Слава-байкер в Грузии, Турции и Армении

Побережье густо заселено, дома стоят даже на крутых склонах и скалах, в турецких городах огромное количество народа на улицах. Среди этих строго одетых людей я себя чувствовал как голая женщина в шортах и рубашке с короткими рукавами, особенно когда заходил в кафе и присаживался за столик, поэтому в крупных городах старался переодеваться в брюки и нормальную рубаху. Представляете, как в Турции будет себя чувствовать велосипедист в лайкре. Крайне не рекомендую появляться там в обтягивающих труселях без нижнего белья. Никто вас бить не станет за такую легкомысленную одежду, но явно будут все недовольны.

При въезде в крупные поселения на дороге появляются стрелки-указатели с надписью «Сехир Меркези», она означает съезд с трассы на параллельную дорогу, идущую рядом с домами. Если хотите зайти в магазины, обязательно скатывайтесь на неё, основная магистраль отделена от домов барьерами и даже заборами, чтобы транзитный транспорт мог проноситься без остановки. В Ризе целых четыре таких отдельно идущих параллельных дороги, а в Трабзоне я и по пять-шесть насчитывал.

Через многополосную трассу построено множество лестничных пешеходных переходов, большинство из них названо именем строителя-спонсора, видимо возводят их по инициативе местных жителей. Имеются и подземные переходы к морю, иногда их используют для сохранения сена от дождя.

С особой теплотой воспринимались на мой взгляд старинные грузовики «Фарго», производимые ранее по лицензии из США. Сейчас они большей частью стоят без дела вдоль обочин, но всё ещё встречаются и рабочие машины. Попадаются похожие «доджи» и машины помельче «Десото» в такой же раскраске.

В качестве рабочих лошадок популярны пикапы с открытым маленьким кузовом, часто в них перевозят стоящих людей, полиция этому не препятствует.

Уровень жизни в Турции высокий, но дома не газифицированы даже в городах. Жителям постоянно приходится покупать баллоны с газом, которые продаются на каждом шагу. Между продавцами газа существует конкуренция, каждый из них активно рекламирует свою доставку.

Супермаркетов великое множество, встречаются в каждом квартале. Особой честью для них является отсутствие спиртного на прилавках, об этом пишут на рекламных стойках при входе: «Араком не торгуем!»
Если видите в магазине покупательниц в парандже, значит здесь только кошерный товар.
Мне очень нравилось заходить в супермаркеты Каррефур, являющиеся главными спонсорами велогонки Тур-де-Франс. В них спиртное всегда в наличии, но слишком дорого стоит. За всё время пребывания в Турции я купил всего лишь одну баночку креплёного пива, было очень жалко выбрасывать на это огромные деньги.

Витрины ювелирных магазинов приманивают своим блеском и обилием золота, хороший показатель наличия денег у населения.

Улицы городов очень многолюдны, народ толпами ходит, откуда их столько. Пешеходам наплевать на светофоры, перебегают и на красный свет свободно, прямо как у нас в 70-80-е годы. Меня среди этих людей всегда охватывало паническое чувство – выглядишь как дурак в шортах, да ещё и с велосипедом. Но народ понимающий, часто приветствуют и никогда без подсказки не оставят, если надо чего разузнать.

Все окружающие горы от приграничной Хопы и вплоть до Трабзона засажены чайными плантациями, влажный субтропический климат турки используют по полной программе, потому и живут хорошо. У подножия гор расположены чаеперерабатывающие фабрики корпорации «Цайкур», широко известной в России своими продуктами питания, в частности кондитерскими изделиями.

Чайные кусты расположены на склонах рядами и очень похожи на декоративные посадки в парках. Оказывается, их и стригут точно такими же садовыми ножницами. Вот потому то турецкий чай и считается низкокачественным, что его, в отличие от индийского и цейлонского, ленятся собирать руками. Причём такой порядок вещей наблюдается уже много десятилетий, ещё моя бабушка ругала его дрянной вкус. Разумеется, при подстригании вместе с листьями срезают и ветки, которые являются причиной появления запаха швабры в турецком чае.
Вот посмотрите как выглядит обработанный декоративными ножницами чайный куст, всё это дерево плавает потом в кружках:

Жадность плантаторов столь высока, что они и жилые дома, стоящие на склонах, обсаживают чаем. И даже въезды в тоннели усажены ими поверху.

Среди сборщиков чая много грузинских женщин-гастарбайтеров. Они расстилают на склонах большие пологи и все срезанные листья укладывают на них, а потом получившуюся кучу перевязывают узлом, спускают по тросовым блокам вниз и отправляют грузовичками на фабрику.

Работают грузины и на сборе лесных орехов, многочисленные кучи которых можно увидеть сохнущими вдоль дороги. Какие деньги платят за это я так и не выяснил с точностью. Одни жители Батуми говорили мне что в Турции можно с лёгкостью заработать 500-600 долларов в неделю, другие называли эту же сумму оплатой за месяц. Ну, если за месяц, то конечно маловато.

Среди жителей побережья принято иметь лодку или небольшой кораблик для прогулок по Чёрному морю. Располагаются лодочные стоянки в защищённых полукруглыми молами искусственных бухтах, куда заходят и крупные рыболовецкие суда. Лодочные ангары представляют собой этакие дачки, выстроенные единым зданием, но имеющие отдельный вход. Сама лодочка находится в нижнем гараже, а на втором этаже комната со всеми удобствами и кондиционером. В этих же бухтах турки купаются, устраивают пикники и даже играют в футбол, вот такое неформальное место отдыха.

Рыбу активно ловят красивыми сейнерами и разводят в искусственных плавучих садках, которые буксируют далеко в море и крепят на якорях, чтобы не унесло. Рыбные рестораны с вывеской “Balik” очень популярны среди состоятельных турков, а я так ни один и не посетил, куда там.

Местные жители любят отдыхать и в японских садиках с беседками, имеющихся практически в каждом городке, всё сделано на совесть и является общедоступным местом. Хорошо устроиться в уютной беседке и от души почефанить только что купленными лакомствами, это не на наших зассанных остановках сидеть.

В местах отдыха часто встречаются вот такие постройки на курьих ножках:

Сперва я думал, что они относятся к японской культуре, на самом же деле это турецкий амбар из горной местности. Высокие сваи нужны для того, чтобы выровнять лабаз на крутом склоне и предохранить продовольственные запасы от мышей. Конические широкие нашлёпки на концах свай не позволяют мышам вскарабкаться выше.

