке». Благодарность последовала в виде минета «клевье». Валя-Валюша оказалась местной проституткой из соседнего села, пробиравшейся полями на ночной промысел к дороге. Утром, при сборе палатки, у нас состоялась повторная встреча. Её, уже совершенно пьяную, подвозил до дома на тарахтящей «девятке» последний клиент. Вот такая бурная ночная жизнь в российской сельской глубинке.

На третий день, миновав с утра Починок и Хиславичи, я въезжал в Белоруссию. Граница номинально находится возле российской деревеньки Грязь, но никаких пограничников и таможенников там нет. Для дальнобойщиков устроили весовой пункт, стоит несколько палаток автостраховщиков. Для обычных автомобилистов на легковых машинах въезд свободный.

Культурный шок при въезде в нынешнюю Белоруссию я испытал, за тем и ехал. Во-первых, это необычный язык и необычное написание дорожных указателей. Во-вторых, чистота на обочинах и хороший асфальт, хотя этим сейчас и россиян не удивишь. В-третьих, это белорусские деньги со множеством нулей, продукты и пиво, которое, к сожалению, лишь чуть-чуть дешевле московского. Всё это очень здорово и увлекательно для путешественника, но вот сами белорусы как были, так и остаются наиболее грустной и депрессивной славянской нацией. Усатый клещ Лукашенко слишком задрочил свой народ и бедные сябры ходят как в воду опущенные, нет радости на их лицах. Оттого и пьёт население, возле каждого сельского магазина компания алкашей ошивается. Мне постоянно приходилось наблюдать как продавщица выгоняет надоедливых пьяниц, желающих выпить в долг.
В Белоруссии не продают пиво крепостью выше 6, 3%, видимо для того чтобы люди окончательно не спились. Особенно необычно было видеть наше культовое пиво «Охота-крепкое» с таким низким процентным содержанием спирта.

Водку продают в чекушках по 200 грам, батька Лукашенко считает что для механизатора полтора стакана уже перебор – на следующий день голова будет болеть. Впрочем, водка везде хорошая и недорогая, продаётся без всяких ограничений по времени.

Первым белорусским городом на моём пути был древний Мстиславль. Здесь я поменял деньги и сразу же отправился в самый крупный супермаркет при торговом центре районного масштаба. Сразу же побежал смотреть цены на сало, самое дешёвое оказалось по 70 тысяч белорусских рублей, что на на наши деньги составляет 220 рублей за килограмм. Что-то дороговато получается, в Москве оно по 170 рублей.

И с ценами на пиво полный облом, приходилось покупать со скидками по акции, либо самое дешёвое «Жигулёвское». Хлеб в Белоруссии невкусный, даже элитные сорта. Да и вообще его с утра купить проблематично, завоз только после девяти часов. Так что в магазинах по большей части пустота. Слышал я сказочку, что в Белоруссии изобилие молочных продуктов – и это ложь. Иной раз заходишь с солидный с виду супермаркет, а там одна сметана и йогурт. Ни сливок, ни ряженки нет. Захочешь сладкую булочку купить, тоже нигде нет. А если и есть, то одного вида с повидлом. Вот тебе и «видный хозяйственник» Лукашенко, ети его мать.
И ещё в Белоруссии за упаковочные прозрачные пакеты деньги берут, ну это вообще дикость несказанная! То есть, ты либо огурцы россыпью забираешь, либо ещё и за пакетик плати.
Короче говоря, в Белоруссии мне очень не понравилось. Ну нельзя так жить, ненормально это. Люди хмурые, погода хмурая, в магазинах ничего нет, самих магазинов в сёлах нет, а если и есть, то по выходным не работают.

Из Мстиславля я отправился в Могилёв по старой дороге через Рясну. Там есть ещё новое шоссе через Чаусы на котором наблюдалось активное дорожное движение, поэтому выбор пал на более спокойную трассу. Местные жители всячески отговаривали ехать по старой дороге, некоторые говорили что там весь асфальт разбит, но выбор был уже сделан и он оказался безошибочным. Машин на старой дороге почти не было, а покрытие было идеальным, велосипед летел как птица.

В дорожку я прихватил пиво «Аливария», оно вроде как самое популярное у белорусов. Литр стоит 15500 рублей (и это ещё по акции!), на наши деньги около пятидесяти рублей.

Ехать по Белоруссии хорошо, машин нет, вокруг поля и перелески, коровы пасутся, а люди настороже.

Остановился возле одного свиноводческого комплекса фотографию сделать, так сразу мужик-охранник вышел, поинтересоваться, не шпион ли. Вот потому в Белоруссии и сало такое дорогое, что из него стратегический материал сделали. Даже хохлы спокойнее к своему национальному достоянию относятся, а белорусы даже устрашающие плакаты на границе с Россией вывесили:

Сам то батька Лукашенко на ночь картошку с мясом жрёт, растолстел как кабан, а свой народ поститься заставляет. Вдоль дороги все частные владения картошкой засажены, иначе простому гражданину не прожить. Во многих сельских магазинах сало вообще по 220 тысяч белорусских рублей, что на наши деньги 700 рублей за килограмм. Я как увидел такую цену, чуть не упал. И при мне же, одна баба огромный шматок за такие деньги покупала. Так что сало за 70 000 руб/кг (220 российских рублей) вы найдёте только в городах.
Ближе к вечеру прикупил я и пивка «Бобров», оно наиболее популярно среди бюджетных сортов, даже в Беловежской пуще из-под него бутылки валяются.

Заночевал за селением Сластёны, совсем близко от Могилёва. И с первыми лучами солнца ворвался в этот областной город, даже пришлось подождать открытия магазинов.

Надоело мне уже по сельской местности шастать, захотелось городского комфорта и развлечений. Могилёв город большой, раскинулся вдоль Днепра налево и направо, но исторический центр невелик. На въезде в город местный житель подсказал мне месторасположение супермаркета «Евроопт», очень хорошего магазина с низкими ценами. Но даже в таком доступном месте мне пришлось покупать только ливерную колбаску, настоящая из мяса слишком дорога. Взял ещё и полторашку пива «Хмельнов», немедленно выжрав её до приёма пищи.

Вроде как недорогой завтрак получился с учётом достаточно крепкого пива, на наши деньги около восьмидесяти рублей:

В чеке даже стоимость пакетика для колбасы указана, вот же крохоборы.

От Евроопта я покатил в самый центр Могилёва, миновал новые районы, преодолел длинный мост через Днепр и высокий подъём от него. В плане архитектуры скучноватый город, впрочем в Минске было ещё скучнее.

И вот я оказался в самом центре, здесь немного повеселее стало, сталинской архитектурой повеяло и пиво в голову успело ударить.

И вдруг я увидел оригинальную церквушку среди всего этого архитектурного безвкусия и через сплошную полосу посреди дороги на красный сигнал светофора рванул к ней.

Лучше бы я этого не делал, напротив как раз стоял белорусский гаишник. Он сразу остановил меня и предложил сесть в салон своего служебного автомобиля.
- Я из Москвы, отпустите меня, пожалуйста.
«Ну и что?» - таковым был ответ неумолимого стража порядка: «Сейчас штраф оплатите и поедете дальше»
- Но у меня нет денег…
«Квитанцию выпишу, после оплатите. Показывайте паспорт», - не отставал жесткосердный мент.
И тут я решил его переиграть своим жизненным опытом, слишком молод был этот лукашенковский ментяшка. Пофигизм лучший помощник в таких ситуациях, ведь вдобавок к нарушению правил дорожного движения я был пьяным в дугу после принятия полторашки пива, хорошо хоть пустую бутылку успел выбросить с багажника.

- У меня и денег нет, и никаких документов. Я сюда приехал из Москвы просто так покататься, ведь мы из одного союза.
«В таком случае я сейчас вызову наряд и Вас доставят в отделение для выяснения личности и депортации в Россию», - припугнул гаишник.
- Ну что ж, воля ваша….
Но я уже знал что он никогда этого не сделает, уж очень на хлебном месте располагался пост, водители то и дело нарушали правила, а тут какой то велосипедист дурочку ломает и денег не даёт.

Ещё полминуты посидели молча и гаишник не выдержал: «Далеко едите?»
- Только до Бреста, крепость посмотрю и сразу назад в Москву.
«Ну ладно, езжайте дальше, но только по тротуару!» - окончательно сдался милиционер.
- Спасибо, большое спасибо! Никогда больше так делать не буду.
И я с радостью и облегчением выпорхнул из автомобиля ГАИ. Схватил велосипед и поскорее к церкви, фотографировать её с разных ракурсов.
То, что я был пьян в сосинку, гаишник даже и не заметил!
А про неумолимую белорусскую милицию, о которой у нас в России ходят легенды как они всех граждан страны научили неукоснительно выполнять все правила, я сделал свой вывод: не такие они и страшные и не столь ретиво относятся к своим обязанностям. Не дай бог война или беспорядки, белорусская милиция сразу же сдаст батьку Лукашенку, не станут они ради идеи и принципов на смерть и лишения идти.
Вот здесь на фото этот самый гаишник, фотографировал с риском для жизни, мог бы и повторно меня задержать за такую издевку:

Набравшись столь острых ощущений, я поспешил выбраться из Могилёва на минскую трассу. Но всё-таки ещё немного покочевряжился спьяну – начал задирать женскую спортивную команду возле гостиницы при «Доме Спорта», поснимал продукты в супермаркете, обменял ещё тысячу рублей на белорусские деньги. Зашёл в книжный магазин, посмотрел цены на автоатласы и топографические карты, они в Белоруссии чрезвычайно дёшевы. Например прекрасно изданные двухкилометровки белорусских областей 2014 года в виде книжки стоят всего 5000 белорусских рублей, что на наши деньги составляет всего 15 рублей. У нас такие дешевле двухсот рублей не найдёшь.

Но вот наконец и начало минской автострады, там меня ждал очень приятный сюрприз.

Дорогу совсем недавно отстроили заново, превратив в сверхсовременную магистраль с широченной технической полосой, при этом машин на ней совсем мало и кататься на велосипеде можно. Местная велокоманда именно эту трассу и использует для тренировок, а ещё и всякие придурки туда-сюда ездят прямо по встречке. Называется она М4, прямо как наша «каширка».

& amp;list=UUNBIbe2gLMSxmiQt-T0SIXA

Надпись «Платная дорога» ни о чём не говорит, на самом деле дорога бесплатна на всём протяжении до Минска, видимо хотят в дальнейшем построить пункты оплаты. В одном месте на этой трассе устроен даже аэродром, то есть реально сняты все знаки и уничтожен разделительный газон для посадки самолётов, и даже уже проводились учения в этом месте по посадке и взлёту истребителей.

Только выехал из Могилёва, как увидел хороший водоём для купания. Окунулся, помылся с мочалкой, и снова в путь.

В Белыничах необычный памятник партизанам, несколько карикатурно выглядит:

В этом городке у меня опять появился повод для расстройства. Завернул в него с основной трассы в надежде недорого и вкусно пообедать, а в результате купил полузасохшие пирожки. Ни одно кафе не работает для посетителей, все закрыты на спецобслуживание. В колхозной столовой борщ только для механизаторов по талонам, за деньги не отпускают. В магазинах пусто, никаких булочек нет, нормальных молочных продуктов тоже нет в наличии. Ну что за параша эта Белоруссия!
Зашёл в закусочную, там пирожки лежат. «Свежие?» - спрашиваю.
«Только сегодня приготовили», - отвечают.
Взял их в пакетик, а распробовал только за городом на автобусной остановке – они как минимум пару дней пролежали.

Ну ладно, хоть голод утолил. Выскочил снова на трассу, на ней вдоль леса появилось ограждение. Вероятно для того чтобы животные под колёса не выскакивали.

К вечеру добрался до Березино, надеялся хоть там вволю покушать. Как назло пошёл дождь, пришлось опять в темпе магазины объезжать чтобы не промокнуть. Штук семь посетил, пока всё необходимое приобрёл. Кока-колы ни в одном в наличии нет, ах ты ж сраный батька Лукашенко! Продавщицы отвечают: «С утра завезут, к девяти часам, а сейчас Фанту берите»

В результате вместо Кока-колы пришлось пиво брать, а мешать его с водкой не очень хорошо для здоровья. Тем не менее согрелся спрятавшись под эстакадой, в городе пить не решился – негде и дождь идёт, да ещё и менты туда-сюда на машинах ездят.
Постоял под эстакадой, закусил, а дождь не прекращается. Решил прямо здесь и заночевать. Место для палатки было, но решил не рисковать, чтобы не угнали велик ночью проезжающие водители. Залез на самую верхотуру под перекрытие, там типа полки шириной сантиметров восемьдесят было, велосипед туда же затащил. Расстелил тент, на него коврик и заснул без проблем.

С погодой в этом путешествии мне не повезло, дожди и похолодания были слишком частыми, вот и приходилось согреваться водочкой. Но на следующее утро осадки прекратились, я быстро собрался и притопил до Минска, оставалось до него всего лишь 70 километров. В пути слушал маленький FM-радиоприёмник с наушниками, наслаждался шансоном и новостями. Трусливый батька Лукашенко ведёт себя как страус, прячет голову в песок от всех неприятностей. О войне на Украине в белорусских новостях упоминается вскользь, наравне с Ливией и событиями в Секторе Газа. Именно так себя и ведут все белорусы когда в армейской казарме дагестанцы избивают русского – делают вид что они здесь ни при чём.
Напрасно Александр Лукашенко выбрал такую позицию. Это сейчас мы его не трогаем, а понадобится, так за день превратим всю его несчастную страну в один район Смоленской области.

Чтобы позавтракать, заехал в городок Червень, родину многих знаменитых личностей. Здесь имеются нормальные кирпичные дома постройки ХlХ века, а то глаза прямо замыливаются из-за дешёвого новодела. Ну не умеют в современной Белоруссии строить нормального жилья, везде одна пластиковая вагонка.

На завтрак взял сала с огурцами и кока-колу для скорости.

Местная алкашня до сих пор развлекается «плодово-выгодными» винами, обнаружил эту бутылку на остановке, где и сам уселся перекусить:

Вскоре добрался и до Минска, машин стал больше, а город ничуть не краше затрапезного провинциального Могилёва.

Ну хоть карту Польши купил, а то в Москве её не достать. Обошлась в наши 35 рублей:

Понравилась отделка универмага «Беларусь», глазу есть за что зацепиться:

Остальные постройки скучны и унылы, но в центре вроде как ничего:

Осталось от Минска одно глубокое разочарование, ну не столичный это город. И старины нет, и ни одного небоскрёба не видно. Вот что бывает если колхозника сделать президентом страны. Он везде выгребных сортиров наставит вместо красивых зданий.
Решил я из такого Минска поскорее выбираться в сторону Бреста. По магистрали М1 ездить на велосипеде запрещено, зато параллельно ей идёт старое Брестское шоссе. До Фаниполя и Дзержинска движение по нему активное, зато дальше катись в одиночку по прекрасной пустынной трассе.

