Слава-байкер в Грузии, Турции и Армении

Цитата сообщения от boss отправленного 29 Сен, 2014 в 00:40

Марк Бомонт, кстати, советует прочитать Вам, Слава, свою книгу, если еще не читали

На Ютубе висит документальный фильм о Бомонте в четырёх частях, автор перевода на русский язык Слава-байкер.
Все ваши ошибочные взгляды из-за того, что нубы и лохи подчёрпывают свои "знания" из интернета, а я всё проверяю на себе, оттого и знаю много больше вас.

Цитата сообщения от отправленного 28 Сен, 2014 в 22:51

крымнаш, чё не? ;D

Всё наше, и Белоруссия с Украиной тоже:

Цитата сообщения от ditvasila отправленного 28 Сен, 2014 в 22:40

хз как там в ноябре, может лучше на лето перенести

В ноябре очень хорошо будет, учитывая то, что прошедшее лето везде было дождливым и холодным. Только надо будет ночевать в гостиницах, сутки стоят 20 лари на побережье, чуть менее десяти евро. Можно и в палатке жить, не замёрзнешь, но там не помыться - вода в реках уже остынет.

Прочтение книги лучше дополнять просмотром этих же док.фильмов, тогда вырисовывается общая и полная картина.

ЗЫ. На российских форумах (Веломания, твентисикс, ВелоПитер и др.) Вашу одиозную личность не сильно жалуют ;)
У нас, ведь, тоже модераторы бывают суровы и непреклонны ;D

Цитата сообщения от boss отправленного 29 Сен, 2014 в 01:25

одиозную личность не жалуют модераторы

Банят на торгашеских сайтах не за одиозность, а за критику найнеров. Этим я уменьшаю товарооборот рекламодателей сайта.
Единственная причина покупки найнера взрослым человеком - "я на нём буду лучше смотреться". А как он катит, для таких дело десятое.

Ахалцихе оказался аккуратным городком советского типа, у всех пятиэтажек обновлены крыши, самодельные пристройки в глаза не бросаются, хотя и возле этих домов видны «шанхаи» в виде сараев. На центральной площади у автовокзала расположен большой супермаркет «Смарт», мимо такого счастья трудно проехать, обязательно надо зайти и купить что-либо на дешевинку.

Машин в городе много, город стоит на перекрёстке основных дорог, ведущих в Боржоми, Тбилиси, Турцию и Армению. Армянское направление самое спокойное, свернул на дорогу ведущую в Ахалкалаки и снова стало тихо. Для любителей полного единения с природой существует велодорога через горы вплоть до Аспиндзы, только она длиннее автотрассы и гораздо труднопроходимее.

Ехать по шоссе одно удовольствие, оно снова ныряет в горы и начинается незначительный подъём вверх вдоль стремительной речки Мтквари, или по-нашему Куры. Вот же черти, даже такую известную реку переименовали на свой лад. Здесь тело наполнила необычайная лёгкость, даже вечером не чувствовалось ни малейшей усталости.

С приречных лугов мне постоянно махали руками отдыхающие на пикниках, приглашая разделить трапезу. Ну как тут отказаться, опять объелся шашлыками. Грузины сейчас, вместо вина и чачи, предпочитают водку и пиво. Кто побогаче, пьёт русскую «Балтику», в компаниях попроще не брезгуют и грузинским пивом в пластике. А раньше на столах стояли батареи бутылок местного вина, вот оно как всё изменилось не в лучшую сторону.
Заночевал я на берегу Куры, прямо на вытоптанной полянке с остатками костра:

Армения начинается ещё в Грузии, даже границу переходить не надо чтобы прочувствовать армянскую жизнь, достаточно побывать в городе Ахалкалаки на юге страны. В нём проживают одни армяне, а из грузинского здесь, по словам моего собеседника с рынка, только «два дерева».
Побывать в этом городе я мечтал уже много лет, отсюда родом мой добрый армейский приятель. В Советской Армии вечерами мы вместе смотрели телевизор, по-братски обнявшись руками за плечи, разве такое забудешь. Очень мне хотелось его повидать ещё в 80-е годы прошлого столетия, да вот только собрался спустя тридцать лет. Не нашёл конечно, хотя и расспрашивал местных жителей своего возраста. Но, зная его характер и ухватки, уверен что он и сейчас проживает именно там, такой хороший парнишка домашнего склада. Мать у него армянка, отец грузин.
В те времена Ахалкалаки был более интернациональным городом, сейчас армяне обособились и варятся в собственном соку. И сок этот с нехорошим душком национализма.…
Да уж, сильно разочаровали некоторые представители этого древнего библейского народа. И вообще, скажу честно, Армения мне не понравилась, разом и навсегда. Надеюсь перебороть это предубеждение на следующий год, хочу ещё туда съездить и разобраться спокойнее, хотя первое впечатление самое верное. А пока расскажу, по порядку, что произошло.

Итак, переночевав на берегу Куры, следующим утром возле впечатляющей древней крепости я отвернул налево в долину реки Паравани. Замок Хертвиси показался наиболее красивым и суровым из всех грузинских укреплений. Жалею что не смог сфотографировать его с западной стороны, утреннее солнце светило прямо в объектив. Оттуда он выглядит потрясающе – стоит на высоченной отвесной скале прямо над дорогой.

Пейзаж становился всё более похожим на типичный армянский, горы сглаживались, вместо каменистых обрывов и скал появились высокие холмы, а дорога неумолимо ползла вверх по течению быстрой форелевой речки.

На реке Паравани расположено множество мелких рыборазводческих хозяйств, вода в бетонных садках чистейшая, поступает самотёком и форели там вольготно. Таких огромных рыбин редко где увидишь, сантиметров по восемьдесят форельки плавают, у нас в Подмосковье еле-еле до сорока вырастают.

И здесь турки новую плотину строят для гидроэлектростанции. Объект стратегический, охраняется полицией и фотографировать её вблизи не решился.

Вскоре и до Ахалкалаки добрался, переехал мост через реку, резкий подъём вверх по серпантину мимо местной крепости, и оказался совершенно в ином мире, сильно отличающемся от всей остальной Грузии.

Все вывески и объявления города сделаны на русском языке, возникло ощущение что я внезапно оказался в России, вроде как даже окунулся в московскую атмосферу. Местные армяне тоже все до единого владеют русским языком, поскольку изучать грузинский не желают принципиально и при поездках в Тбилиси разговаривают с грузинами исключительно по-русски.

В Ахалкалаки есть что покушать, в многочисленных магазинах полный ассортимент продуктов, кроме мерзкого сулугуни имеются нормальные российские сыры и множество сортов колбас. Больше всего обрадовало наличие недорогих точек фаст-фуда, шаурму армяне умеют делать не хуже чем в Москве, но со своей спецификой. Например, здесь очень популярна с острыми добавками. Заказал себе такую за 5 лари (наши 110 рублей), бывают по четыре и шесть. Дороговато, зато вкусно и сытно.

От рыночной площади отходят автобусы в города центральной России, тоже очень удобно.

Сам городок неказист, но гораздо ухоженнее большинства грузинских, всё-таки армяне стараются походить на русских, чаще бывают в России, оттого и порядки здесь больше похожи на наши.

Всё было бы хорошо, если бы не внутренняя сущность самих армян. Беда в том, что они всерьёз считают себя богоизбранным народом, относясь при этом к остальным нациям Закавказья с большим пренебрежением. С кем из них не заговори, сразу начинаются ненавистные высказывания в адрес азербайджанцев, ну это ясно, воевали совсем недавно. А вот к чему называть добрейших грузин бездельниками, сидящими под деревом и ждущими когда упадёт банан, мне не понятно.
Первый же встреченный на улицах города армянин выложил мне всю негативную информацию о якобы осадивших его несчастный народ «врагах» в лице ближайших соседей. Вот только от представителей других кавказских народов я не слышал ни одного дурного слова в адрес армян, даже азербайджанцы не изливали свои накопившиеся обиды. Значит что-то здесь не так, винить надо самих себя, а не окружающих.
Я покидал Ахалкалаки в лёгком недоумении, общение с нелучшими представителями армянского народа откровенно разочаровало, неужели подобное придётся выслушивать и в самой Армении.