Турецкие кладбища расположены бок о бок с жилыми домами. Вряд так было искони, скорее всего связано с нехваткой места под строительство, вот и лепят новые здания рядом с погостами.

На дорожном знаке с названием населённого пункта обязательно пишут и количество проживающих в нём жителей, что очень удобно и познавательно. Надо сказать, что маленькие турецкие города гораздо благоустроеннее своих российских собратьев с такой же численностью населения. 10-тысячный городок внешне может выглядеть как наш областной центр, и даже презентабельнее.

Меня и в сельской местности не оставляло чувство постоянно пребывания в городской среде, до того там всё застроено многоэтажными зданиями. Однажды припозднился и едва успел найти приемлемое место на берегу для ночёвки. Выглядело оно так:

При этом ночью был полный покой, новая многоэтажка над морем ещё не заселена и людей вокруг не наблюдалось.
Да что там говорить, иной раз захочешь просто отлить, а уютного места на природе для этого не найти, везде городская инфраструктура, а с верхних этажей на тебя люди смотрят. Приходилось прятаться где-нибудь под эстакадой, как в большом городе.

По вечерам турки любят устраиваться на балконах всем семейством и глазеть на проезжающих. Для этого даже пляжные зонтики устанавливают, ими бывают утыканы все балконы здания.

На велосипедах в Турции взрослые не катаются, среди детей самый модный тренд сезона – сплошные колёса без спиц.
Сдаётся, что этот пацан фак мне показывает, в Турции поднятый вверх большой палец считается неприличным жестом:

Я попросил этих ребятишек сфотографироваться, они согласились, но тут же стали кричать: «Мистер, мани-мани!»
То есть захотели бакшиш получить за позирование.

На побережье мне встречалось множество путешественников. Вот велотурист из Испании Нико:

Мы познакомились недалеко от границы, он был совершенно измучен турецким образом жизни и стремился поскорее попасть в Грузию. Жаловался мне, что невозможно найти и купить пива по нормальной цене, потом я это и на себе испытал.

Эти автостопщики из России и Украины ловили попутку в Трабзоне, пытаясь добраться до Батуми, но никто за полдня так и не остановился:

А это вообще уникальный человек:

Матиас из Италии идёт пешком вокруг света, толкая перед собой супертележку со всем своим походным скарбом. Отследить его маршрут можно на сайте www.mattiamiraglio.it
Шагал мой корефан в сторону Грузии по резервной полосе трассы ближе к морю, фактически по встречке, но никому не мешал и сам наслаждался отсутствием автомобилей.

Попалась и парочка наших велотуристов с однообъёмными «штанами» на багажниках. Сразу видно русские «манька» с «ванькой» едут, до того кондово выглядят эти устаревшие велорюкзаки. Мы так и не перекинулись даже парой слов, ребята промчались вдалеке по противоположной стороне трассы и не заметили меня.

Портовый Трабзон имеет население всего 306 тысяч человек, как подмосковная Коломна, а выглядит как настоящий мегаполис. На подъездах к нему множество крупных торговых центров, имеются мега-моллы, собственный аэропорт на берегу моря.

Первым делом я заехал в порт, чтобы разузнать как обстоят дела с паромом в Сочи. Оказалось, что ходит он всего два раза в неделю. Касса по продаже билетов не работала, а в офисе перевозчика никто не разговаривал по-русски, расписание нигде не вывешено. Зато на улице тусовалась кучка соотечественников с автомобилями, собиравшихся воспользоваться переправой. Водители записывались в очередь, а то для всех машин мест могло и не хватить. Здесь я впервые узнал о сошедшем в Дарьяльском ущелье разрушительном селе, который смыл грузинский погранпереход, после чего он перестал работать и выпускать россиян домой. Среди водителей назревала паника, теперь только паром мог доставить их в Россию, либо пришлось бы ехать дальней дорогой через Азербайджан и Махачкалу. Я не стал здесь долго задерживаться, ибо уже имел дальнейший план продолжения путешествия по суше.

Из порта выбрался на узкие улочки, заполненные массой народа, увидел кафе с донерами. Хозяин назвал меня «братишкой», русских клиентов здесь много. Спросил, добавлять ли майонез, зная вкусы наших соотечественников. Но и здесь шаурма была не фонтан. Хорошая, но не вкуснее московской.
Затем я решил заехать в большой торговый комплекс, типа нашей Меги или Вегаса на МКАДе, подумал что в нём должен быть продуктовый гипермаркет подобный Ашану. Но там оказался только крупный супермаркет «МММ», цены в нём как и по всей Турции, напрасно только шагал через все бутики. Народу гораздо меньше чем в московских торговых комплексах, опять же встречаются тётки в полностью закрытых чадрах, пугающие своим видом. Днище каждой машины, заезжающей на стоянку торгового центра, охранники проверяли с помощью зеркала, не заминировано ли. Террористов турки очень опасаются, Сирия близко и курды шалят.

На Трабзоне я и решил остановиться в своих странствиях по Турции, слишком тоскливой показалась мне эта страна по сравнению с Грузией и остальным Закавказьем. Едешь-едешь по прекрасному шоссе, а вокруг всё одно и то же. И даже крупный портовый город не показался более интересным, чем горная деревушка в Грузии, где я чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Надо было возвращаться назад, покорять новые высотные перевалы по пути в Армению, которую я считал ещё одной обетованной землёй.

Ничего плохого не могу сказать про Турцию, очень остался доволен своим пребыванием там, но Грузия для велотуриста в тысячу раз лучше. Запомните эту истину, дорогие пацаны, в натуре так оно и есть. И это не только моё мнение. То же самое мне говорили и другие путешественники, проехавшие множество стран.

Были у меня планы доехать до Стамбула, всего 900 километров до него оставалось, но при таком раскладе терялся бы дух авантюризма, а мне нравится путь в неизвестность, когда в дороге поджидают различные неожиданности и опасные приключения. Хотелось испытать себя полной мерой, для того и выбрал в качестве цели на ближайшие дни Армению, а что будет дальше и не загадывал.
Отсутствие хорошей карты только разогревало аппетит, полагаться приходилось только на язык аборигенов, а он, как известно, и до Киева паломников доводит.