Едва я выбрался из Минска, как пошёл нудный непрекращающийся дождь, который не помешал мне добраться к вечеру в Барановичи. И даже стал своего рода ускорителем, поскольку промокнув насквозь оставалось лишь яростно жать на педали чтобы не замёрзнуть и не заболеть. Вот тут кое-кто обвиняет меня в алкоголизме, но водка в таких случаях является хорошим лекарством, и вовсе не средством для опьянения. Пришлось мне в Барановичах снова слегка подлечиться, не судите строго.

Уже в полной темноте проехал Слоним и остановился за городом на ночёвку. Как раз к полуночи и дождик закончился. Палатку установил на краю пшеничного поля и едва натянул тент, как снаружи снова забарабанил дождь, причём такой силы, что к утру под ковриком оказалась вода. Но ничего, кое-как собрался и снова отправился в путь.

К обеду добрался в долгожданные Пружаны, своеобразной финальной точке пребывания в цивилизованном мире. Далее была Беловежская пуща с полным отсутствием торговых точек, значит именно в Пружанах надо было покушать как следует и сделать запасы. На счастье там имеется крупный супермаркет.

Поставил велосипед на велостоянку под навесом при входе и около часа приходил в себя, обсыхая в тёплом помещении магазина. Местные бабушки подъезжали на таких проваренных и переваренных велосипедах, что оставалось только удивляться огромному количеству заплаток на рамах. И при этом они не забывали пристёгивать свои транспортные средства цепями во избежание угона.

Была суббота, в супермаркете наблюдалось большое количество покупателей, среди них было много англоговорящих. Оказывается этот посёлок в Брестской области благодаря хорошей инфраструктуре и экологической обстановке выбрали для постоянного проживания англичане, уставшие от засилья мусульман на своей родине. Здесь они снимают коттеджи и воспитывают детей, наверняка некоторые и собственные дома имеют. Вот такая интересная подробность.

Насытившись и обсохнув, мне оставалось лишь проникнуть в Беловежскую пущу и добраться до пограничного перехода для пешеходов и велосипедистов Переров-Беловежа. В шенгенской визе мне отказали, так хоть облизнуться на заграницу хотелось. Была ещё смутная надежда проникнуть в Польшу нелегально, но она так и осталась несбыточной.

Едва выехал из Пружан, как снова закапал небольшой дождик. Пришлось пережидать его на автобусной остановке, заодно продолжил и праздник обжорства. Порезал сала и начал так его яростно жевать, что откололось ползуба. Особых неудобств это не доставило, ничего не болело, но было крайне неприятно.

Хорошими асфальтированными дорогами через сёла Староволя и Криница начал пробираться к въезду в Беловежскую пущу и здесь столкнулся с плохим отношением местных жителей к заезжим чужакам. Объехал несколько улиц и всюду под разными предлогами мне отказывали налить воды в бутылку, а колонок и общедоступных колодцев в этих деревнях нет.
Так бы и остался без воды, хорошо хоть при въезде в пущу колонка имеется. Вот такие они белорусы, нелюдимые, жадные и подозрительные. Ну и народ!

Особенно показательным было поведение бабки-вахтёрши пропускающей посетителей в Беловежскую пущу. Она мне сразу сказала: «Не пущу!» и стала читать лекцию про пограничную зону и всяких подозрительных личностей. Я конечно же посмеялся над ней, рассказал какие белорусы говнюки, что даже воду зажимают, приопустил слегка бабушку, и в конце концов она согласилась пропустить меня в пущу за 20000 белорусских рублей (около 60 рублей на наши деньги). И даже квитанцию выписала, с понтом дело всё законно.

Можно было к ней и не подходить, сбоку домика имеется свободный проезд, который я сразу не приметил. А если будете заезжать в пущу со стороны Каменюк, то есть Бреста, и вовсе без остановки двигайтесь, там ворота всегда нараспашку, а квитанции эти никто не проверяет.

И вот я миновал все препоны и въехал в Беловежскую пущу. Через лес проложена превосходная неширокая асфальтовая дорога. Первым делом вас встречают мосты с орлами построенные ещё в ХlХ веке Александром Третьим, уже в то время пуща считалась заповедной территорией.

Орлы после революции были сбиты и восстановлены совсем недавно, а вот мосты остались нетронутыми с тех самых пор.

Царская дорога и сейчас ведёт в «царское» поместье Вискули, где в 1991 году произошёл беловежский сговор приведший к распаду СССР. Вот въезд в эту резиденцию оформленный скульптурами зубров:

Везде развешаны предупреждения о нахождении в пограничной зоне.

Дорога через всю Беловежскую пущу маркирована как велосипедная трасса, так что особо предупреждений опасаться не стоит. Катайтесь где хотите, в лес заходить можно и даже палатки ставить, только разбивайте лагерь в укромных местах, лучше углубившись в чащу по грунтовым просекам.

Стада кабанов с кабанятами прямо возле дороги гуляют и людей почти не боятся. Я их даже фотографировал, но получилось нечётко. Ночью к моей палатке подходили олени и лоси, шугал их через сетку чтобы не забодали.

Небольшее селеньице Перерово представляет собой лесной хутор с парой построек, невдалеке музей народного быта.

А вот и главная цель моего пребывания в Беловежской пуще – пограничный переход Переров-Беловежа. Сначала у дороги встретите казарму пограничников, а метрах в трёхстах от неё сам КПП. Едва я к нему подъехал, как навстречу вышел бравый сержант и уже собрался пропускать меня в Польшу.

Визы у меня не было и нам оставалось лишь переговорить. Пограничник разрешил поставить палатку где угодно и посоветовал никаких лесников не бояться. Белорусы такой народ, что каждый за себя и к незнакомым людям подходить стесняются, тем более чего-то с них требовать.

От погранперехода я свернул влево и покатил в направлении села Каменюки, чтобы через него выехать к Бресту. Время было вечернее, из пущи я выезжать не спешил, нашёл хорошую полянку для установки палатки и удобно расположился на ней километрах в трёх от пограничников.

Расстояния между въездом и выездом из Беловежской пущи довольно значительные, около сорока километров и более, замучаетесь педали крутить пока весь лес объедите. Магазины вроде как есть в дачных местечках, но я ни одного работающего не нашёл. С питьевой водой тоже напряжёнка, родников я не видел, если только из озера воду пить. Поэтому, пребывая в Беловежской пуще, надейтесь на полную автономность.

Ночью опять шёл дождь, прекратившийся к утру. В просвет между облаками я успел собрать свою непромокаемую палатку и начать движение к Бресту. Внезапно лесная чащоба расступилась, и открылось большое Лядское озеро. Прямо у дороги небольшой пляжик с прекрасным песчаным дном, вода чистейшая и тёплая, вымылся неспешно и продолжил путь.

Едва оделся, как снова пошёл дождь, усиливавшийся с каждой минутой. Под ним пришлось ехать до самых Каменюк. В пути встретился пожилой лесник на велосипеде, поговорил с ним о возможности нелегального перехода в Польшу, предложил деньги за услуги проводника. Но дедушка рассказал что это невозможно, везде контрольно-следовые полосы и натянута колючая проволока под напряжением. Пограничники засекают даже кабанов-нарушителей, а людей вообще ловят десятками. Таких перебежчиков лесник назвал «партизанами», мне тоже сказал: «Да ты и сам на партизана похож, уж очень сильный и отчаянный. Сейчас все туристы по домам сидят, один ты здесь катаешься».

Чем ближе я приближался к Каменюками, тем больше вдоль дороги становилось информационных щитов о всяких достопримечательностях. И неудивительно, именно со стороны Бреста находится главный въезд в Беловежскую пущу с множеством экскурсионных бюро, мелких зоопарков, музеев и прочих увеселений. Сам лес тоже не пустынен, прямо вдоль дорог находится несколько дачных посёлков. Новых коттеджей в них нет, это старые государственные дачи для чиновников. При этих поселениях имеются и неработающие магазины.

Под проливным дождём я выбрался к главному въезду в пущу и сразу спрятался под навесом у касс, где простоял более часа в ожидании хорошей погоды.

Напротив большая автостоянка, куда то и дело подъезжали экскурсионные автобусы и семьи на личных автомобилях, ведь было воскресенье. Некоторые выходили из машин, сразу же промокали и уезжали домой, самые настойчивые под зонтиками продолжали осмотр.

Едва дождь начал стихать, как я вскочил на велосипед и рванул через мост в само селение Каменюки, где находятся магазины. Они опять оказались с бедным ассортиментом, не было даже молока, а не то что сливок. Пришлось брать сметану и шоколадку, хлеб был весь чёрствый, булочками даже и не пахло. Чувствуется что экономике батьки конец наступает, скоро мы его съедим вместе с потрохами и станет Белоруссия российской территорией.

Вблизи магазина располагалась очень комфортная автобусная остановка, на неё бы мне и надо было сразу ехать, а не маяться стоя под навесом у касс. Пока позавтракал, дождь прекратился, выглянуло солнце и не скрывалось за тучами вплоть до самых Карпат, хорошая погода разом установилась на несколько дней.

Полсотни километров до Бреста я промчал с ветерком, шоссе хорошее и широкое. При въезде в город вполне приличный супермаркет «Евроопт», наконец-то удалось купить кока-колу и нормальную еду.

Жилые кварталы Бреста так же безлики, как и остальные белорусские города. Впечатляет только вокзал, похожий на сталинские высотки в Москве. Ещё запомнилась прекрасная широкая велодорожка при въезде в город.

По-настоящему потрясла Брестская крепость, она одна стоит всех достопримечательностей Белоруссии. Едва я вошёл под своды главного входа, как раздался голос Левитана о начале Великой Отечественной войны. В горле сразу перехватило, на глазах влага, окружающий народ притих. Все стоят и плачут, очень сильный ход придумали сотрудники мемориала. А тут ещё под аркой решётка с гвардейскими ленточками, которые ассоциируются с погибшими на Украине. И под финал представления раздалась песня «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой!»
Мир перевернулся в моих глазах, сразу стало ясно что все наши жизненные неурядицы ничего не стоят по сравнению с этим великим местом.

& amp;list=UUNBIbe2gLMSxmiQt-T0SIXA

По крепости я гулял долго, облазил все её уголки. На территорию мемориала проход с велосипедами разрешён, многие даже активно катаются и носятся по аллеям, но я, проявляя уважение к павшим, большей частью водил своего коня под уздцы. Тем более, что со стороны Холмских ворот висит знак о запрете велодвижения в главной цитадели.

Мемориал ухожен, но в глубине Кобринского укрепления попадаются и запущенные уголки с разбитым и вспученным асфальтом советских времён, который уже большей частью заменён на плитку. На аллее главного входа выставка вооружений времён войны, народ активно лазает по танкам. На разрушенные стены крепости тоже можно взобраться, никто особо не гоняет, хотя имеются таблички с требованием о почтительном отношении к развалинам.

Меня особо поразило обустройство Тереспольских ворот, в арочном проёме сохранились старинные чугунные тумбы, огромная железная арматура и многочисленные узкие бойницы в стенах, направленные в сторону входа, чтобы обстреливать неприятеля в случае прорыва.

Главный монумент величественен и тих, на это возвышение поднимаются немногие.

Понравился экспрессивный памятник защитникам границы, возведённый совсем недавно.

Местные жители используют крепость для прогулок, для них это хорошо ухоженный парк со множеством лавочек, возможностью искупаться в чистых водах Буга и вообще культурно отдохнуть. В южной части оборонительных казарм устроен огромный бесплатный общественный туалет, зашёл туда и привёл себя в порядок, правда, вода там только холодная.

Вдоволь нагулявшись по крепости, я направился ко второй главной достопримечательности Бреста – автомобильному пограничному переходу «Варшавский мост». Каждого здесь насквозь пронизывает романтика дальних странствий, а прямо из-за Буга в лицо веет ветер свободы. И хотя в этот раз у меня не было возможности проникнуть в свободный мир, дрожь так и пробивала всё тело. Это место насыщено чрезвычайно сильной энергетикой, не упускайте возможности подзарядиться ею, находясь в Бресте.

Проехав насквозь всю Белоруссию, я встал перед выбором – куда направить дальше руль своего велосипеда. Увиденная страна показалась мне слишком скучной для продолжения странствий по ней, хотелось более острых ощущений. Их можно было отыскать только на пылающей Украине, значит, туда и следовало ехать, оставалось решить каким путём. Наиболее интересной мне казалась дорога через Томашёвку, идущая вдоль границы с Польшей. Однако украинские пограничники могли и не пропустить меня, ведь в стране идёт война и въезд всем россиянам моложе 55-ти лет запрещён. В таком случае мне пришлось бы снова пилить шестьдесят километров назад в Брест, так как дорога там тупиковая. Поэтому я выбрал прямую дорогу на Ковель через погранпереход Мокраны вблизи городка с поэтическим названием Малорита. В случае неудачи оттуда можно было направиться в Кобрин или Дрогичин.

Прямо на Варшавском мосту очень выгодно обменял оставшиеся белорусские деньги на российские рубли в обменном пункте Идея-банка и решительно покатил в сторону Украины, до неё оставалось всего полсотни километров. Будь что будет, но свою долю настоящих приключений обязательно получу!

На выезде из Бреста расположено кафе, хозяин которого устроил целую выставку советской техники. С удовольствием рассмотрел все экспонаты, подобный «москвичок» и у меня был много лет тому назад.

После затяжных дождей на небе сияло яркое солнце, мои паруса наполняла ветром мощная кока-кола, ехалось легко и быстро. Этот вечерний велопробег от Бреста до украинской границы вспоминается мне как одно из лучших мгновений путешествия. Впереди ждали опасности и неизведанное, а вдоль дороги уже стремительно менялись к лучшему пейзажи. Вместо тоскливых лесов возникли обширные поля, чем-то похожие на степь, появились даже каналы как в Крыму или Херсонской области.

Ох, я и раздухарился, волосы ветром назад задуло, рожа в дорожной пыли, кожа золотится от вечернего загара. Перед прохождением границы остановился и привёл себя в порядок, умылся и причесался, надел рубашку, чтобы выказать уважение пограничникам.

Прощай зачуханная совковая «Беларусь»:

Здравствуй родная солнечная и весёлая Украина:

Пожилой белорусский пограничник слишком долго изучал мой новый заграничный паспорт, в диковинку ему был невесть откуда залетевший на тихий пост в глубинке москвич. Через двадцать минут вышел из своей каморки и говорит: «У вас в паспорте фамилия размыта, не покажите ли ещё какой документ»
О подобных засадах я знал и загодя захватил с собой водительские права, после их предъявления все дополнительные вопросы разрешились, хотя и в паспорте никаких «размытостей» не было. Это у пограничников ход такой.

И вот я уже на нейтральной полосе, чрезвычайно длинном участке дороги между белорусским и украинским постами, километра два мне показалось. Если кто пешком идёт, то шагать устанет, в натуре.
Сделал украдкой несколько снимков при въезде на Украину, фотографировать там строго запрещается, а за поворотом, оказалось, два украинских автоматчика стоят с оружием наперевес, молоденькие солдаты. Сразу видно, что по призыву на службу попали, они у меня сигарет попросили. Стоят при полной боевой экипировке, в шлемах и бронежилетах, ждут нападения россиян со стороны Бреста. Очень неприятно было такое видеть.

И вот первый шлагбаум на украинском КПП «Доманово». Солдат посмотрел мой паспорт и без вопросов пропустил к домику-модулю инспекторов пограничной службы, где я протянул паспорт толстой бабёнке в военной форме с осоловевшими от пьянства косыми глазками. Она, увидев документ российского гражданина, сначала старалась быть беспристрастной, но потом выдавила из себя с видимым презрением: «Вероятнее всего вы не сможете проехать в нашу страну», и сразу вызвала старшего по смене. Появился бравый военный, накачанный и плотный, лет тридцати пяти, но уже с поседевшими висками, точная копия преждевременно ушедшего из жизни шоумена Владимира Турчинского. Он предъявил мне список российских граждан, которым разрешён проезд на территорию Украины. Там были указаны лица имеющие близких родственников или едущие на их похороны, водители дальнобойных грузовиков и пилоты гражданской авиации, женщины и мужчины старше 55-ти лет. Ни под одну из этих категорий я не подпадал, и офицер уже собрался поставить мне в паспорт штамп об отказе въезда, но что-то его остановило и он предложил мне пройти в домик руководящего состава, чтобы без свидетелей допросить о цели поездки на Украину.

Там пограничник сделал трагическое лицо и начал торжественную речь об оккупации родной страны российскими войсками, о ежедневной гибели десятков украинских солдат в Донецкой области. «Сегодня ваши опять тринадцать единиц бронетехники через границу переправили!» - с трагическим надрывом закончил он свой панегирик: «Чем вы можете доказать что не станете воевать на стороне террористов?»

- Я знаменитый велопутешественник, еду покататься в Карпатах. Моё имя известно миллионам пользователям Интернета, можете лично удостовериться набрав в любом поисковике «Слава-байкер».

Моё признание заинтересовало старшего инспектора, он тут же полез за компьютер, но сразу стало ясно что пользоваться им он не умеет. «Эх, интернет слишком медленный,» - начал оправдываться бравый вояка и вызвал сослуживца с коммуникатором. Тот ввёл в Гугл моё имя и сразу выскочило множество моих фотографий, личность была установлена. Особенно инспектору понравилась моя фотка с фингалом под глазом: «Э, да вы действительно боевик!»
Пришлось оправдываться: «Эта фотка для смешного аватара сделана, просто так посмеяться»
«Ну ладно, по поводу ваших хороших намерений у меня сомнений нет, но решение по вашему пропуску будет принимать наш командир. Что вы можете ему предложить?»
- Деньги, тысячи рублей вам хватит?
«Маловато, хотя бы две надо», - глазки качка уже наполнились весёлым блеском и надеждой на скорое обогащение.
- Дам и две, без вопросов.
«Ну, тогда пошли оформляться», - радостно сказал взяточник и мы опять оказались у первого модуля с опухшей инспекторшей.

Обстановка сразу сделалась весёлой и непринуждённой, украинские пограничники всячески выказывали мне любезность и давали полезные советы и напутствия, обещали беспроблемный выезд в Россию с любого погранперехода, кроме расположенных в Донецкой и Луганской областях.
Деньги в тот момент я ещё не передал и надеялся прокинуть пограничников после оформления, но перед передачей паспорта мне в руки, старший инспектор предложил зайти в палатку и прямо в присутствии толстой сослуживицы сказал: «Давай взятку!»
Пришлось протянуть ему пару тысячных купюр. Хотел запомнить фамилию этой сволочи, но он предусмотрительно перевернул визитку, приколотую к рубашке, обратной стороной.

Паспорт снова оказался в моих руках, выдали и талончик, который следовало отдать солдату на шлагбауме при выходе с КПП. Таким образом я оказался на территории Украины.
С одной стороны испытывал радость от успешного преодоления границы воюющего с нами государства, а с другой стороны на душе было мерзко от общения с такими подлецами и предателями государственных интересов.

Вот она цена Майдана и всей украинской революции – всего две тысячи рублей и пусть гибнут тысячи соотечественников, зато пограничнику-предателю Родины будет на что погулять.
И раньше украинские стражи вымогали взятки с автомобилистов, небольшие по 500 рублей, а тут Слава-байкер гораздо больше отдал за проезд на велосипеде, это что-то совсем новое и оригинальное.
Ещё в прошлом году россияне воспринимали Украину так же, как граждане США оценивают Мексику, хорошее место для отдыха с невысокими ценами. Но в нынешнем 2014 году Украина представляет собой самый дикий Гондурас, банановую республику с развалившимся политическим строем и преступниками у власти.
Большое спасибо этому пограничнику, я сразу понял куда попал! Надеюсь, кара вскоре настигнет негодяя, вычислить его не сложно – служит на погранпереходе «Доманово» и похож на культуриста Турчинского.

Переход границы в этот раз у меня затянулся и на белорусской, и на украинской стороне, а солнце между тем уже скрылось за горизонтом. Мне следовало подальше отъехать от погранзоны, чтобы ночью не потревожили патрули военных. Они и в мирное время любят кататься по лесным и полевым дорогам приграничья выискивая нарушителей, а во время войны от них даже законному бродяге добра ждать не приходится, мало ли что подумают. Может, решат что я лазутчик-наблюдатель, поэтому, несмотря на сгущающиеся сумерки, пришлось надавить на педали. Дорога была предоставлена мне одному, качество её резко ухудшилось, но ехать быстро это не мешало.

В пятнадцати километрах от границы расположено первое украинское село Горники, въехал в него прямо как в рай. Сразу стало видно отличие жизнелюбивых украинцев от смурных и ленивых белорусов, на центральной площади маленького селения поздним вечером работало около десятка магазинов с полным ассортиментом и толпился отдыхающий народ. В белорусской деревне давно бы уже все сидели по домам, а единственный магазин закрылся бы в два часа дня.
Ещё больше меня поразили абрикосовые деревья вдоль дороги, внезапно появившиеся после пересечения белорусско-украинской границы. Даже в северной Волынской области их не поленились посадить оптимистичные украинцы, почему же это не сделали белорусы, находящиеся всего в паре десятков километров от этого места?!

У селения Проход я свернул в сосновый бор и до наступления темноты успел разложить палатку на тёплом и пушистом мху, теперь можно было спокойно выспаться. Утро было туманным, но в сосновых лесах, благодаря их сухости, на тент палатки роса не оседает, соответственно и последующей просушки днём не требуется.

В крупном посёлке Ратно я обнаружил первые признаки политической нестабильности в стране – на стене здания сельской рады было оборудовано место поминовения Небесной Сотни, погибшей зимой на Майдане в Киеве.
Такие «святилища» встречались мне в каждом более-менее крупном населённом пункте Украины. Часто их располагают невдалеке от церквей и можно наблюдать такую картину: идёт бабушка и крестится в сторону Небесной Сотни, а церковь игнорирует.
Посмотрел и я внимательно на лица этих «героев». Люди как люди, ничего в них особенного нет. Довольно много пожилых мужчин. Кто-то из них действительно погиб за идею, кто-то за деньги. По-человечески их действительно жалко, но, после смерти сотни майдановцев, ныне на Украине народ гибнет тысячами. Вот и делайте вывод, что именно героического они совершили.
По мне, так настоящим героем является бесстрашный боец Моторола из Славянска, а не эти обезличенные люди.

К завтраку я добрался до Ковеля, крупного районного центра Волынской области. Первым делом обменял деньги в банке. В прошлом году за тысячу российских рублей давали всего 250 гривен, а в 2014-ом дали целых 330! Теперь стало ещё легче переводить украинские цены в российские, надо умножать их на три. И с каждым днём моего пребывания на Украине курс обмена становился ещё более выгодным, поднимаясь до 340-345 гривен. Ненадолго просел он только после 17 июля, когда был сбит малайзийский Боинг.

Опять порадовало огромное количество абрикосовых деревьев на улицах, ну прямо молодцы украинцы-мичуринцы.

В Ковеле у меня произошла первая стычка с украинскими националистами, вернее с одной оглашенной бабкой на базаре.
Слава-байкер внешне выглядит так, что сразу все жители российской глубинки узнают в нём москвича. На Украине все встречные безошибочно распознавали во мне россиянина, а стоило открыть рот, тут же говорили: «Да ты из Москвы!». Не знаю как они это делают, понятно что горожанина легко отличить от сельского жителя по отсутствию морщин на лице, на солнце больше щурятся. А вот как можно отличить москвича от киевлянина, они ведь тоже по-русски говорят. Наверное всё-таки по «аканию», хотя лично я его не замечаю.

И вот я, с только что полученными гривнами, выхожу из банка на центральную площадь Ковеля. А там торжество демократии – бабка на бабке сидит и каждая свой товар продаёт. У нас подобное в начале 90-х годов прошлого столетия было. От такого зрелища моё лицо расплылось в широкой улыбке, ну думаю сейчас поживлюсь на дешевинку!

«Только что из России приехали?» - тут же спросили меня старушки, едва я вошёл в их ряд.
- Да, из самой Москвы.
Ну и началась у нас беседа о текущем положении дел, тут уже не до покупок. Никто меня не ругал и не укорял за отъём Крыма и нападение на Новороссию, а вот Путину досталось по-полной. Какими его только словами эти бабки не обзывали, хотя были среди них и вполне здравомыслящие, которые больше помалкивали и только поддакивали моим репликам об обмане населения средствами массовой информации. В конце-концов градус нашего митинга достиг наивысшего накала и одна толстая темноволосая тётка заголосила на всю площадь: «Вы наших детей каждый день убиваете!»
Стало ясно, что ещё чуть-чуть и меня начнут линчевать, растерзают на мелкие кусочки. Я перестал оправдываться и вежливо попрощался с бабками, пришлось уходить с рынка без покупок.

Затарился продуктами и пивом в супермаркете «Колибрис», и ещё не раз пользовался этими замечательными сетевыми магазинами. Цены в них дешевле, чем в остальных супермаркетах западной и центральной Украины.
Упаковку нарезанного сала к примеру купил всего за четыре гривны, наши 12 рублей, а её на целый день хватило. Пиво в гривнах сильно подорожало в 2014 году, но по отношению к московским ценам всё так же дешевле в два раза. А кое-где удавалось покупать по акции 2, 5-литровые бутылки пива за 10-12 гривен (наши 30-36 рублей), что вообще в четыре-пять раз дешевле российских цен. Водка по 35-40 гривен (105-120 рублей нашими деньгами) за поллитра. Самое дешёвое сало в супермаркетах видел по 26 гривен, наши 78 рублей за килограмм, вообще халява. Колбаска недорогая и вкусная, но только сорта что попроще. Двухлитровая бутыль кока-колы стоит 10-11 гривен, тоже недорого. Магазинное молоко в пакетах показалось дорогим, что-то выше тридцати рублей за литр, но я его и не покупал, всё больше на 10% сливки и 4% ряженку нажимал в упаковках по поллитра.
У бабок цены на зелень как и в прошлом году: пучок зелёного лука 2-3 гривны, головка чеснока 1 гривна, хорошие огурчики по 5-7 гривен за килограмм, домашнее молоко 6 гривен за литр, всего 18 рублей в отличие от упакованного.

В Ковеле впервые увидел нелепицу – увешанные жёлто-блакитными и флагами Евросоюза автомобили милиции. Сверху центральных стоек крепят сразу по два-три флажка кустом, да ещё и с обеих сторон, и ездят как клоуны. Две машины с таким смешным оформлением стояли возле ковельского управления милиции, а возле них копошились два пузатых мента советского типа с окосевшими глазами. Я подошёл и подколол их вопросом: «Для чего повесили, чтобы лояльность свою новым властям показать?»
Менты явно обиделись, но в то же время и испугались меня, видно их и до этого уже зашугали всякие активные граждане. Начали чего то бормотать о желании вступить в Евросоюз, типа для того и флажки висят. Тогда я попросил разрешения сфотографировать их машины, на что получил отказ: «Если на посту нас застанете, то там снимайте, а возле управления нельзя»
Вот тебе и новое европейское мышление! Как был совок на Украине, так совок и остался. Куда этим людям со свиным рылом в калашный ряд?! Только вместе с Россией украинцы обретут своё счастье, нечего в этот Евросоюз и соваться.

Из Ковеля я направился прямиком во Львов, главные ворота Карпат. До него оставалось всего 175 километров, две трети дневного перехода.

За городом искупался в одном из осушительных каналов с быстрым течением, чистой и холодной водой. Пока намыливался, потоки воды чуть не унесли моё мыло, успел схватить в последний момент.

Для купания в столь стрёмных местах я вожу с собой коралловые тапочки. Они занимают лишний объём в рюкзаке и весят прилично, зато о сохранности ног можно не беспокоиться.

В шестнадцати километрах от Ковеля находится древний городок Турийск. На въезде в него сохранилась скульптура механизатора и здание 1954 года постройки, это было самое счастливое время для вольной Украины. Позднее и в наше время ничего лучше создать не смогли.

При выезде из Турийска состоялась встреча с местной молодёжью, придерживающейся правого уклона и европейских ценностей. Ребята собрались на субботник, чтобы перекрасить стелу с названием родного города в жёлто-блакитный цвет. Таким образом они хотели показать что население города поддерживает новые порядки и полностью разделяет взгляды президента Порошенко. Впоследствии подобную двойную цветовую раскраску названий населённых мест, лояльных новому правительству, я наблюдал по всей западной и центральной Украине. И ещё там очень любят сейчас перила мостов в жёлто-синий цвет красить, это считается тоже очень патриотичным.
Я остро подколол ребят насчёт их глупой затеи, но они не поняли моей злой шутки и радостно замахали руками в ответ.

Сделав несколько фотографий, я тут же поспешил скрыться, пока до них не дошёл смысл сказанного.

Вскоре я достиг Владимира-Волынского, там та же история с перекраской стелы.