Дорожную карту-схему Турции мне удалось купить только на второй день пребывания в стране, поскольку книжные магазины отсутствуют как класс, немногочисленные книги продаются только в магазинах культтоваров и школьных принадлежностей. И то, она оказалась такой примитивной, что ничего и не разберёшь, одни генеральные направления. Имейте в виду эту мою промашку, запасайтесь хорошими картами Турции и Закавказья ещё дома. Где-то они должны в Москве продаваться, в крайнем случае можно из автоатласа Европы выдрать. Хотя для владельцев коммуникаторов таких проблем не существует.

Проехать напрямую из Турции в Армению невозможно, эти страны всё ещё «воюют» между собой, попасть туда можно только из Грузии. Я быстро преодолел триста километров до Батуми, чтобы пробираться к армянам через высокогорный перевал Годердзи в Аджарии.

Прощай богатая, но скучная Турция, страна городов, ровных дорог и длинных тоннелей!
Наверняка, я ещё не раз сюда буду возвращаться, хочется посмотреть побережье Средиземного моря и Константинополь, но путешествовать здесь надо непременно в связке с другими странами, иначе быстро наскучит однообразие сытого государства.

Цитата сообщения от чд отправленного 26 Сен, 2014 в 17:52

на заправке

Не продаются они там, все заправки объехал. "Хариту" можно купить только в лавках по продаже сумок или в магазинах школьных принадлежностей. Вот карта и вот пакет из магазина, её продавшего:

А в Москве невозможно купить карту Польши, сумел это сделать только в Минске.

//-( если Вы объездили заправки из серии три бадьи с шлангом, тогда да. Если хоть раз заехали на заправку возле которой рядом МакДональдц или другая какая нибуть сеть с питанием. То на таких заправках есть карты и прочая автомобилная хрень и даже продукты в минимальном количестве. Так же карты есть на рецепциях гостиниц.

Вот фото риса купленого на одной из таких заправок:

П.С. я в Турции работал. |-))

На любой заправке в Турции имеется свой маркет, везде наливают кофе и чай, но карты там не продаются. "Шелл" ведь не считается парашной заправкой:

Если ты знаешь как выглядели советские дорожные карты до 1988 года, то можешь представить как выглядят нынешние турецкие. В Турции больше всего боятся террористов, потому подробных карт в продаже вообще нет. Двух-пятикилометровки там только для служебного пользования в полиции и армии.

И это, братан ЧД, чего это ты со мной на "Вы"?!

Я говорил за карты автомобильных дорог. Так же я говорил за заправки орентированые для остановок большого количества людей, туристов и т.д. Кстате эти карты не учень удобны для пользования. Я не встречал их сделаными книжками или двухстороними. Чтобы что то узреть нужно раскрыть всю скатерть. Я потом хитро складывал, чтобы скатерть раскрывалась по мере движения. Километраж карт не помню.

И вот я снова оказался на территории возлюбленной Грузии. На обратном пути грузинские пограничники запретили мне проезжать через КПП вместе с машинами, направив в двери терминала для пешеходов, где пришлось слезать с велосипеда и идти вместе с толпой по длинному коридору к многочисленным стойкам пропуска. Чувствовал себя, один в один, как будто я в Шереметьево-2. Пробрался к крайнему терминалу, чтобы поставить велосипед у стенки, и встал в очередь где-то десятым. Сзади пристроился азербайджанец, который, узнав что я направляюсь в Армению, неодобрительно сказал с большой иронией: «Прекрасная страна для осмотра!»

Очень обрадовал вид пляжей Сарпи, заполненных многочисленными купальщиками, за дни пребывания в Турции успел отвыкнуть от таких массовых заплывов. Сразу почувствовал себя дома, не удержался и принялся нырять вместе с народом. Под водой в маске видны стаи крупной кефали, дно из хорошего крупного песка, задержался на этом пляже до вечера.

Морские купания всегда хороши, но надо было озаботится и поиском места для ночлега до наступления темноты. Я намеревался выехать из густонаселённых пригородов Батуми и установить палатку уже в горах под Хелвачаури. Для этого надо было возле аэропорта повернуть на дорогу ведущую в Ахалцихе, обещавшую массу новых увлекательных приключений. В Гонио поменял 10 евро на 22, 6 лари у придорожного менялы, никаких покупок пока делать не стал.

У въезда в батумский аэропорт установлен памятник юной грузинской лётчице, разбившейся в 1940 году. Самолёт издалека выглядит настоящим, но вблизи видна грубая халтура, особенно разочаровали колёса от мопеда «Верховина».

Недалеко от этого памятника находится стоянка таксистов с лавочками и столиком для игры в нарды. Я остановился всего лишь расспросить их о дороге, а у нас завязалась долгая беседа за жизнь. Мои собратья вытащили угощение, домашнюю еду и фрукты, и начался придорожный пир, меж тем сумерки уже сгущались. Наконец-то мне удалось распрощаться с коллегами по бывшей работе, и я рванул к выезду из населённой местности. Но тут внезапно пошёл сильный дождь, пришлось спрятаться на автобусной остановке, где просидел более двух часов – ливень и не думал прекращаться. Наступила полная темнота, и я совсем приуныл, понимая что сегодня в горы уже не попаду.

Остановка в пригородном батумском посёлке Кахабери представляла собой закрытый кирпичный арочный павильон советской постройки, возможно из сталинской эпохи. Внутри было довольно грязно, я себе всю спину испачкал несвежей побелкой со стены.
Но и тут чувствовалась чистосердечная поддержка местных жителей – прибывавшие пассажиры то и дело угощали различными сладостями, предложили даже полный пакет шашлыков. Молодые аджарцы, не владеющие русским языком, настойчиво приглашали к себе домой переночевать. Совершенно неизвестные люди тянули мне свои руки и души, я снова почувствовал себя в братском Советском Союзе, растрогался чрезвычайно.

Грузины опять показали всю широту своей души. Спасибо вам, дорогие братья-батумцы, я никогда не забуду эту автобусную остановку и доброту ваших сердец!

К десяти часам вечера дождь начал затихать, и я решил вернуться к реке Чорох, чтобы переночевать в знакомых пойменных лугах. Опять проскочил мимо аэропорта, пересёк мост и свернул на старую дорогу, заканчивавшуюся разрушенным мостом через реку. Здесь и нашёл спокойное отдохновение до утра, дождь больше не начинался.