Владимир-Волынский не менее древний город, причём истинно русский. Однако в нём сейчас греко-католические костёлы и новые порядки. Возле супермаркета «Вопак» разговорился с одной энтузиасткой-туристочкой лет тридцати в очках, она искренне заинтересовалась моим путешествием, хотела пригласить к себе в гости, а у меня в тот момент голова была другим занята – сломалась спица Wheelsmith в заднем колесе, купленная в Веломире. Слава богу, остальные спицы выдержали всё это непростое путешествие по разбитым дорогам и не начали лопаться. Даже сейчас до сих пор сожалею что не продолжил ближе знакомство с этой непосредственной жительницей Владимира-Волынского.

При въезде в Нововолынск увидел слева в новом жилом районе полюбившийся супермаркет «Колиборис» и рванул поскорее туда, прикупить пивка на вечер. А там при входе в магазин висит антирусский лозунг «Нет товарам оккупантов!». Местные жители, конечно, смеются и меня уверяли что всё это глупости.

Нововолынск город шахтёрской славы, отсюда и вплоть до Великих Мостов расположено множество шахт, правда чего они добывают, я так и не понял, но шахтоуправления огромные, не меньше чем в Донецкой республике. И отвалы при шахтах высокие.

До вечера я успел преодолеть всю Волынскую область и въехал в Львовскую. За несколько километров до Червонограда увидел живописный холм слева от дороги и уютно расположился на одном из его склонов, на сегодня хватит кататься.

Вечерами, с комфортом устроившись в своей берложке, я всегда перед сном слушал по радио последние известия с полей битвы на юго-востоке. Украинские СМИ сообщают диаметрально-противоположные сведения тому, о чём говорят наши. И всё-таки лжи в их сообщениях гораздо больше, нежели в российских. Например, террористов они убивают и берут в плен тысячами почти каждый день. Единственное во что верилось, так это в цифры потерь украинской армии, в среднем около двадцати человек в день. Мирные жители, по словам местных радиостанций, гибнут исключительно от рук донецких и луганских боевиков. А когда я спрашивал украинцев, что они думают о гибели женщины с оторванными ногами возле луганской администрации, видео этого происшествия выложено в Интернет, то люди говорили что не хотят верить в это, якобы это самая настоящая подделка. Ну и кто из нас больше зомбирован?!

Понятен всплеск патриотизма на Украине, люди хотят отстоять свою независимость и готовы мириться с самыми страшными фактами, даже с падением Боинга и массовой гибелью своих соотечественников. Тем более, в спокойных районах страны жизнь идёт своим чередом, войну показывают только по телевизору. У нас тоже было подобное отношение простых граждан к чеченской войне. В Грозном и окрестностях гибли целые батальоны, а в Москве не прекращалось веселье, работали ночные клубы и танцплощадки. За войной интересно наблюдать издалека, пока она не пришла в ваш дом.

Так вот, ситуация на Украине не такая безопасная для остальных мирных жителей, как это было в неспокойной России 90-х. Ясное дело что Луганская и Донецкая республики никогда больше не вернуться в состав Украины, пока у власти нынешние негодяи и взяточники.
Новороссию мы отобьём, это дело времени. Зачем же украинским военным погибать за просто так? Сдаваться надо и наводить порядок среди собственной олигархии, принимать твёрдые законы, вычищать из власти предателей и мздоимцев.

Главные претензии украинских матерей и жён к Путину и Порошенко заключаются в очень коротком вопросе: «За что погибают наши дети, разве для этого мы их растили?»
Страшно умереть даже за прекрасную Родину, а когда заставляют умирать за непонятно что, становится вдвойне страшнее.

«Молюся за вас дорогеньки! Вертайтесь до дому здоровеньки»:

Безысходность нынешней ситуации хорошо передаёт лирическая песня «Два колёри мои, два колёри», которую часто крутят на всех украинских радиостанциях. Она медленная и дома я вряд ли стал её слушать, а тут сильно проникся ею и прямо таки обливался слезами во время трансляций. Особенно понравились варианты в исполнении Квитки Цисик и Таисии Повалий, очень хорошая песня. И очень обидно за тяжкие обстоятельства сложившиеся в некогда прекрасной и любимой Украине.

& amp;list=RD7-ml3FQhFv0

Некоторые украинские националисты считают что это песня про их бандеровский флаг, но пусть не придумывают глупостей – эта песня про любовь и ничего более.

Многим интересно как сейчас украинцы относятся к русским. Отвечаю честно, проверив эту истину на себе: плохо относятся. Столько гадостей в адрес России мне ещё никогда не доводилось слышать за всю предыдущую жизнь. Наши соседи жутко оскорблены аннексией Крыма и нападением на юго-восточные регионы. Их можно понять, можно и простить. Мы, русские, очень великодушная нация и быстро забываем обиды.

С одной стороны ехать по Украине было весело, на каждом шагу дешёвое пиво и почти бесплатные продукты, спокойная мирная жизнь вдалеке от войны. А с другой стороны, буквально от каждого встречного я слышал упрёки в сторону нашего президента и российской армии. Меня лично никто не оскорблял в лицо, не стремился поколотить, но при этом приходилось выслушивать различные гадости о звериной сущности русского народа.

Я даже и не пытался спорить с этими людьми, избрал тактику поддакивания, чтобы ещё больше не нагнетать обстановку. Расставались мы, большей частью, друзьями и довольными друг другом. Людям удавалось выговорить свои обиды прямо в лицо россиянину, да ещё и москвичу, отыскать которых сейчас на Украине почти невозможно. Поэтому на душе у них после такого общения значительно легчало.

Что касается моего личного самоощущения и самооценки, то во время пребывания на Украине они поднялись до невиданных высот. Наблюдая шатания и разброд, упадок экономики, предательство госслужащих, я чувствовал себя гражданином очень сильного государства, вершащего судьбы планеты. Там, на севере, у меня была великая Родина и решительный президент, а значит я не боялся никаких нападок и опасностей. Сам Путин помогал мне крутить педали велосипеда, ехалось легко как на тандеме. А за нашими спинами виднелись атомные ракетоносцы с «Булавой».
Ну и кто такого обидит?!

Ещё меня многие спрашивают после возвращения оттуда, действительно ли западные украинцы стали настоящими фашистами, как у нас их иногда называют по телевидению.
Нет, это не так!
Фашизмом там и не пахнет, приверженцы Майдана стали обыкновенными предателями, что не менее мерзко. Они предали наше советское, боевое и многовековое славянское братство.
Как объяснил мне один наивный бизнесмен с массивной золотой цепью на шее из городка Бар под Жмеринкой, новое поколение стремиться в Европу для обретения общечеловеческих ценностей. Чтобы отречься от совковой привычки спасать горящий трактор вместо спасения собственной жизни при пожаре. Взрослый человек сорока лет, а рассуждает как подросток. Ну разве мы от этого уже не отошли?! Давно уже каждый только о своей шкуре и печётся.

Подобным образом мыслят и некоторые интернет-хомячки: «При советской власти компьютеров бы не было, хорошо что у нас капитализм», упуская из виду что жизнь идёт поступательным путём. И всё хорошее появляется в ней независимо от того, какой политический строй исповедует правительство. Неужели «новые» украинцы действительно думают что в случае союза с Россией их заставят тушить горящие трактора?! Конечно же нет, их жизнь станет гораздо лучше, богаче и спокойнее. Достаточно взглянуть на каких машинах ездят россияне и какой хлам до сих пор используют для перемещения украинцы, а также на состояние дорог в Незалежной.

А дорожка после Червонограда пошла аховая. Участок трассы Р15 от этого шахтёрского города вплоть до Великих Мостов разбит в хлам до грунта. Пыль стоит столбом не оседая, и если бы не боковая тропинка для пешеходов и велосипедистов, то не знаю как я там и проехал бы, особенно во время утреннего трафика, когда множество автомобилистов спешит на работу.

На этой трассе расположена шахта «Междуреченская», а при ней замечательная столовая, в которой я задёшево наелся до отвала, причём работать она начинает с раннего утра, даже до открытия магазинов.

Сначала хотел взять борщ, но его варят только к обеду. К завтраку подают гречку и горох с различными добавками. Взял тефтелей, два вида салатов, томатный сок и кофе с пирожками. Всё это обошлось в 11 гривен (наши 33 рубля)! У нас за такие деньги и один салатик не купишь. Очень обрадовала столь низкая стоимость, тем более что в прошлом году цены шахтёрских столовых Луганской области показались чрезвычайно высокими.

Я оказался первым посетителем этой столовой, затем начали и шахтёры после смены подтягиваться, с интересом наблюдал за ними и прислушивался к разговорам. Народ очень простой, одеты в потёртые пиджачки и выцветшие рубашки, видно что мало зарабатывают. Перед едой покурят на улице и за стол, тоже гречку заказывают.
Первым начал с одним мужичком средних лет разговор, да он не заладился. Западноукраинский шахтёр то ли плохо понимал русский язык, то ли просто обалдел оттого что с ним наглый москаль беседу завёл, но в ответ сурово промолчал. Мне оставалось только в растерянности сесть на велосипед и продолжить путь.

Ближе к Львову дорога стала прекрасного качества, проехал Жолкву, Куликов и остановился искупаться в канале перед вступлением в великий город.

Канальчик оказался узеньким, но с быстрым течением и чистой водой. Не знал что до Львова совсем немного осталось, пришлось въезжать в него без трусов. Они сушились на руле после стирки и не успели высохнуть, а на грипсах висели носки, там они тоже быстрее сохнут.

Узнал у жителей как добраться до района Подзамче, что рассмотреть его получше. Оказалось совсем близко, а по пути ещё и супермаркет «Фуршет» попался. Разумеется заглянул в него, набрал всяких вкусняшек.
Смотрите какие там фантастические цены на сало и какое его изобилие:

Всего 12-15 рублей русскими деньгами за упаковку аппетитной нарезки.

А вот и старинное местечко Подзамче, такие облупленные здания только в кино увидишь. И, тем не менее, они прекрасны. Причём это заселённые жилые дома, бабушки выходят на балкончики и трясут коврики.

Хотя встречаются и совсем запущенные выселенные строения. Вот это было очень неприятно видеть, прохожие в нём помойку устроили:

Ближе к центру начинаются булыжные мостовые, улочки узкие под уклоном, да ещё и трамвай по ним ходит.

Львов называют не иначе как «маленький Париж» и это действительно так. Ну чем не здание на пляс Этуаль:

Лестницы в подъездах этих домов деревянные, ни разу не менявшиеся столетиями. Плитка на полу тоже родная, даже двери квартир старинные, редко где железную встретишь. На лестничных площадках верхних этажей паркет выложен! Снял эту антикварную красоту на несколько видео, посмотрите устройство типичных львовских подъездов:

& amp;list=UUNBIbe2gLMSxmiQt-T0SIXA
& amp;list=UUNBIbe2gLMSxmiQt-T0SIXA

А за окнами парадных уютные дворы-колодцы с развешанным бельём:

Как рассказали знающие люди, евреи эти дома для себя строили, они толк в комфорте и уюте знают. Именно поэтому и Львов получился таким уникальным. Даже Одесса с ним по красоте не сравнится, там сейчас всё запущеннее выглядит, хотя внешне Одесса побогаче будет. Вот, разве что, Черновцы ещё так же красивы, но о них позже расскажу.

Тихой сапой, шажок за шажком пробирался я в самый центр города, стараясь не пропустить ни одной мало-мальски значимой детали быта горожан:

Наконец притомился и начал искать укромную лавочку, чтобы пообедать припасами из «Фуршета». Скамеек в центре Львова множество, но большинство расположено в круг и на них уже сидели люди. Не хотелось чтобы окружающие наблюдали за моей полубомжацкой трапезой, ведь культурный и образованный человек среди этой красоты непременно пообедал бы в кафе, коих там множество, тем более везде работали летние веранды.

Укромная лавочка была обнаружена возле входа в греко-католический храм Матери Божой Неустанной Помочи. Место было шикарное, под раскидистым каштаном, на высоком подиуме-возвышении, а внизу раскинулась одна из центральных площадей.

Пить пиво возле храма я бы не рискнул, да и не было такой необходимости, поскольку выдул его значительно раньше. А вот покушал от души, никто не мешал резать ножиком хлеб, огурцы и чистить чеснок. Сало оказалось просто волшебным на вкус!

Наевшись и отдохнув, я сделал финальный рывок и оказался на огромной площади перед оперным театром. В Одессе поинтереснее имеется, но там площадь значительно меньше.

Но главное моё внимание привлекла не попсовая достопримечательность, а большая военная палатка установленная напротив театра для сбора средств и «допомоги» солдатам воюющим с сепаратистами на востоке. Как раз к ней подъехали собратья-велотуристы с большими «жовто-блакитными прапорцами» на багажниках, сразу видно патриоты Украины. Ну о чём с такими разговаривать, к тому же ясно что местные, не издалека. Я к ним даже и не подходил, а завёл разговор со сборщиками помощи. Представился велотуристом из Москвы, сказал что разделяю их взгляды и хочу сделать о них фоторепортаж для публикации в этом отчёте. Ребята оказались нормальные, Путина не ругали, меня тоже.

Они с любезностью продемонстрировали рисунки львовских детей в поддержку армии, письма солдатам на фронт от граждан Украины.

Мне особенно вот этот стишок понравился:

«Не иначе как «бандеры»
Кличет старший брат с Москвы,
Мы ж на деле украинцы,
С Украины родом мы»

Долго поговорил со сборщиками о том, о сём. Я рассказал, что в Москве стоят подобные палатки для сбора средств повстанцам юго-востока. Сам сфотографировался с флажком в поддержку украинских солдат.

А когда попрощался и поехал дальше, то ….. не положил даже малой толики денег в копилку помощи! Мне действительно было жалко денег, а вовсе не из-за ненависти к украинским солдатам. Наверное, эту неловкость заметили и сборщики-патриоты, но лично меня совесть недолго мучила, за поворотом уже всё забылось.

А ведь в этой копилке даже множество сотенных купюр лежит, как вы видите. Народ Украины не жалеет кровных на помощь своей армии, а вот лицемерный Слава-байкер жалкие десять гривен зажал.

Закончив осмотр львовских красот, я расспросил таксистов как выехать на шоссе ведущее в Ивано-Франковск. Задача оказалась несложной, прямо из центра идёт на юг города улица Зелёная, она и является началом дороги в Карпаты. По пути встретился удивительный памятник Пабло Пикассо:

Художник вышел из подъезда в одних шортах и курит стоя перед урной, прямо как живой человек.

В Карпатах мне непременно хотелось прокатиться на знаменитом дизельном «раховозе», доставляющем туристов из Ивано-Франковска к подножию высочайшей горы Украины Говерлы. Поезд этот идёт через такие ущелья, тоннели и мосты над горными реками, что замирает дух. Весь этот путь он ползёт вверх и на крутых подъёмах его дизеля урчат на повышенных тонах, поддавая газку. Кажется, ещё чуть-чуть и силёнок вывезти не хватит, но «раховоз» не сдаётся, смело преодолевая самые высокие горы.

Я знал что с вокзала Ивано-Франковска он отходит в два часа ночи, поэтому расслабляться и укладываться спать после девяти часов вечера не стоило, заслуженный отдых ждал утром в Ворохте. Пришлось как следует притопить и с наступлением темноты я уже был в старинном красивом Галиче, от которого до Ивано-Франковска всего 25 километров, а до отхода поезда оставалось целых четыре часа, значит можно было уже не спешить. Зашёл в ночной магазин запастись кока-колой, чтобы не тянуло в сон, въехал по разбитой дороге в Ивано-Франковск и начал куролесить по знакомым улицам, расположение которых ещё в прошлом году выучил наизусть. Пытался фотографировать, но в темноте всё очень невнятно получалось. Например, перед зданием городской мэрии местные «патриоты» устроили свой показательный «майдан», ну никак им нельзя от столичного Киева отставать. Поставили пару больших армейских палаток и щедро обложили их покрышками, своего рода предупреждение городскому начальству.

Ивано-Франковская область, или иначе Галиция, является самым непримиримо настроенным регионом Украины по отношению к России, именно здесь я услышал наибольшее количество гадостей и претензий в адрес соотечественников, даже пришлось пожалеть что сюда заехал. Неудивительно, предатель Бандера родом из села под Калушем. На ночной площади Ивано-Франковска я разговорился с компанией таксистов, скучавших в ожидании пассажиров. Среди них был один худощавый мужик лет сорока, который прямо слюнями изошёл, хвастаясь мне как он ненавидит Путина и Россию вообще. Сразу после отъёма Крыма в марте он повесил российский флаг под выхлопной трубой своего такси, и долгое время так ездил, демонстрируя окружающим свой патриотизм и ненависть к захватчикам. В качестве доказательства тут же показал мне фотку на телефоне, она является его гордостью. А ведь когда то этот раздолбай работал оперативником в городской милиции, и вот превратился в жалкого ночного таксиста, видать не случайно такое произошло – каждому по уму и способностям.

Таксист долго рассказывал мне о превосходстве западноукраинской расы над остальными, говорил что с 1999 года в Ивано-Франковске не существует уличной преступности, что это самый спокойный город Украины. А между тем, прошедшей зимой и весной здесь были настоящие беспорядки, едва не перешедшие в уличные бои. Бандеровцы с оружием штурмовали здание местного управления Службы Безопасности Украины, аналога нашего ФСБ. При этом они выломали и сожгли невероятной красоты двери главного входа, которыми я ещё в прошлом году восхищался. Вот та самая прошлогодняя фоточка:

Теперь этих дверей больше не существует. Ну и куда таким дикарям в Евросоюз?! Они же там собор Парижской Богоматери сожгут, сучьи дети.

И ещё добавлю насчёт «несуществующей» уличной преступности в Ивано-Франковске. Ехал я по ночной пустынной и широкой Галицкой улице, а сзади раздавались какие-то вопли, то пытался меня обогнать вдрызг пьяный паренёк лет двадцати пяти на хорошем даунхильном велосипеде. Наконец ему удалось как следует разогнаться и он попытался с ходу обойти меня, при этом едва не зацепил слева, а обогнав резко подрезал, вильнув вправо, и упал. Сделал он это не специально, а потому что у него в этот момент по причине пьянства отключился вестибюлярный аппарат. Парнишка со всей силы ударился бедром о высокий бордюр и башкой об землю, грохот стоял ужасный. Я конечно проехал без остановки, даже и не пытался ему помочь. Возможно он умер, но скорее всего таки оклемался с тяжёлыми травмами, пьяному море по колено.
Ну разве это не хулиганство?! Чего ж тогда хвастаться отсутствием уличной преступности.

Дождавшись отправления «раховоза», я совершил увлекательную поездку по горной железной дороге. Но всё-таки был слегка разочарован слишком медленной скоростью этой трёхвагонной дизельной электрички. В общем, за то время, пока ждал её, на велосипеде уехал бы гораздо дальше. А так, конечно, пейзажи красивые:

& amp;list=UUNBIbe2gLMSxmiQt-T0SIXA
& amp;list=UUNBIbe2gLMSxmiQt-T0SIXA

Ранним утром я оказался в Ворохте. Туристов, кроме меня, в поезде не было, только местные жители возвращались по домам из большого областного города. В Карпатах нынешний сезон застойный, одни грибники по лесам шастают, туристы всё больше дома сидят.

Моей целью был осмотр восточной части Карпат от Говерлы до Черновцов, а пока я поспешил выехать из Ворохты и расположиться на отдых, бессонная ночь уже давала о себе знать.

На мшистом склоне горы под еловым пологом спалось очень продуктивно, тенистое место спасало палатку от перегрева лучами солнца. В полдень проснулся и начал свои странствия по горной местности. Едва выехал на шоссе, как сразу встретил велотуриста Александра из Николаева. Он путешествует культурно, прилично одет и снаряжение у него блистает чистотой, поскольку ночует Саша в гостиницах.

С ним мы про войну не вспоминали, нормально поговорили о планах и насущных проблемах велобродяг. Александр следовал из Черновцов, куда добрался из Николаева на поезде. Ему предстоял тяжкий переход через грунтовые перевалы Черногорского массива, там то он наверняка сильно испачкался во влажных лесах, к вечеру пошёл дождь и лил весь следующий день.

Вскоре я забрался на высокий Кривопольский перевал и почувствовал себя настоящим горным орлом, какой-никакой повод для гордости.

На левой части фотографии видно трёх лесорубов, сидящих у придорожной стелы с названием Верховинского района. Я подъехал к ним и завёл разговор про местные обычаи, в частности подробно расспросил каким образом следует здороваться со встречными. Старший объяснил так: идущий человек должен первым говорить сидящему встречному «Слава Иисусу!», тот отвечает «Навеки слава!».

Однако это правило полностью применимо только к Закарпатью, а я находился в Ивано-Франковской области, где в большинстве случаев говорят просто «Добрый день!». На мои последующие приветствия «Слава Иисусу!» правильно отвечали только старушки, а молодёжь шалела от неожиданности и в ответ только кивала головой. Так что, на ивано-франковщине этот хороший закарпатский обычай полностью не прижился.
В Рахове даже кассирше супермаркета каждый покупатель говорит «Слава Иисусу!», а здесь при входе в сельские магазины я слышал только «Добрий день!» или «Добрего ранку!»

Верховинские лесорубы оказались вполне доброжелательными, мы говорили только об обычаях горцев, ни слова о политике, хотя я сразу представился москвичом. Обменявшись полезной информацией, мы тепло распрощались, и я уже начал движение на велосипеде, как внезапно услышал вдогонку от одного прежде молчавшего мужика вопрос: «А ты мог бы убить Путина?»
Реплика прозвучала вполне серьёзно, без всякого подкола и шуток. Видимо, сельский житель решил, что у москвичей имеется такая возможность, президент России сидит в Кремле и далеко ехать за ним не надо.
Такая внезапная злоба сильно обескуражила, я смог лишь выдавить «Всё успокоится!» и исчез за поворотом. Вот такими мыслями забиты сейчас головы простых украинцев.

Патриотизм чрезвычайно развит даже в отдалённых горных районах.

Про многочисленные флажки на машинах украинцев не упоминаю, это и так все знают. С прапорцами ездят даже мотоциклисты. Однако у Славы-байкера флажок больше!

Я находил множество подобных отвалившихся жёлто-синих флажков прямо на дорогах и использовал их для иронических фотосессий. Но у меня и мысли не возникало наступить на него ногой или переехать колесом велосипеда. Более того, увидев валяющийся в пыли украинский флаг, я всегда останавливался, поднимал его и втыкал как следует на обочине, либо крепил на ветку дерева. Почему же тот ночной таксист так грубо обошёлся с российским, вывесив его под выхлопной трубой?!

Между тем пришло время перекусить, зашёл за этим в придорожный магазин. На полянке перед ним группа туристов сидела за большим столом и громко стучала ложками, поглощая приготовленный хозяйкой обед, там было и первое, и второе, и третье. У меня потекли слюньки, сильно захотелось домашней еды, но после отдачи двух тысяч рублей продажному пограничнику приходилось экономить. Взял только пару булочек и бутылку кока-колы для оптимизма и скорости. Всё-таки в этих мелких горных магазинчиках вблизи туристических троп цены завышены и лишнего в них себе не позволишь.

Но вскоре я добрался до крупного районного центра Верховина и там уже с лёгкостью расстался с незначительной суммой в дешёвом супермаркете «Наш Край».

Верховину воспел писатель Иван Франко, проживавший здесь в начале ХХ века. Но вряд ли именно Верховину можно считать гуцульской столицей, на самом деле она находится в закарпатской Ясиня. Там и люди значительно добрее и лучше. И если соберётесь ехать в Карпаты, друзья мои, то следуйте только в Закарпатскую область, чтобы не обрести лишних разочарований. Ивано-франковщина слишком националистический регион, россиянину здесь будет неуютно. А в Закарпатье настоящий интернационал – там, кроме украинцев, и венгры живут, и румыны, и словаки, и наши кровные братья русины.

На главной площади посёлка находится информационный щит с выпадами против России, с интересом его осмотрел.

Взяв в супермаркете хорошей закуски и пива «Черниговское-Максимум», я расположился на лавочке в уютном скверике перед церковью и принялся обедать. За спиной было очередное святилище «Небесной Сотни».

Памятник советским бойцам Великой Отечественной тоже в ухоженном состоянии и даже свежие венки установлены:

Но в других селениях мне встречались и совершенно заброшенные заросшие травой монументы:

После обеда я оказался на берегу стремительной горной реки Чёрный Черемош. Народ активно купался на каменистых пляжах, а я вдобавок решил ещё и капитальную стирку устроить, для чего прикупил недорогой стиральный порошок «Гала» за 8 гривен.

Нашёл укромное место за кустами у дороги и принялся полоскаться. Откуда ни возьмись, появились две пары отдыхающих и тоже решили здесь искупаться, видно было что здесь они не в первый раз, а я занял самые удобные места входа в воду, широко разложив свои шмотки.

Тем не менее, они не стали меня притеснять, а прошли подальше. Мы поздоровались на русском языке и новые соседи начали купание раздевшись донага, при этом ничуть не стесняясь. Одна баба у меня даже шампунь попросила, увидев как я намыливаю голову, но его не было.

Когда эти люди тридцати-сорока лет, оказавшиеся киевлянами, стали уходить, они спросили откуда я приехал. Узнав что из Москвы, сразу наговорили кучу претензий. Пришлось отвечать, что у нас в России так близко к сердцу эти проблемы не принимают и войны не замечают. Это ещё больше раззадорило их: «Как не замечают, у нас соотечественники каждый день гибнут?!», и с видим неудовольствием удалились.
Что тут скажешь, киевляне тоже о себе слишком много понимают, как и москвичи, оттого так безапелляционно и судят.

Едва туристы ушли, как набежала огромная туча и мгновенно начался сильный дождь. Пришлось спасать разложенное имущество, спешно накрыв его тентом от палатки, а выстиранная одежда так и не высохла. Я натянул её прямо на тело в надежде что солнце так быстрее просушит, но оно не выглянуло до вечера, и дождь почти не прекращался. Над горами нависли туманные тучи.

Пришлось продолжать путь в мокрых условиях, впрочем было довольно тепло. Встал выбор каким маршрутом следовать в Черновцы – через Вижницу или Косов? Он быстро разрешился у развилки за Криворовней. Дорога на Вижницу была грунтовой и совершенно разбитой, а при сильных ливнях ещё и непроезжей, как подтвердил мне местный житель на мопеде. До Косова дорожка тоже была не ахти, но хотя бы асфальтированная. Особенно стрёмно смотрелись на ней два огромных туристических автобуса, медленно спускавшиеся с перевала и тормозящие у каждой ямы. Они пыхтели пневматикой и ревели тормозами как слоны. Пропуская их на узкой дороге, я буквально вжался в тросовое ограждение над пропастью, и долго наблюдал вслед за их петлянием по мостам на спуске в ущелье. Пассажирам этих автобусов оставалось только позавидовать, наверняка страху и острых ощущений натерпелись.

К вечеру я успел преодолеть Буковецкий перевал и въехал в длинное селение Яворов, растянувшееся с перерывами почти до Косова.

Здесь начал подыскивать место для ночёвки, пока затих дождик. Вскоре увидел каменистый подъём, ведущий от дороги высоко вверх к просвету между елями. Затащил в него велосипед и обнаружил хорошую открытую полянку, где и расположился.

Даже успел развесить непросохшую одежду на резинке, но вскоре опять пошёл дождь, и она вымокла ещё больше. Мне же оставалось только спрятаться в палатке и наблюдать за вершинами гор, осадки не прекращались всю ночь.

Утром кое-как быстренько собрался, причём мокрое имущество пришлось засовывать в мешок поспешно и неаккуратно, отчего мой багаж приобрёл непрезентабельный вид. Забегая вперёд, скажу что полностью просушиться удалось лишь во второй половине дня за городом Снятын.

Пока укладывался, мимо проходила пожилая жительница Яворова с дойки коровы. Она от всей души предложила налить молока, причём бесплатно. Такое вкусное первый раз в жизни пил и даже понос после не прохватил, что часто случается после покупки домашнего молока на рынке.
Но одним молоком сыт не будешь, заехал в магазин, взял пива и сарделек. Как назло опять пошёл мелкий дождь, спрятался от него на уютной автобусной остановке и обстоятельно позавтракал.

О многочисленных придорожных часовенках я уже рассказывал, они имеются буквально при каждом доме, у кого побольше, у кого поменьше в виде скульптуры Девы Марии. Дома тоже аккуратно оформлены, но в этой местности всё больше дачники проживают.

Перед въездом в Косов в качестве предместья располагается селение Город, там я познакомился с компанией местных жителей занимавшихся погрузкой автомобиля. Один из них, узнав что я из Москвы, даже вылез из кузова и рассказал о своём отношении к простым россиянам и лично Путину.

Прикольный «бандеровец» оказался, от души высказался. Послушайте его откровения на этом видео:

& amp;list=UUNBIbe2gLMSxmiQt-T0SIXA

В Ивано-Франковской, да и в Черновицкой, области любят полностью обивать жилые и культовые строения жестью с чеканным узором. Скорее всего, таким образом дома предохраняются от обильных осадков, но наверное огромную роль в подобном оформлении играет и художественная составляющая. Встречаются огромные ворота и калитки целиком сделанные из сплошной серебристой чеканки.