Утром моим спутником ненадолго стала хорошая охотничья собака, брошенная в этих лугах каким-то охотником. Она с упоением купалась в утренней росе и ждала от меня угощения шашлыками.

Собрав палатку, я снова вернулся к той ночной остановке и сфотографировал её на долгую память уже при свете дня:

Когда делал этот снимок, из подъехавшей маршрутки вышел молодой грузин и приветливо поздоровался со мной, произнеся: «Ахалцихе!»
Оказалось, это один из моих вчерашних многочисленных знакомых, которому я рассказывал на остановке про свой намечаемый маршрут.

И на следующий день мне с трудом удалось вырваться из Батуми. Не хорошая солнечная погода была тому препятствием, а гостеприимство щедрых местных жителей. От одного придорожного магазина мне замахал рукой его хозяин, приглашая остановиться и поговорить. Подъехал к нему, представился, и опять у нас началось несанкционированное собрание. Мигом подтянулись его многочисленные друзья, один из которых сегодня женил своего сына и приглашал меня быть на этой свадьбе самым почётным гостем. «Ну, какая разница – сегодня ты уедешь в Ахалцихе или завтра?!» - увещевал он. Всё же пришлось вежливо отказаться, хорошо было бы отдохнуть в комфортных домашних условиях, но я и так не особо устал за неделю купаний в Турции.

Инициатор знакомства оказался первым встреченным мной противником Путина. Он его не ругал, но категорически не желал объединения России и Грузии, за что подвергся обструкции даже со стороны своих друзей. Спорить с ним я не стал, лишь предложил сфотографироваться, чтобы в отчёте про путешествие донести и его точку зрения. Сначала он неуверенно согласился, и я успел сделать один снимок, вот этот:

А потом понял ошибочность своей неустойчивой позиции и попросил сделать следующий снимок уже в тёмных очках, чтобы именно его выложить в отчёт, опасаясь мнимого преследования, а то мало ли чего в жизни может случиться:

Его друзья фотографироваться отказались, рассудив что и их могут причислить к противникам сильного государства, если у них такой товарищ имеется.

По сравнению с центральной частью, окраины Батуми выглядят катастрофически ужасно. Дома не видели ремонта со времён советской власти, стены обшарпанные и даже кирпичи из них начинают выкрашиваться. Многоэтажки перестроены без всякого архитектурного надзора и являют собой жалкое зрелище, вот она мерзкая изнанка показушных небоскрёбов Миракл-парка.

Как мне сказал один 60-летний старик, Батуми продолжает оставаться обычной деревней. Коровы засирают даже детские площадки, жрут из помойных бачков, а дороги так и вовсе считают своими пастбищами - лежат прямо посреди проезжей части и не замечают сигналов машин.



Очень смешно разгоняют этих коров полицейские на машинах, они подъезжают вплотную к лежащей корове и включают сирену на полную мощность, только в таком случае корова вскакивает и убегает.
И я с ними особо не церемонился в сельской местности, вот посмотрите, как быстро восстановил статус-кво на мосту в ущелье:

Аджарские коровы настолько прибуревшие, что пока им пинка не дашь, с места не встанут, слов совершенно не понимают.

За посёлком Капандиби начинаются горы, тихое шоссе петляет по долине реки Аджарискали, неуклонно поднимаясь вверх. На одном из поворотов мне приветливо помахал рукой 40-летний мужчина простого сельского вида. Перекинувшись с ним приветствием и добрыми пожеланиями, я уже собирался продолжить подъём, как услышал от нового знакомого необычную просьбу: «Я сейчас в Кеда съездить хочу, не дашь два лари на автобус?»
Только что батумцы поразили меня широтой своей души, и тут же за городом впервые довелось увидеть грузина просящего милостыню. Небольшое разочарование мигом накрыло меня, но, всё же, находясь под неостывшим благостным впечатлением, я с лёгкостью отдал увесистую монету маргинальному аджарцу. Он радостно и деланно поблагодарил, после чего мы расстались.

Ну мало ли какая безвыходная ситуация у человека в жизни сложилась, вот он и попросил денег у гостя. Однако, как выяснилось в дальнейшем, в горной Аджарии среди аборигенов действительно развито альпийское нищенство, оно считается здесь в порядке вещей. Уже через несколько километров у меня просил денег 80-летний старик!
Он с увлечением и радостью привёл мне в пример недавнюю встречу с велотуристом из Чехии, который не пожалел пяти лари, чтобы дедушка смог добраться до Батуми на маршрутке. Я применил психологический прием, и умело перевёл разговор на тему русско-грузинской дружбы, после чего седовласый уважаемый аксакал насчёт денег больше не заикался.
Вот такие они, аджарцы. Так что, дорогие пацанчики, держите ухо востро и не расслабляйтесь. Нищенство является следствием чрезвычайно бедной жизни этих людей, высоко в горах я наблюдал такие селения, что без слёз не взглянешь.

Незатейливая жизнь местного населения прослеживается и через многочисленные придорожные памятники, оформленных в виде источников воды для проезжающих. Жигули шестой модели здесь считаются верхом благополучия, а милицейская фуражка сержанта ГАИ хорошим источником дохода.

В Турции амбары на курьих ножках являются декоративными элементами для оформления мест отдыха, а в Аджарии они до сих пор выполняют свою изначальную функцию.

Вот так выглядит транспорт горцев:

ГАЗ-53 здесь основная грузовая машина, нагружают их неимоверным количеством сена.

Причём сено в горах настолько ценный товар, что его перевозят даже на микроавтобусах.

Река Аджарискали, вдоль которой идёт дорога на Ахалцихе, имеет естественный вид, но вскоре на всём её протяжении будет закончено строительство каскада гидроэлектростанций, появятся водохранилища. Возводят плотины турки, их здесь так много, что даже дорожные знаки дублируются на турецком языке.

Найдя удобное место для купания на этой реке, решил устроить в полдень и капитальную стирку. Пока одежда сохла, развлекался дешёвой водочкой «Груми» пополам с кока-колой. Таким образом я решил отпраздновать возвращении из Турции, где на долгое время пришлось отказаться от употребления алкогольных напитков ввиду их дороговизны. Приход был хороший и не помешал дальнейшему продвижению.

Вторая половина дня прошла в активном покорении стремящейся вверх горной дороги. Транспорта не наблюдалась, всё отлично заасфальтированное шоссе находилась в моём распоряжении. Окружающие виды были настолько восхитительными, что мне оставалось только во всё горло орать песни, ну очень хорошо торкнуло с чекушки.

На часах было всего 18.30, а я уже задумался о выборе места для ночёвки. Как раз и подходящая площадка нашлось на песчаном речном берегу…
Что было после, я с большим трудом вспоминал весь следующий день, так как в час ночи проснулся от холода и обнаружил себя в очень жалком и неподобающем виде.

Я лежал на расстеленной неустановленной палатке в одной майке, голой жопой кверху. Руки были по локоть в рвотных массах, а ляжки испачканы ими до колен. Между булками глетеуса ощущались не менее двухсот грамм неподтёртого кала, то есть, ваш покорный слуга ещё и обосрался. Однако, в этот сложный жизненный момент вся эта грязь воспринималась как несущественная помеха. Мне хотелось согреться, и я спросонья начал заворачиваться в палатку. Тут зловонная блевотина попала и на лицо, волей не волей пришлось очухиваться. Едва пришёл в себя, как сознание пронзил страх – где велосипед?! Ведь в его подрамной сумке лежали деньги и загранпаспорт, без которого не выпустят на родину.

Слава богу, велосипед нашёлся лежащим чуть в стороне, все ценности были на месте, но палатка оказалась полностью заблёванной. В резерве ещё имелся тент, в него и решил завернуться, отступив от загрязнённого места несколько метров.
Только накинул на себя тент, как в лицо ударил запах говна. Оказалось я расстелил его на том самом месте, где в беспамятстве насрал ранее, вот он и испачкался жидким серевом. Твою то мать, остаток ночи был испорчен бесповоротно. Вместо сна пришлось заняться в полной темноте отстирыванием загрязнённого снаряжения и купанием самого себя грешного. Замёрз ещё сильнее, а завернуться и не во что стало, к тому же меня сильно мутило.

Шорты с трусами обнаружились висящими на руле велосипеда. Видимо, когда срал в отключке вечером, я их стянул чтобы не испачкать. Вот их и натянул после купания, а на туловище надел дождевик, после чего вытащил из рюкзака полиуретановый коврик и кое-как провёл на нём время до рассвета. Кстати, при свете дня, оказалось что нижняя часть трусов с шортами тоже были слегка измазаны подсохшим калом, пришлось и их застирывать. А ведь только что минувшим днём выстирал всю одежду с порошком, и так неожиданно изгваздался дерьмом и блевотиной по самые по уши.

Так что же со мной произошло за те вычеркнутые из памяти шесть часов?
Купленная в «Смарте» дешёвая водка «Груми» оказалось палёной, она и довела меня до такого состояния. Когда вечером почувствовал приближающуюся слабость, то принял её за обычную усталость. Раньше обычного времени выбрал место для отдыха и принялся устанавливать палатку для ночлега. Перед установкой стоек и колышков, я всегда укладываюсь на разложенную палатку, чтобы телом проверить ровное ли место выбрал, нет ли внизу камешков или шишек. Видимо в тот момент, когда я улёгся для проверки выбранной площадки, и произошла отключка – место оказалось чрезвычайно удобным, и я мгновенно заснул на расстеленной палатке, до такой степени ослаб.

Потом меня начало тошнить, а сил встать уже не было. Так я приправился сблёвывать прямо с краю своего ложа, позже в мозгу всплыло как меня дважды рвало в сумерках, а затем ворочался во сне, вот весь в блевотине и вымазался.
Говно в жопе тоже не случайно оказалось. После рвоты у меня ещё и понос начался, тут уже хватило сил подняться даже в бессознательном состоянии. Отойдя на несколько метров, я как следует высрался, а жопу подтереть нечем было – туалетная бумага лежала в рюкзаке и бутылка с водой далеко, к тому же надо было скорее снова ложиться, чтобы не упасть. Автоматически стянул трусы и шорты, понимая что неподтёртая задница может их испачкать. Когда укладывался, ещё раз приложился к блевотине, отчего и оказался с ног до головы в рвотных массах от двух хачапури, купленных к обеду в райцентре Кеда.

И сейчас перед глазами белый цвет этой блевотины, получившейся из поглощённой сырной начинки. Сулугуни это такая мерзость! Пацаны, никогда не покупайте этот сыр, а то окончательно разочаруетесь и в жизни, и в грузинской кухне. Впрочем, я уже рассказывал, что никакой грузинской кухни не существует, грузины просто-напросто не умеют ничего готовить – ни пива у них хорошего нет, ни качественной вкусной еды, и даже водка палёная. Только от шашлыка не пострадаете, а всё остальное в Грузии полное дерьмо, в чём мне и пришлось лично удостовериться.

Взошедшее утреннее солнце кое-как согрело тело, я выпил воды надеясь оклематься после тяжёлой ночи, и тут меня снова начало рвать, уже чистой водой! А когда и её изверг, то рвотные позывы выворачивали наружу пустые внутренности, ещё около часа мучился, пока не пришёл в себя.
Произошедшее в ту ночь настолько потрясло моё сознание, что до конца путешествия пришлось отказаться от употребления крепких напитков, даже несколько дней от пива воздерживался.

Послепохмельный день начинался туго, но дорога вскоре всё вылечила. Едва выехал с места ночного блёва, как прямо у дороги возник весёлый водопад, широко струящийся по отвесной скале. Постоял возле него и сразу полегчало. Хотел даже принять душ под его струями, но всё ещё не согрелся.

Вот, кажется, всё в Грузии плохо – и дома страшные, и люди живут в нищете, и покушать нечего, и отравиться можно, а всё равно душа очарованного странника постоянно находится в состоянии эйфории. Да, люди чрезвычайно бедные, но с широкой открытой душой. В магазинах ничего нет, но и голодным себя не чувствуешь - лаваш и персики везде есть, а ими не отравишься, только со спиртным надо быть аккуратнее. Чувствуется, что вино, водку и пиво грузины разучились делать навсегда, но в редких супермаркетах можно найти русскую «Балтику№7» и не париться по этому поводу. Хорошей украинской водки тоже полно, жаль что хохлы не поставляют в Грузию своё прекрасное пиво, вполне могли бы выправить катастрофическое положение с его качеством.