В Косове опять посетил популярный супермаркет «Наш Край» и поговорил с двумя продавщицами из парфюмерного магазина, расположившегося по соседству. Разузнал чем здесь живут люди, счастливы ли и какие имеют надежды, беседа обошлась без политических претензий.

Особых достопамятностей в Косове я не приметил, не впечатлил этот городок и велотуриста Александра из Николаева, встреченного ещё под Ворохтой. Но сам по себе он уютен, есть центральная площадь и улицы со старинными зданиями. Запомнился Косов лишь тем, что сразу после него разом исчезли горы и началась совершенно плоская равнина. Скорость моего перемещения, несмотря на дождь, сразу резко увеличилась.

Мелкий дождик не радовал, но уже и не особо мешал. А тут ещё и попутный ветерок в спину задул, ехать стало веселее.
В селении Попельники увидел два велосипеда серьёзных велотуристов, стоящих у стенки придорожного кафе. Вышедший хозяин пояснил что это немецкие велотуристы пережидают дождь в его заведении. Я не стал заходить в помещение и отвлекать людей от отдыха расспросами, тем более что спустя час у нас состоялась повторная встреча в Снятыне.

Вскоре я пересёк великую молдовано-румынскую реку Прут, она довольно широкая и глубокая, с заросшими берегами и водой жёлто-зелёного цвета от обилия глины в речной долине. Купаться бы в ней я не рискнул, очень стрёмно выглядит, в такую воду и входить не хочется.

Прямо за мостом через Прут раскинулся городок Снятын, последний оплот экстремизма и национализма на ивано-франковщине – сразу при выезде из него начинается интернациональная Черновицкая область. Старинная архитектура древнего города впечатляет, но главная его достопримечательность это памятник полковнику Украинской Повстанческой Армии Василю Андрусяку.
Стоит брутальный дядька в фашистской форме с машингевером наперевес. Скульптор постарался, очень талантливо изваял, впечатляет.

Лично у меня не имеется никаких возражений против установки подобных памятников на западной Украине, и даже радует их наличие, показывающее своеобразие региона.

Однако, хочу довести довести до сведения братьев-украинцев причину нынешних беспорядков и боестолкновений в стране. Все несчастья начались именно из-за того, что в стольном граде Киеве переименовали один из центральных проспектов в улицу Степана Бандеры. И это не мои домыслы и догадки, а истинный фактор начала дестабилизации обстановки. Нельзя было допускать этого переименования потому, что Киев это вам не Ивано-Франковск, и даже не Львов.

Именно это окончательно разрушило, и без того, шаткую дружбу между восточным и западным населением страны, а также грубо оскорбило всё население России. И Путин здесь ни при чём, в своём отношении к Украине он исполняет ровно то, чего желают все россияне. Так что, особо ретивым националистам в центральных и восточных районах не стоит позволять себе подобных излишеств с памятниками и переименованиями. То, что кажется невинной шалостью на западе страны, в остальных регионах перерастает в многочисленные смерти.

Пока фотографировал памятник бандеровцу, мимо пронеслись два ранее встреченных у кафе велотуриста, догнал их на центральной площади. Они оказались немецкой парой, начавшими свой путь в Польше и завершающие его в Черновцах. Далее их ждала дорога в Германию на поезде. Девушка замечательно говорила по-русски, да и парень кое-что понимал, открытые и позитивные люди. Рассказали что хозяин кафе подозревал во мне жулика, затем и вышел на улицу в дождь, чтобы приглядеть за велосипедами щедрых и богатых посетителей.

Путешествуют они на 28-дюймовых велосипедах с жёсткими вилками, очень завидовали моей комфортной вилочке, на разбитых украинских дорогах их сильно растрясло. Резина у них узкая, что тоже комфорта не добавляет. У парня стальной велосипед изготовленный в 1994 году, у девушки более свежий Specialized Sirrus. Навесное оборудование 8-скоростное Шимано Аливио, как и у меня, самое надёжное и долговечное. Педали обычные топталки с туклипсами.

У супермаркета «Колибрис» наконец удалось переговорил ещё с одними туристами издалека, встреченными ранее. Пару часов назад моё внимание привлёк кемпер с европейскими номерами и прикреплёнными сзади велосипедами, он стоял возле сельской церкви, рядом никого не было. А теперь в Снятыне мы радостно переговаривались на французском языке, путешественники прибыли из Франции. Глава семейства является крупным бизнесменом, главой корпорации. Таким образом они отдыхают, взяли себе дом на колёсах и ездят по отсталым странам. Ищут тех, кто глупее их, чем собственно и я люблю заниматься.

За Снятыном начинается Буковина, историческое название Черновицкой области. На границе областей расположен пост ГАИ с оборудованным блок-постом в виде бетонных блоков с бойницами, менты тоже начеку стоят с автоматами наперевес.
Чуть далее обнаружил пустынный сельский стадион со всякими приспособлениями для подтягивания, на них и просушил палатку с вещами пока обедал. Выглянуло солнышко и ветерок приличный дул, всё высохло буквально за полчаса.

Отобедал прекрасной тюлечкой, купить которую в Москве почему-то невозможно.

Вдоль дороги стали появляться многочисленные развалы с арбузами и дынями, как на херсонщине. Завозят их из близлежащей Молдавии.

И вот уже Черновцы, в этот холмистый город я влюбился с первого взгляда. В нём можно различить черты и Львова, и Одессы, но всё равно он остаётся своеобразным благодаря своей необычной мостовой с широкими плоскими булыжниками, более похожими на огромную прямоугольную плитку.

На въезде в город познакомился с местным энтузиастом велоспорта Юрой Дарковским.

Однажды в молодости ему удалось заработать 400 долларов в сибирском Сургуте. Вернувшись домой, Юра решил купить шоссейный велосипед и с тех пор с него не слезает, сейчас ему 53 года и он до сих пор холост. Вот какой молодец!

Черновцы невероятно уютны, их населяют вежливые русскоговорящие люди, а на улицах пахнет превосходным кофе от расставленных автоматов по его продаже. Мне даже захотелось немедленно познакомиться с какой-нибудь одиноко сидящей на бульваре женщиной и остаться у неё навсегда, начав здесь жизнь заново.
Особенно понравились дворы-колодцы, они ещё лучше чем в Львове. Сначала попадаешь в здание через обычную подъездную дверь, проходишь впечатляющий тоннель-коридор и оказываешься на дне самого настоящего колодца – вокруг тебя под чистое небо кругами уходят несколько этажей с галереями для прогулок. На фотографии такую красоту полностью не покажешь, посмотрите лучше небольшое видео об устройстве подобных двориков в Черновцах:

& amp;list=UUNBIbe2gLMSxmiQt-T0SIXA

Городское население составляют высокообразованные культурные люди, они не в особом восторге от революции, потому памятный знак Небесной Сотне на центральной площади находится в запущенном состоянии. Листовки висят выцветшие от солнца и все в подтёках от дождей, некоторые вообще оторвались.

Подобное отношение к «героям» Майдана наблюдается во многих местах центральной Украины, тут вам не дикий запад.

По городу я гулял до самой темноты, и всё ещё никак не хотелось уезжать отсюда. Не только знаменитый Слава-байкер в восторге от Черновцов, их воспел знаменитый фотограф Борис Савельев, отец Вадима Савельева из «Веломира», более известного под кличкой «Вадос».
У него в 2001 году была персональная фотовыставка в Московском Доме Фотографии посвящённая Черновицам. Прекрасные чёрно-белые фотографии старинных улочек и зданий никого не оставят равнодушными. Желающие посмотреть высококачественные работы Бориса Савельева и сейчас могут разыскать их в сети:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2, %D0%91%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
http://www.photounion.ru/Master.php

Заночевал я за селением Острица, вблизи дороги на Хотин, найдя с помощью фонарика хорошую полянку в лесополосе. Раннее утро обещало солнечный день, а у меня ещё оставалась нерешительность в выборе дальнейшего пути.

На Буковине проживает множество молдаван, и неудивительно, соседняя страна раскинулась на горизонте. Молдаване, как нация, мне не нравятся потому, что по сути своей это румыны, а румынов никто не любит. Все пожилые молдавские женщины, встреченные в Черниговской области, казались мне на одно лицо – чёрные мешки под глазами, смуглые и полноватые, с печальным подозрительным взглядом. Основная их профессия продавщица, при этом в магазине обязательно постоянно включён старенький телевизор малой диагонали с программами румынского телевидения.

Но, думаю, что в Молдавии чувствовал бы себя превосходно. Это же прекрасно, когда все вокруг говно, а ты один «дартаньян». Очень сожалею что, добравшись до Черновцов, испугался заехать в близлежащую Молдавию по причине препонов на границе для россиян. Ведь украинские пограничники могли бы и не пропустить меня обратно или снова начали бы требовать крупную взятку, а денег на самолёт Кишинёв-Москва у меня уже не было. Пришлось в 2014 году отказаться от путешествия в солнечный фруктовый край, хотя и загранпаспорт на руках был, и до молдавского погранперехода «Мамалыга» оставалось всего сорок километров. А вообще была идея проехать всю Молдавию и Приднестровскую республику насквозь и выбраться в Одессу, откуда можно было бы попасть в Киев по новой скоростной трассе.

Война не оставляла выбора, посещение Молдавии пришлось отложить, а значит путь мой лежат прямиком в Киев, где очень хотелось осмотреть главную причину всех несчастий нынешней Украины – кровавый Майдан.

Возле одной бензоколонки я заметил зону отдыха для водителей со столами и скамейками под навесами. Кое-где на этих столах виднелись остатки ночных пиршеств, но главное внимание привлекла почти полная бутылка сокосодержащего напитка «Живчик», являющегося большой моей слабостью. Правда, привык я его пить исключительно на халяву, приходилось иной раз даже отжимать у беззащитных украинских подростков. За деньги-то лучше кока-колы купить, а вот «Живчик» непременно должен добываться бесплатно.
И в этот раз мне повезло, схватил увиденную бутылку и был таков, а то, что про меня плохо подумают работники бензоколонки, не беда. И с ещё больших неудобных ситуаций утирался без зазрения совести.

Вдали за Прутом уже виднелась Румыния и недалёкая от неё Молдавия, но мне с сожалением пришлось миновать поворот на Новоселицу, ведущий к погранпереходу, и отправиться в сторону Хотина, исторически известного городка с крепостью, построенной самим Петром Первым.

Киевская трасса на этом участке довольно холмистая, встречаются затяжные подъёмы, хотя и не очень крутые.
В селе Недоёбовцы надолго остановился для разговора с двумя местными мужиками, сидевшими на придорожной лавочке. Ребята оказались моими одногодками, вспомнили былое, обменялись впечатлениями о новом времени. Угостили меня крупными абрикосами и персиками в дорогу, а затем один и за самогонкой сбегал, выпили на троих. Эх, жаль они фотографироваться наотрез отказались, опасаются мести местных националистов за дружбу с москалём.
Мужики рассказали, что в округе всё засажено садами, но никто их фруктов не закупает. Мимо в изобилии проезжают фуры с продукцией из Турции и Болгарии, следующие в Белоруссию и Россию, а им остаётся только утираться и жить в бедности.

В этом же селении я хотел обменять тысячу рублей на гривны, но юная кассирша Ощадбанка долго в изумлении изучала протянутую купюру, и спустя несколько минут отказала в обмене. Мне вообще показалось, что она милицию вызывает для задержания вражеского лазутчика, для того и время тянет.
- А доллары поменяете?
«Доллары поменяю», - радостно закивала головой девушка.
Оказывается, в тот день российский рубль резко просел по отношению к другим валютам, из-за сбитого малазийского Боинга под Торезом, и неопытная работница банка посчитала обмен в такой ситуации невыгодным. Хотя на следующий день рубль снова начал свой рост.
А у меня, между тем, не оставалось ни одной гривны. Но впереди был крупный Хотин, там все проблемы с деньгами разрешились, в Приватбанке обменяли без лишних слов.

После въезда в Хотин, я первым делом направился к крепости, она оказалась ближе центра, где расположены все банки. Но посещение фортеции оказалось платным, целых 20 гривен за вход. При этом на спуске ведущем к крепости установлен сплошной деревянный забор, так чтобы даже сфотографировать её нельзя было забесплатно.
«С какой целью собираете деньги?» - спросил я двух смущённых женщин, ожидавших простаков на стульях возле забора. Они начали невнятно оправдываться и даже покраснели. Пришлось вновь забираться в длинный подъём, чтобы попасть в центр города.
И вот у меня опять зашуршали гривны в кармане, в супермаркете «Норма» куплен завтрак, но возвращаться назад к фортеции уже не стал. Поехал дальше в Каменец-Подольский, там крепость гораздо интереснее.

Пересёк широкий Днестр и оказался в Хмельницкой области. Коровы прямо по трассе гуляют, бояться нечего.

И вот уже шумный Каменец-Подольский, стоящий на высоких обрывистых берегах мутной речки Смотрич. За миллионы лет она пробила огромный каньон в каменных породах.

Крепость очень красивая, прямо как из сказки. С высоченными мостами и точёными главками.

Вход в неё тоже платный, целых 50 гривен, но в отличие от Хотина можно и снаружи полазать по различным соседствующим укреплениям.

Я в восторге остался от каменец-подольской крепости, действительно стоящая вещь, на которую обязательно стоит посмотреть.

Сам Каменец-Подольский тоже красивый ухоженный город. Кое-где видна неопрятность, но в меру.

В Каменец-Подольске я решил ускорить своё продвижение к Киеву и доехал до Жмеринки на электричках, с пересадкой в Хмельницком.

Областной центр Хмельницкий запомнился дождём и знакомством с пожилым таксистом, до сих пор использующем для перевозки пассажиров «мерседес» 1982 года выпуска.
В зале ожидания вокзала томилась группа юных велотуристов из Одессы во главе со своим руководителем, передаю им огромный привет. Они уже закончили своё путешествие и ждали отправления поезда.

Вечерняя поездка на электричке Хмельницкий-Жмеринка пролетела как один сплошной разговор с её пассажирами. Все попутчики из соседних вагонов узнали что с ними едет москвич, и каждый считал своим долгом подойти ко мне и засвидетельствовать своё почтение. Едва выходил на своей остановке один собеседник, как тут же его место занимал новый. Здесь уже никто не ругал Путина и россиян, а каждый стремился признаться в дружбе с великой соседской страной. Люди выражали сожаление и недоумение происходящей войной на юго-востоке, упрекая в этом новое руководство Украины. Меня угощали пивом и яблоками, домашними пирожками, а контролёрши даже отказались взять с россиянина деньги за проезд, доехал нашару.

Простой украинский народ остаётся таким же жизнерадостным и приветливым, как и был в прошлые годы. Жить стало тяжелей, но каждый тянет свою лямку и не сдаётся невзгодам. Остаётся только позавидовать такому оптимизму и ещё раз восхититься прекрасным нравом украинцев.