За водопадом на дороге оказался монумент самоходной артиллерийской установке с портретом местного жителя на постаменте. Сначала я подумал что этот человек воевал на этой машине, но вскоре выяснилось что он всего лишь купил её для фронта на свои деньги, а сам и в армии не служил, вот хитрец.

Позавтракал я горячим лавашом с помидорами и кока-колой, иного душа не принимала.

Дорога от Кеда до Хуло столь пустынна, что прямо на обочине располагаются пасеки.

Из Аджарии активно пытаются сделать приманку для туристов, все исторические достопримечательности тщательно указывают на придорожных картах. Старинные арочные мосты поддерживают в порядке. Даже стоять на них стрёмно из-за отсутствия перил, а ведь раньше и на повозках переезжали спокойно.

В крупных посёлках располагаются информационные туристские центры, где меня постоянно узнавали и просили дать автограф, как у самого знаменитого русского велопутешественника. Вот и в селении Шуахеви хозяйка офиса очень обрадовалась моему появлению, попросив расписаться на самой любимой книге:

Хорошо быть богатым, но знаменитым ещё лучше. Пусть я ночью и обосрался, зато днём, благодаря такому вниманию, снова почувствовал себя человеком. Все Славу-байкера знают, все уважают!

Возле Шуахеви мне встретилась пожилая семейная пара велотуристов из Германии. Они ехали в настоящих горных ботинках, вроде бы излишество на асфальте, но впереди была очень трудная дорога через перевал, а эти путешественники уже смогли его преодолеть. Немцы с большим интересом рассмотрели устройство моего велосипеда, безошибочно угадав в случайно встреченном русском аса горных дорог. Особенно их восхитила безупречно работающая вилка RockShox XC32 и крепкие накатистые колёса, с одобрением они оценили и минимализм моего багажа. Велосипеды немецких туристов были оборудованы жёсткими вилками, отчего их здорово растрясло на каменистой дороге.

Горы становились всё выше, а ущелье с рекой на дне всё глубже, ехать с каждым поворотом извилистой горной дороги становилось всё интереснее. Иногда с трудом набранная над пропастью высота обрывалась резким спуском по серпантинам к реке, а значит далее опять следовал крутой подъём.
И, тем не менее, никакой усталости не чувствовалось, в горах дышится исключительно легко, вокруг зелень и водопады, чистейшая ключевая вода на каждом шагу.

В районном центре Хуло гладкое асфальтированное шоссе внезапно кончилось, далее пошла грунтовая разбитая дорога. При советской власти и здесь был асфальт, но сейчас многокилометровый участок дороги через перевал находится в ужасающем состоянии, тем не менее и через него люди ездят на рейсовых маршрутках, оборудованных огромными багажниками и даже прицепами. Весь скарб пассажиров укладывается наверх, там никто с лёгкими сумочками не передвигается. Если человек отваживается преодолеть столь трудный путь, ехать ему надо действительно по делу, а значит надо взять с собой много багажа.

Здесь вам не равнина, здесь климат иной –
Идут лавины одна за одной,
И здесь за камнепадом ревёт камнепад.
И можно свернуть, обрыв обогнуть,
Но мы выбираем трудный путь,
Опасный как военная тропа.

Бетонных отбойников на этой разрушенной дороге нет, последним шансом для машины с отказавшими тормозами остаётся вот такой резиновый столбик-пружина:

Их устанавливают на самых опасных поворотах. Водителю придётся врезаться только в него, чтобы не улететь в пропасть.
Случаются и пострашнее истории. Один грузовик с перегревшимися на спуске тормозами влетел в автобусную остановку, на которой в это время находился дед с внуком, так они всем кагалом с обрыва и полетели дальше в пропасть. Позже павильон восстановили и теперь здесь своеобразный мемориал, напоминание о произошедшей трагедии.

На половине пути к перевалу моя рубашка порвалась на спине от разъевшего её пота, таким трудным был путь к вершине:

Пришлось оставить её в придорожных зарослях. Труд был не напрасным, всё выше и выше поднимался я над ущельем:

И вот уже сравнялся с облаками:

Заброшенной дорогой активно пользуются различные искатели приключений, европейские джиперы устраивают целые экспедиции для её покорения:

На высокогорье состоялась неожиданная встреча со старыми приятелями, велотуристами из Ростова и Таганрога, мы вместе начинали странствия из Владикавказа. Ростовчане сумели добраться до Тбилиси своим ходом, помылись в серных банях, после чего сели в электричку и приехали на ней в Боржоми. Где и начался очередной этап их путешествия до Батуми, откуда они собирались эвакуироваться в Сочи на «Метеоре».
От моих друзей густо несло винным перегаром, особенно от старшенького:

Подъём на перевал показался для них очень утомительным, но всё уже было позади – им оставалось с комфортом скатиться к морю. А мне ещё только предстоял самый тяжёлый участок восхождения.
Темп и способ передвижения ростовчан на электричках откровенно разочаровал, впрочем на большее владельцам найнеров и не приходится рассчитывать.
Найнер – это параша, а не велосипед.
К этому времени я успел преодолеть на 26-дюймовом нормальном байке около тысячи двухсот километров от Владикавказа, а эти ребята на своих большеколёсниках еле-еле триста накрутили. Вот и делайте выводы – катят найнеры или не катят.

Спустя небольшое время после этой встречи я обнаружил отличное место для ночёвки. Покрытая нежной травкой седловина горного хребта вдавалась в межгорное ущелье, на самой её оконечности открывался прекрасный вид на всю горную страну. Здесь то я и решил установить палатку.



Закрепив днище четырьмя колышками, я влез внутрь палатки, чтобы установить стойки. И тут мне в нос ударил резкий запах ночной блевотины. Что за напасть, вроде всё хорошо отстирал и прополоскал. После полной установки растяжек влажная палатка мгновенно высохла, и запах исчез. А причиной его появления были жирные пятна на ткани, оставшиеся от извергнутого сыра сулугуни. Невысохшая после полоскания в реке ткань за день хорошо пропарилась в герметичном чехле, оттого и возникла такая вонь.

Надо сказать, этот запах при установке сопровождал меня до конца путешествия, становясь с каждым днём слабее и утончённее. В конце концов, он превратился в изумительный тонкий сырный аромат. Полностью от него удалось избавиться только дома, после мытья палатки в стиральной машине.
Вот, дорогие пацанчики и особенно тёлочки, имейте ввиду, если заблюёте палатку жирной пищей, отстирывать её надо сразу со стиральным порошком, а то останется неприятный духан.

Утром я продолжил трудный подъём на перевал. Дорога извивалась вдоль нового подъёмника горнолыжной трассы, скоро здесь появится настоящий зимний курорт.

Хотелось завтракать, но никакого приемлемого хавчика в окрестных селениях не найти. Даже колбасы, сосисок и кока-колы нет в деревенских магазинах, прямо как в Белоруссии. На обочинах изредка попадаются прилавки местных жителей, продают они весьма специфический малосъедобный товар.
У двух дедов я купил 400 грамм сметаны за безумные 5 лари (наши 110 рублей!) и пару «пирожков» из высохшего сыра по 1 лари. Когда на их глазах схавал эту прокисшую жидкую сметану и отдал банку, они мне ещё один «пирожок» подарили. Есть эту гадость невозможно, с трудом один одолел, остальные выкинул.

И вот я на вершине, хорошо смотреть на мир свысока.

На перевале высотой 2025 метров живут люди, причём очень плохо живут, такую нищету редко где встретишь. Выживают местные только с помощью домашнего скота. «Двухэтажные» дома выглядят грубо сколоченными из мусора халупами. Дети ходят в рванье, но радуются проезжающим бездельникам на велосипедах и милостыню при этом не просят.

Вниз я уже покатился без труда, хотя ехать пришлось медленно, иначе велосипед пойдёт вразнос по камням. Дорога стала ещё хуже, чем с обратной стороны перевала, но не менее живописнее. Прямо через неё струятся водопады, как бы здесь ноги не промочить.

Вот и конец мучениям на тряском спуске, в селении Зарзма начинается гладкий асфальт. Я покинул гостеприимную Аджарию и оказался в центральной Грузии.

В общих чертах интересно почитать, но как-то однобоко, а местами еще и националистически-агресивные высказывания отбивают желание к дальнейшему прочтению. Во время пребывания в Грузии этим летом не испытал дискомфорта от местной кухни. Очень понравились и хинкали, и различные мегрельские, аджарские хачапури, лобиани, жареная форель и кефаль, и аджабсандал, все это приправленное кинзой и базиликом. Пиво в Батуми брали их же батумское на розлив или синее мхети - вполне себе норм. Не сравнить, конечно с каким-нить вильнюсским балтикос светус, но все же...
Насчет вела: на данном этапе отчета (не знаю, куда Вас дальше дорога заведет) непонятна функция вашего "супер-пупер" амморта РШ ХС32... 95% покрытия - асфальт: доктор прописал карбовилку и колеса 28 или 29 с покрами швальба марафон дюрэм опциональной толщины в зависимости от личных предпочтений.
И это... катит не байк, а прокладка между рулем и седлом)

Цитата сообщения от boss отправленного 27 Сен, 2014 в 22:04

29
катит не байк, а прокладка между рулем и седлом)

Хочу рассказать почему велосипеды на больших колёсах совершенно не катят. Летом 2012 года перед выездом в большое летнее 1700-километровое путешествие по маршруту Москва-Крым мне удалось проехать на новом 29-дюймовом велосипеде всего восемь километров возле своего дома и по парку Кусково. Уже при первой поездке обратил внимание, насколько тяжелее разгоняется твентинайнер по сравнению с обычным 26-дюймовым маунтинбайком, но радость обладания новой вещью затмила всяческие опасения. В качестве сборки я был уверен, велосипед собирал сам для себя и в дальней дороге он меня ни разу не подвёл.
Однако именно большие колёса значительно замедлили моё передвижение по просторам Украины. Если на старом Атоме я с лёгкостью преодолевал 210-220 км в день, то средний пробег твентинайнера составил всего 90-100 километров. Новый велосипед попросту отказывается ехать быстро! Максимальная скорость упиралась в 22 км/час, а на большее не хватало сил сопротивления ветра не чувствовалось, это не хватало силы ног, чтобы раскрутить колёса с большим рычагом сопротивления. В то время как на Атоме я с лёгкостью продолжительное время мог удерживать скорость в 28 км/час на ровном шоссе и при полном безветрии.
Твентинайнер оказался полным фейком и настоящим маркетинговым обманом!
Ребята, никогда не покупайте велосипеды на колёсах более 26-ти дюймов. Они совершенно не катят и уж, тем более, не пригодны для дальнего велотуризма с грузом. Вернувшись из этой поездки, я хотел первым делом продать раму, вилку и колёса новособранной «радости», но коней на переправе не меняют у меня в сентябре состоялось ещё одно крупное путешествие. Помучаюсь ещё разок, а затем и продам эту пустышку. И ведь что характерно, не катит твентинайнер именно по идеально ровному шоссе. На каменистых дорогах, крутых горных перевалах и тряской Арабатке новая Мерида показала себя хорошо. Но опять же, это всё из-за того, что по таким местам приходилось ехать достаточно медленно. А вот скорости от 29-дюймового велосипеда вы никогда не добьётесь.
Напоследок хочу дать оценку своему новому велосипеду и несколько дельных советов друзьям-велотуристам.
Как уже писал в начале этого отзыва, твентинайнер оказался совершенно неприспособленным для дальних скоростных перемещений по асфальту. Но не подумайте что гибрид или шоссейник покатит лучше, вовсе нет. Лучше всех велосипедов для дальнего велотуризма подходит именно самый кондовый 26-дюймовый МТВ. Шоссейник не прокатит по разбитому асфальту и просёлкам, гибрид является тем же твентинайнером с большими колёсами, разогнать которые требуется слишком много сил.
Мир велосипедизма создан из кучи обманов. Многие велосипедисты катают «в три цепи» и считают что это экономит их деньги. Много дураков с упорством продолжают промывать цепи своих велосипедов, в два-три раза сокращая при этом их ресурс. Большинство велосипедистов считают шоссейники и гибриды быстрыми велосипедами, но в российских условиях это совсем не так. Я вот тоже жестоко накололся с покупкой твентинайнера считал что стану быстрее, а стал в два раза медленнее. Теперь придётся зимой собирать себе снова 26-дюймовик, а свежекупленный 29-дюймовый МТВ продавать себе в убыток. И ведь никто не написал в сети о некатимости велосипедов с большими колёсами, всё пришлось на собственной шкуре испытывать.
Запомните друзья, твентинайнер это большой обман, никогда не покупайте этих мёртворождённых выкидышей МТВ. Нет на свете ничего более универсального, чем классический 26-дюймовый маунтинбайк. Примите совет дедушки Славы как истину в последней инстанции и никогда не делайте глупостей.