В полуночной промокшей от дождя Жмеринке я поспешил выехать за город в сторону Винницы и установить палатку. Найти хорошее место для ночёвки длительное время не удавалось, все грунтовые съезды с дороги были размочены дождём, и на колёса велосипеда тут же наматывало килограммы глины. Пришлось даже снимать переднее колесо и очищать его в темноте, иначе оно просто отказывалось крутиться.
Наконец было обнаружен лужок для выпаса с аккуратной травкой, на нём я с удобством и расположился.

Утро было хмурым, но без осадков. Я успел собрать палатку и выехать на основную трассу, ведущую в Винницу, до которой оставалось тридцать километров. И тут снова начался мелкий дождик, переросший со временем в довольно сильный. То и дело приходилось прятаться на автобусных остановках в надежде что он ослабнет, но в Винницу я прибыл насквозь промокшим, да ещё и похолодало как то разом.

Нужно было срочно согреться. Вот уже справа городские дома и магазины при них, но вдоль дороги устроили реконструкцию трамвайной линии, и пробраться к ним не было никакой возможности. Пришлось пилить ещё несколько остановок до большой площади, на которой очень кстати оказался любимый супермаркет «Фуршет». Долго ходил по торговому залу, выбирая способ «лечения» от простуды. Наконец взял 200-граммовый фуфырчик с водкой «Мороша» и упаковочку маслин на закуску, всё это тут же и употребил в близлежащем скверике.

Жизнь как то сразу стала налаживаться к лучшему – и дождик поутих, и велодорожка обнаружилась, правда вся бугристая, но можно было уже не бояться глубоких луж и потоков воды на проезжей части. Водочка дала хороший приход, можно было покушать что-то более существенное, чем маслины. Как раз на пути возник супермаркет «Варшава», впервые о таком узнал, и он не единственный в Виннице. При этом магазине отличный отдел кулинарии с готовой домашней едой. Купил огромную котлету в тесте всего за 4 гривны, очень вкусной и сытной оказалась, только что с утра приготовили.

Я продвигался в центр города прямо вдоль трамвайной линии, являющейся своего рода лицом Винницы. Других таких синих трамваев больше нигде не встретишь, и неудивительно – они же узкоколейные! Выглядят стильно и аккуратно, ходят регулярно, прямо залюбовался ими.

Винница крупный город с православными и греко-католическими соборами, широкий Южный Буг делит город пополам.

В центре попался ещё один супермаркет «Варшава», снова туда зашёл за котлетой в тесте, а на них ещё ценники не успели повесить, до того свежие. Взял пирожков с картошкой и аппетитное сало «Ассорти» по 26 гривен за килограмм.

Ехать в Киев по дождю я не собирался, поэтому сразу прибыл на вокзал. Его долго искать не надо, прямо на центральной улице находится. До отправления электрички оставалось около часа, стал обходить привокзальные магазины. Совсем рядом оказался самый мой любимый украинский сетевой супермаркет АТБ, он встретился впервые за время этого странствия, так как на западной Украине их не найти. Вотчина АТБ – центральная и восточная часть страны.

И как я сделал для себя вывод, именно супермаркеты АТБ являются наиболее дешёвыми и доступными магазинами для населения и нас велотуристов. Стабильная цена в 12 гривен за двухлитровую баклажку превосходного пива «Пивоварня№1» не может не поражать измученного дороговизной россиянина. В АТБ отсутствуют отделы кулинарии, зато в них всегда в наличии самые дешёвые плавленые сырки и консервы, а также превосходные чипсы в виде длинных пластинок. Вроде бы мне и килька не нужна была, а не удержался и купил, и ничуть не пожалел – на следующее утро пригодилась!

В Киев я прибыл к обеду, но наелся уже в электричке, спасибо разносчиками различной дешёвой снеди. Дорога от Винницы до Киева обошлась всего в 8 гривен (наши 24 рубля), в России не отделался бы и тремя сотнями.
Столичный вокзал встретил бомжами и строгими милиционерами, проверявшими документы у подозрительных лиц, как-никак война идёт.

Сразу же рванул к Майдану, не обращая внимания на остальные достопримечательности. На Бессарабском рынке висит лозунг «Слава Украине! Героям слава!»
Мне за всё время путешествия никто подобных речёвок не кричал, но ответ уронившим сало был заготовлен: «Навеки с Россией!»

Крещатик вне видимости палаток всё так же прекрасен.

Начало обители зла предваряет разбитый КАМАЗ отряда «Беркут».

И, о чудо, прямо за КАМАЗом, при входе в палаточный лагерь, находится веломастерская с хорошими ребятами. Мне ремонт не требовался, но очень обрадовало такое соседство настоящих работяг с бездельниками в камуфляже.

Далее начинается палаточный городок на проезжей части Крещатика, хорошо хоть сбоку проезд оставили.

Мощные стальные уголки для растяжек вбиты прямо в асфальт, впрочем везде довольно чисто и даже баррикады выглядят бутафорскими декорациями, до того они аккуратно сложены.

Везде множество выпадов против Путина и России, но вполне пристойно написанных, без явного мата.

Больше всего Януковичу достаётся, продают коврики с призывами вытирать об него ноги.

Крим – це Украина?
Авотх.й!

Может ещё и Новороссия ваша?!

Памятник Юлии Тимошенко в пристойном виде, но вокруг полно бомжей в камуфляже, и новогоднюю ёлку до сих пор не разобрали.

Майдан превратили в место для торговли и выкачивания денег с посетителей. Везде бродят молодые люди с парой голубей в руках, предлагают их для фотографирования за плату. Один и ко мне подошёл с таким предложением. Спросил его, сколько стоит такая услуга, ответил «сколько не жалко». Я отказался, паренёк отошёл и в пространство произнёс с досадой: «Ах ты, собака русская, копеек пожалел!»
Чувствуется что не очень доходный этот бизнес, если продавец голубей так расстроился.
Зато обложки паспортов для патриотов Украины идут нарасхват, сам чуть было не купил, да безумная цена в 70-100 гривен остановила.

Палатки с виду аккуратные, но видно, что они и при горении покрышек стояли. На многих плохо отчищенная копоть и въевшийся запах палёной резины.

За монументом Независимости сохранились настоящие баррикады страшного вида, сложенные из каких-то обгорелых мешков и мусора.

Для меня настоящим символом революции стала увиденная на задворках помойка с бездомными собаками. Именно это и представляет собой Майдан среди настоящих киевских красот, этакий прыщ на теле Украины, который надо поскорее выдавить.

По степени морально-психологического воздействия Майдан произвёл на меня впечатление не более, чем крепость в Каменец-Подольском, которая показалась даже намного интереснее в познавательном плане.
И те, кто на Украине делает культ из этого сборища, глубоко заблуждаются в своих оценках зимней революции. Это был очередной плевок недалёких граждан в вечность, ничего не изменивший к лучшему.

До сих пор эти люди не могут остыть и сидят в центре Киева, вместо того, чтобы начинать что-то делать полезного для своего государства или хотя бы заняться собственным самосовершенствованием. Подобную картину я наблюдал и в Москве после августовского путча 1991 года.
Спустя несколько дней после схватки с военными в тоннеле под Новым Арбатом, на этом месте всё ещё сидел паренёк и ворошил угольки в потухшем костерке, разведённом прямо на асфальте. Он всё ещё находился в огне перестрелки, хотя вокруг давно уже кипела мирная жизнь, потому и не уходил домой.

Я покидал Майдан без чувства особого сожаления к погибшим здесь «героям», после смерти которых на Украине началась куда более кровавая жатва. Мне просто было жалко весь украинский народ, ежедневно теряющий свою независимость с каждой новой жертвой в городах Новороссии.
Ещё более жалко было лишиться возможности покупать замечательное украинское пиво по цене вдвое меньшей чем в Москве. И хотя пиво сейчас на Украине иногда и в четыре-пять раз дешевле обходится, но не забывайте про «вступительный взнос» россиян в копилку революции при пересечении границы. Напомню, что мне пришлось заплатить 2000 рублей, и вряд ли эта сумма окупилась дешёвым хавчиком, приобретённым в украинских магазинах.
Так что, каждому своё: павшим героям слава, а живым пивка охота.

Закончив осмотр Майдана, я спустился к Речному вокзалу и оказался на набережной. Там сейчас идёт крупная реконструкция, разворотили массу земли и строят эстакады для автотранспорта, некоторые участки уже введены в эксплуатацию.

Моей целью был метромост, через который я собирался выбраться за город на Черниговское шоссе. Знаю там одно заветное местечко в мемориальном заповеднике «Быковнянские могилы», где можно прекрасно переночевать.
Едва спустился к Днепру, как у меня сердок подошёл, то есть покакать захотелось. А где в центре мегаполиса оправиться?! Разве что за строительным забором. В тоннеле под строящейся эстакадой нашёл отгороженное укромное местечко и уже направился туда, как за мной увязался подвыпивший молодой киевлянин на велосипеде. Он пытался предупредить, что ездить против движения опасно, вот ещё опекун. Пришлось отложить акт дефекации до лучших времён, не делать же этого на виду, пусть и подвыпившего, собрата. Паренёк угадал во мне москвича и началось активное общение. Он был в таком восторге что даже принялся звонить жене и друзьям, сообщая что в данный момент разговаривает с настоящим россиянином, до того редкими гостями стали мы на улицах Киева.

Мой новый друг за пять минут успел рассказать всю свою жизнь. Небогат, работает грузчиком, а сейчас ещё и зарплату задерживают, перед встречей со мной ездил запасаться бесплатными абрикосами из какого-то киевского сада, которыми и меня угостил. Имеет жену и совсем маленького ребёнка, при этом пьёт портвейн «777», так как именно этим напитком можно хорошо ужраться за минимальные деньги, то есть соотношение «цена-качество» у «трёх топоров» наиболее оптимальное.
Сильно переживает за войну на юго-востоке, несколько его приятелей уже вернулись оттуда инвалидами, один даже с ума сошёл после увиденных ужасов. Старается оставаться оптимистом, не верит уловкам средств массовой информации, в общем очень хороший парень.
Мы прокатились по набережной до метромоста и там распрощались, пожелав друг другу всего наилучшего.

Метромост в Киеве представляет собой комбинированное сооружение для поездов метро, автомобилей и пешеходов. Внизу течёт широкий Днепр, но что-то в этом году прогулочных теплоходов по нему мало плавает, и тут кризис даёт о себе знать.
Выбравшись на Броварский проспект, наконец-то удалось облегчиться в Макдональдсе, вышел оттуда счастливым человеком, у которого исполнились все желания. Кстати, биг-мак на Украине стоит 20 гривен, то есть 60 российских рублей, такова же и цена шаурмы в Киеве. В Москве цена биг-мака 90 рублей.
Миновал несколько станций метро, автостанцию при выезде из города, и оказался на просторной черниговской трассе. Вместе со мной по широкой технической полосе двигалось множество велосипедистов, они следовали в Бровары, спальный пригород Киева, аналог наших Мытищ или Балашихи. Ну а я добрался до мемориала «Быковнянские могилы» и свернул на грунтовую дорогу в сосновый лес. Проехал череду крестов с подвязанными рушниками и оказался в совершенно уединённой части заповедной зоны. Здесь и поставил палатку на мягкой моховой подстилке.

Быковнянские могилы представляют собой памятник расстрелянным в годы сталинского террора киевлянам, место казни находилось именно здесь.

Главный монумент в глубине леса впечатляет своим масштабом, но наиболее щемяще выглядят многочисленные стальные кресты с рушниками, во множестве расставленные по всему сосновому бору.

Утро следующего дня, как и предыдущий киевский вечер, было солнечным, а значит можно было смело топить до Чернигова, в котором я ещё никогда не был, хотя и обожаю знаменитое черниговское пиво.

В Броварах запасся «топливом» и в хмельном угаре очень быстро добрался до самого северного областного центра Украины. Дорога туда ведёт превосходная.

Город не особо впечатлил своим масштабом, от Чернигова я ждал большего. Но, покатавшись по его улицам и древнему детинцу, понял что свой особый норов он имеет.
Прежде всего, Чернигов является городом высокой велосипедной культуры. Горожане используют для передвижения современные навороченные велосипеды, при этом большинство из них в шлеме. На загородных трассах множество спортсменов в полной экипировке на дорогих шоссейниках, мне даже показалось, что их здесь больше чем в Харькове. Юные экстремалы тоже не отстают, патриотический стритец в самом расцвете:

Ну и просто погулять по Чернигову приятно, очень тихо и уютно в парковой зоне вокруг древних соборов.

Ценности Майдана жители города не исповедуют, место поминовения Небесной Сотни находится в полузапущенном состоянии. Фотографии выцвели, объявления о сборе помощи имеют жалкий вид и содержание. Ну, негоже клянчить у населения воинское снаряжение, им должно обеспечивать государство.

Населяют Чернигов очень хорошие и доброжелательные люди.
Передаю привет своему другу-акробату и его подруге, с которыми подружился возле детинца. Он и меня пытался научить ходить по тонкой стропе, но я своим весом продавил её до земли.

[VIDEO[video src="https://youtu.be/h1VVrp9Fifc"]& amp;list=UUNBIbe2gLMSxmiQt-T0SIXA[/VIDEO]

Спасибо дядечке из села под Черниговом, угощавшем меня сладкими яблоками. У него сейчас не всё благополучно в жизни, выселяют из чужого дома, а своего нет. Но, думаю, у него всё наладится. Таких добрых людей бог не оставляет.

И бабушку, жительницу Шостки, хочу вспомнить. Она ругала меня за то, что являюсь россиянином. И укоряла лично меня в смерти украинских солдат, но я не обижался. И, в конце концов, пожилая женщина сказала: «А ты добрый! Как тебя не ругают, а ты не злишься в ответ»
Её можно понять, на днях пришла повестка из военкомата её зятю и сыну, скоро их будут убивать на восточном фронте. Вот такая страшная жизнь в сегодняшней Украине.

Очень своеобразно в Чернигове обустроены подъезды к остановкам общественного транспорта. Участок дороги перед ними выложен тряской плиткой в виде паркета.

Подобное я и в Киеве видел, но там не паркет, а обычная брусчатка уложена.

На реке Десне расположены многочисленные пляжи и зоны отдыха, искупаться там так и не рискнул, вода показалась слишком мутной.

Из Чернигова я направился к погранпереходу «Три сестры», расположенному на стыке трёх братских республик – Украины, Белоруссии и России. Тридцатикилометровый участок шоссе до Седнёва местные велосипедисты используют для тренировок, машин здесь совсем мало, а качество дорожного покрытия превосходное.

Автобусные остановки в этих местах «украшены» неформальной антипутинской пропагандой, кто то от души постарался:

В Седнёве возле жилой пятиэтажки обнаружил аналог знаменитой миргородской лужи, её даже утки обжить успели. Наверное, скоро и камыши заколосятся.

Проехав этот городок, я поужинал на придорожном кладбище чем бог послал, удобно расположившись за поминальным столом.

И начал приискивать место для сна, день оказался насыщенным на события. Расположился в любимом сосновом лесу.
Ночью прошёл страшный ливень, начисто отмывший мой велосипед как из мойки высокого давления. Но к утру снова распогодилось, что позволило спокойно продолжить путь к границе.

Последним крупным населённым пунктом на территории Украины был посёлок Городня, в нём нужно было потратить последние гривны. Супермаркет «Фора» хорошее место для этого, подобный и в Коктебеле имеется. Разумеется, взял побольше пива, сколько мог увезти. И любимой тюлечки, которую в Москве не сыщешь. Колбаски прихватил, недорогой, но очень свежей и вкусной.

Возле супермаркета разговорился с полковником КГБ Белоруссии, отдыхавшем в родных местах, и его женой. Они приехали за покупками на дорогом джипе, инородно смотревшимся на бедных улицах посёлка. Пронырливый кэгэбэшник сразу распознал во мне москвича и начал изливать душу, рассказывая как он ненавидит новые украинские порядки, приведшие его малую родину к нищете и разграблению.

А живут в Городне действительно бедно. При въезде в посёлок я зашёл в первый попавшийся магазин взять небольшую бутылочку пивка, выхожу на улицу, а там местный выпивоха стоит. Дай, говорит, пару гривен на опохмел. Я соврал что уже отдал последние деньги за пиво. Тогда, говорит алкаш, оставь допить чуть-чуть. Вот в какой нужде люди прозябают!

От Городни до погранперехода «Сеньковка» тридцать километров, весь этот путь мимо меня по шоссе мотались двое военных на старинном мотоцикле Ява. В Бутовке они проверили документы у водителя Газели-хлебовозки, пока я сидел на остановке и закусывал колбасой. При этом и на меня посматривали, но и я пялился на них во все глаза, видимо это сильно смущало мотоциклистов, и они так и не решились подойти ко мне. Оказалось, это действительно был пограничный патруль из призванных пожилых резервистов. Но откуда у них такой раритетный мотоцикл? Неужели украинская армия настолько бедна, что призывники прибывают на службу со своей домашней техникой.

За семь километров до границы, у поворота на Хреновку, расположился самый настоящий блок-пост с тремя бойцами, тоже весьма зрелого возраста. Они уже у всех проезжающих документы проверяют, и у меня паспорт посмотрели.
Приближаясь, я прокричал им: «Хай живе и працюет вильна Украина!»
Мужики купились на эту подколку и тоже ответили мне что-то патриотическое.

И вот уже сам КПП «Сеньковка», перед ним я заехал на автостоянку для дальнобойщиков, вытащил из фотоаппарата карту памяти и спрятал её в носок. Чёрт знает что у этих «майданутых» на уме, возьмут и сотрут всё начисто форматированием, как потом отчёт о путешествии напишешь.

К тому же у меня имелся ещё один повод для беспокойства. Когда выезжал из Белоруссии, не разобрался какие штампы должны ставиться в загранпаспорте. У меня стояла только печатка с надписью «Брэст Рэспублика Беларусь», а украинского штампика не было. Но оказалось что всё в порядке, украинцы своих отметок в российский загранпаспорт не ставят, а просто вносят данные о его владельце в компьютер.
Тем не менее, пожилой и авторитетный на вид украинский пограничник нашёл повод придраться: «А где вы проживали на территории Украины?»
- Как где, я же знаменитый велопутешественник, туризмом занимался.
«Туризм понятие расплывчатое, тем более сейчас война идёт. Я сейчас поставлю вам штамп о запрете въезда на три года и больше приезжать к нам не сможете», - не унимался инспектор.
Тут я быстро сориентировался и начал врать: «Проживал в хостеле на улице Мостиська в Львове».
Пограничник позвонил своему начальнику, спросил можно ли записать в журнал эти данные, и, получив утвердительный ответ, пропустил меня в Россию.
Так что имейте в виду, ныне отправляясь на Украину стоит озаботиться бронированием мест в гостинице, теперь там как в Европе порядки. Хотя, за деньги украинские погранцы закроют глаза на любое нарушение.

Вместе со мной оформлялись ещё одни москвичи, молодая семейная пара на новеньком кроссовере с номерами «77». Они ездили в гости к родственникам жены и теперь возвращались в Москву. Это были первые увиденные мной россияне на Украине, тем более на машине с московскими номерами! До этого, объехав половину «незалежной», я ни одной машины из России так и не встретил. Боятся наши соотечественники туда ехать.

Покинув украинский КПП, я оказался у монумента Дружбы, расположенного внутри кругового перекрёстка с разъездом на три стороны. Одна дорога вела на Украину, другая в Белоруссию, третья в Россию. Это и есть знаменитые «Три сестры», культовое место единения славян.

Я, разумеется, направился в сторону России. Хотелось бы ещё и по белорусскому Гомелю пошустрить, но погода была слишком капризной, дожди замучили.

На российском КПП «Новые Юрковичи» меня встречает пограничник-грузин, вот где настоящая дружба народов, а не на этнически чистой Украине.
Выехав за территорию погранперехода, я остановился в укромном месте и поцеловал вымытый дождём асфальт.

Я узнал что у меня есть великая страна, в которой никого не дадут в обиду.
И как же жалко выглядит по сравнению с могучим соседом бедная и несчастная Украина, где попираются любые законы, а человеческая жизнь не стоит и копейки.

После возвращения в Россию путешествие продолжилось до Брянска, на что у меня ушло ещё два дня. Ехалось уже совершенно расслабленно, с частыми заездами в «Магниты» и прочие супермаркеты с сомнительными названиями.

Дорога была прямой, машин мало, а романтические встречи участились.

Дожди выпадали только по ночам, днём светило яркое солнце. Жизнь в российской глубинке бедна и незатейлива, домики жалкие на вид, но в них живут достойные люди.

В городе Климово я подружился с Людмилой Петровной Соловьёвой. Она только что попала под машину и с перевязанной рукой сидела на остановке. В качестве обезболивающего предложил ей хорошее молдавское вино, двухлитровую бутыль которого мне подарил болгарский дальнобойщик за возврат забытого на украинской таможне техпаспорта, я всего лишь догнал его Вольво на российском КПП.

С Людмилой нас особенно сблизило то обстоятельство, что мы с ней абсолютные ровесники, то есть родились в один день одного месяца одного года. У неё имеется 26-летний сын, работающий продавцом свечек в церкви, который сразу стал называть меня «отцом» и совсем без ревности отнёсся к нежным тисканьям между нами.
На память о встрече осталось подаренное колечко. Я обещал написать Людмиле обычное письмо после возвращения в Москву, но так и не сделал этого до сих пор, а интернетом их семейство не пользуется, только отдельно живущая дочь имеет компьютер.

Добравшись своим ходом в Брянск, я искупался в Десне и оставшийся путь до Москвы преодолел на электричках.

В пустой электричке Брянск-Сухиничи передо мной долго туда-сюда сновала молодая кокетливая цыганка в декольтированной кофточке на пуговицах, бюстгальтера под которой не было. Она ехала с младенцем, за которым присматривала её мать или сноха, а у меня давно уже имелась мечта попробовать женского грудного молока.
Удобный случай представился когда мы встретились в тамбуре после её очередного возвращения из соседнего вагона. Я поманил её рукой и обнял за плечи, кормящая мать не сопротивлялась. Тогда без лишних галантностей предложил ей 500 рублей за возможность приложиться к груди: «Хочу твоего молочка попробовать».
«Пробуй», - ответила цыганка и расстегнула верхние пуговицы. Две нежных смуглых дыньки с большими коричневыми сосками запрыгали между моих ладоней, присосался я к левой.
Женское молоко мне понравилось, напрасно пугают его неприятным вкусом. Я бы сравнил его со вкусом перезрелого манго, на любителя. Но гораздо большее удовольствие доставила страсть обладания нежными красивыми сисечками, состоявшаяся интимная близость.
Отдал любезной подруге деньги и присел остыть.

А за пыльными окнами электрички навстречу проплывали платформы с танками. Составы с боевой российской техникой следовали в сторону Украины бить бандерлогов. Сердце ещё радостнее билось, видя такую картину.
Мочи их, Володя, и сделай это быстро! Большая часть украинского народа лилеет надежду на реальную помощь России и ждёт освобождения от навязанного ига преступной олигархии.

Вскоре я оказался дома, путешествие завершилось.

А вот и та самая шаурма, с которой началась эта история. Фотографировал дрожа от вожделения, потому и не очень резко получилось:

Купил её сразу после прибытия в Москву в качестве поощрительного приза, на следующий день опять начал копейки экономить.

В заключение хочется напутствовать российских велотуристов, чтобы они не боялись ездить на Украину. Вне зоны боевых действий сейчас вполне безопасно, а взятки на границе состоятельного человека сильно не разорят. Тем более, что на остальном вы сильно сэкономите свои материальные средства. Еда, транспорт и прочие услуги чрезвычайно дёшевы.

Милым и добродушным украинцам хочу пожелать счастья и процветания. Пусть нынешнее смутное время поскорее пройдёт, и на благодатной земле снова установится мир и спокойствие, это непременно свершится.
Дорогие братья и сёстры, не корите россиян в своих бедах, не ругайте нас понапрасну. К войне привели разборки ваших политиков, а вовсе не мудрый Путин.

Служащие «збройных» сил Украины, бросайте оружие и немедленно сдавайтесь российским пограничникам! В России вас накормят и обогреют, дадут чистое бельё и одежду, обеспечат защитой от дальнейших преследований.

Украинским пограничникам желаю стать достойными гражданами своей страны.
Перестаньте вымогать взятки и брать даже мелкие подношения! Вы являетесь лицом государства, а ваша продажность вызывает неуважение к Украине.

Вот собственно и конец, я всё сказал.

Слава, читать интересно, но есть одно "НО": правдивость написанного под огромным вопросом, так как "пустые магазины", "водка только в чекушках", "нет кока колы", "хлеб после девяти" и прочие перлы про РБ, мягко говоря, лживы.
А так копипастите, мы почитаем, только "пищи" вы тут не найдете.

Цитата сообщения от fut отправленного 30 Сен, 2014 в 00:01

"пустые магазины", "водка только в чекушках", "нет кока колы", "хлеб после девяти" и прочие перлы про РБ лживы

Ну факт, пишу как есть, ничего не сочиняю. Хлеба реально в сельских магазинах к вечеру не купить, может это и к лучшему - с утра весь свежий будет. Кока-колы в Березино так и не нашёл, это фотками задокументировано, тоже не вру. Магазины действительно пустые по сравнению с российскими, да ещё и не работают по выходным и после обеда в некоторых местах.
Цитата насчёт водки вырвана из контекста, полностью читается "водка только в чекушках по 200 грамм", а в России и в чекушках по 250 грамм продают, что не исключает наличие в продаже и поллитровых бутылок.
Если ещё что-то показалось лживым - пишите, отобьюсь.

Совок-совком, подумал каждый второй беларус, пролистывая мультишенген в паспорте..да и никак он особо не пахнет, этот ветер-то ;). Эх Славка-Славка, вот ты пиво пьешь неправильное и поэтому выводы у тебя какие-то неправильные, поверхностные! Ты бы лидского отведал, Пилснер там какой или Коронет, или Белое золото чтоль, это неговоря об изысках, таких как "Вечер в Брюге" (его кстати без визы продают ;)). Но выдает, выдает конечно слог москвича в тебе, и даже не в акценте дело!) Очет интерессный конечно, все буквы прочитал, только не искренний конечно, больше на полемику и срач провоцирующий, а мы этого не любим! Ты поэтому к нам в мае приезжай, мы как картошку посадим, мы повеселее что ли да порадостней! Не даром зовемся страной высокой культуры и быта!
PS А то что рейтинг у нашего Президента выше чем у Путина, по крайней мере в приграничных областях, вы не ревнуйте! Не хотим мы восточные провинции опять себе забирать, порядку там нет, а мы порядок любим! Вот если бы Калининград или Крым - то еще можно подумать ;)))

Цитата сообщения от olof nilson отправленного 30 Сен, 2014 в 00:57

Ты бы лидского отведал

Пил и пиво "Лидское", знаю что оно тоже очень популярное в Белоруссии, на обочинах бутылки из-под него в изобилии валяются.
Но не оценил я это пиво, слишком ординарным показалось, а может из-за того что в пластике брал. Про элитные сорта можно не рассказывать, мне не по карману. Наверняка в дорогих ресторанах Белоруссии и хлеб по вечерам имеется.
Вот что ваш батька говорит о качестве белорусских товаров:

Спасибо за отчет. Про белорусский быт жестковато, но в основном справедливо. Такое мнение тоже имеет право быть.

Цитата сообщения от fut отправленного 30 Сен, 2014 в 00:01

Слава, читать интересно, но есть одно "НО": правдивость написанного под огромным вопросом, так как "пустые магазины", "водка только в чекушках", "нет кока колы", "хлеб после девяти" и прочие перлы про РБ, мягко говоря, лживы.

Враньё только одно "водка только в чекушках" |-)) Даже название страны верно "Белоруссия", Беларусью мы ещё не стали.

А так классный отчёт, давно такого интересного не читал :)

Цитата сообщения от fut отправленного 30 Сен, 2014 в 00:01

Слава, читать интересно, но есть одно "НО": правдивость написанного под огромным вопросом, так как "пустые магазины", "водка только в чекушках", "нет кока колы", "хлеб после девяти" и прочие перлы про РБ, мягко говоря, лживы.
А так копипастите, мы почитаем, только "пищи" вы тут не найдете.

Аркадий, как давно и как далеко вы бывали за пределами Минска и областных городов? :)

Спасибо всем за добрые комментарии!
Друзья, обращаюсь к вам за советом насчёт пересечения границы с Польшей. К следующему лету я решил стать человеком, уже завёл себе счёт в Сбербанке и дебетовую карточку Мастеркард-Стандарт, значит проблем с получением шенгенской визы быть не должно. Это будет моя первая виза в Европу, прежде не получал. Так вот суть вопроса:
Если я получу первый "шенген" во французком посольстве (ехать собираюсь именно туда), то пропустят ли меня на свою территорию польские пограничники на велосипеде? Про бронь гостиниц и страховку знаю, сделаю. Какие ещё могут быть препоны с их стороны, может заставят деньги показать? Нужна ли спортивная страховка или можно обойтись обычной, не докопаются ли они до этого в Беловеже?