В банке райцентра Адигени я обменял ещё 10 евро на 22, 5 лари и решил как следует позавтракать. Чтобы опять не травиться сомнительными деликатесами с лотков, заказал в кафе мясную солянку. Принесли её в глубокой тарелке, солянка оказалась похожей на суп, а вместо ложки хозяин дал вилку. Хорошо, хоть, сидел я закрытом от посторонних глаз помещении. Сначала выловил вилкой всё мясо, а потом выхлебал оставшуюся жижу ртом. Ну ничего, есть можно.

Обошёлся такой завтрак в 5, 5 лари (наш 121 рубль), согласитесь недёшево за тарелку супа, пусть и с мясом. К примеру, на Украине подобное блюдо стоит около 10-15 гривен, то есть наши 30-45 рублей. Вот вам и Грузия – живут в нищете, а цены ломят как у людей.

Городок Адигени выглядит вполне пристойно, смущает взгляд только разграбленный советский универмаг с разбитыми витринами, такие развалины империи и на Украине встречаются в изобилии.

Городское начальство сидит в ухоженном здании бывшего райкома КПСС, перед которым сохранилось огромное панно из чеканки с надписями на русском языке.

Простые горожане живут в домах попроще, с обсыпавшейся штукатуркой:

Местное население занимается сельским хозяйством централизованно, выращивают на обширных полях картошку и прочие овощи, как и было ранее в совхозах и колхозах. В конце августа как раз начался сбор урожая, народ активно на грядках копошится, тут же и мелкие скупщики на машинах стоят, некоторые даже из Тбилиси приехали.

Рельеф здесь более-менее равнинный, дорога идёт по долине реки и горы расположены вдали.
При въезде в крупный город Ахалцихе встретился дальнобойный велотурист из Польши, он за лето успел объехать всю Европу начиная от Финляндии. Внешне похож на дурачка, всё время хихикает, но это ничего. Все мы, велотуристы, такие е.анутики.

Главной достопримечательностью Ахалцихе является старинная крепость.

У её подножия состоялась встреча с настоящим героем - знаменитым велопутешественником из Китая Ли Юзонгом. Этот человек уже успел многократно проехать вокруг Земли на велосипеде, накатав при этом свыше трёхсот тысяч километров. Вот его сайт: http://leeyuezhong.blog.sohu.com/, обязательно ознакомьтесь, он на китайском языке, но в Хроме легко сделать перевод.

Ли родом из городка, расположенного недалеко от Пекина. Велотуризмом занимается с 1997 года, его принимали даже в Белом доме, как уважаемого человека.
Некоторые наши российские, да и белорусские, нубы считают, что велосипед для туризма должен быть непременно на колёсах 28-29 дюймов и с жёсткой вилкой. Так вот, так считают одни дураки, которые боятся от гостиницы далеко отъехать или от рыбного ресторана, а не то, чтобы в палатке жить или вообще в чистом поле.
Велосипед для самых сложных кругосветных путешествий должен быть только на 26-дюймовых колёсах и непременно с мягкой вилкой. Посмотрите на велосипед настоящего кругосветчика, покорившего все высочайшие перевалы нашей планеты:

Это дешёвенький Джайнт Ринкон с пластиковыми педалями и вилкой Сантур ХСТ, вместо велотрусов Ли использует обыкновенную губку привязанную к седлу. И при этом забирается на высоты свыше 5500 метров:

Мы обменялись с ним координатами и скоро Ли Юзонг будет у меня в гостях, непременно составлю отдельный отчёт о нашей встречи в Москве.
Только мне было очень досадно и стыдно, что не смог подарить ему хотя бы 10 евро, ведь и сам небогат.

Хочу добавить вдогонку к предыдущему сообщению, что Ли Юзонг на своём 26-дюймовом велосипеде по дороге в Батуми, конечно же, с лёгкостью обогнал поляка на 28-дюймовом. Потому, что большеколёсники предназначены для поездок вокруг дома, а классический 26" MTB является отточенным инструментом для покорения континентов.
Эту фотку я обнаружил на сайте знаменитого китайца:

Человек дело говорит!) Всё вышесказанное и про двадцать девять, и про цепь, и про вилку реально обоснованная инфа, кто больше тысячи не ездит по пару раз за год за поездку, того слушать и не стоит. Сколько друзей понапокупали найнеров и с гневом в глазах психованные доводы в пользу последних приносят, но совместные поездки всю правду-матушку раскрыли, после 50-ти по гладкому асфальту ребятки пилять на меня за то, что я тут какой-то веломарафон устраиваю. Нет ребятки - это всего лишь 26, а не 29, что подтверждено более слабым товарищем, который ехал рядом со мной.

Ну раз такие серьезные люди ездють в Грузию и находят там интересное, наверное стоит её посетить :) хз как там в ноябре, может лучше на лето перенести

Выдалены карыстальнік

Прощай, Крым, ты больше не нужен!

крымнаш, чё не? ;D

Со Славой-байкером, определенно, не согласен Глеб Травин ;D :

Не говоря уже про Онисима Панкратова:

А что об этом думают множество других кругосветчиков, рекордсменов книги рекордов Гиннеса, как то: Майк Холл (проехавший вокруг шарика 29000км за 91 день) , Марк Бомонт, Алан Бэйт и др.?
Марк Бомонт, кстати, советует прочитать Вам, Слава, свою книгу, если еще не читали ;) :

Ну оставлю здесь цитату одного, известного в узких кругах в последнее время, персонажа о большеколесниках...

БМВ-АИСТ - это велосипед для настоящих мужиков , которые получают удовольствие от переносимых нагрузок и полностью ощущают связь дорога-велосипед-велосипедист без всяких технических наворотов облегчающих накручивать трассу на колеса своего железного друга. Понимаю , что не каждому это дано понять (особенно если нет желания вообще что то понимать и вникать в причину почему человек от этого получает большое удовольствие) Вот как то так.