На окраине города сохранилось монументальное здание железнодорожного вокзала, построенного при Советском Союзе, а ныне пребывающее в заброшенном состоянии, поскольку и сама железная дорога заросла травой.

Но есть повод для оптимизма, в нескольких километрах от города строится большой международный железнодорожный узел. Старые рельсы безжалостно удаляют и укладывают новые, причём делают это так ненавидимые армянами азербайджанцы и турки.

Стройка очень грандиозная, чуть ли не грузинский «БАМ», во всяком случае масштаб земляных работ впечатляющий. Непонятно чего они только старый вокзал забросили, ведь он находится совсем рядом с городом, а до новой станции километров десять по трассе надо пилить.
Весёлые азербайджанцы, работающие на разборке старых шпал, пригласили к себе пообедать. Я немного знаком с азербайджанским языком, бывал в Баку, чем привёл новых друзей в полный восторг. Ко мне посыпались новые приглашения посетить Азербайджан, один железнодорожник даже потребовал записать его телефон, чтобы непременно заехать погостить к его семье.
Особенно все хвалили новый вид Баку, столица Азербайджана превратилась в настоящий современный мегаполис со множеством небоскрёбов.
Да я и сам уже задумывался о поездке туда. Вот только из Армении прямого хода нет, надо через Тбилиси ехать, что тоже вполне укладывалось в мои планы и возможности.

Если до города Ахалкалаки дорога всё время шла вверх, то после него внезапно началась равнина. Я уже привык к таким резким сменам рельефа, но горы могут внезапно исчезать после спуска с перевалов, а тут залез под самые облака и на тебе – вокруг заболоченные озёра и аисты. Ничего удивительного, я взобрался на так называемое армянское нагорье. Оно так велико, что на нём разметалась-разлеглась целая страна.
Дорожка пошла без подъёма, но ехать стало труднее. Разряженный воздух высокогорья не был тому причиной, скорее всего, вносила свои коррективы жара и тоскливый пейзаж вокруг, ни деревца, ни речки, одни выжженные солнцем холмы вдали.

Пока с жадностью и хрюканьем уплетал купленную шаурму возле разрушенной железной дороги, на трассе внезапно возникли два велотуриста. Они также следовали в сторону Армении.
С дикими воплями приветствия побежал им навстречу, братья по увлечению оказались немцами. Хорошие такие весёлые ребята, постарше и помоложе, красавчики, настоящие арийцы. Путешествуют на сёдлах Брукс, это я сразу заприметил.

Мы сфотографировались вместе и расстались, но в Ниноцминде состоялась наша повторная встреча. Хоть я и остался дожёвывать свою шаурму, а потом ещё и с азербайджанцами кутабами закусывал, догнать этих немцев удалось без труда уже через пятнадцать километров. Ну европейцы, что с них возьмёшь, с виду прокаченные и крутые, а ездят медленно и недалеко. Вот на их примере я и расскажу вам, мои дорогие друзья, что такое так называемый «европейский велотуризм». А то некоторые наши лошки очень хотят быть похожими на них, отчего попугайничают, обезьянничают и позёрничают без меры.

Мои новые друзья оказались достаточно продвинутыми путешественниками, понимающими что большеколёсники в дальнобойном туризме совершенно не катят, а с помощью контактных педалей можно стать калекой. Поэтому ездят они на нормальных 26-дюймовых велосипедах с платформами Saint, как и у меня. Почему же мне так быстро удалось догнать таких правильных молодцов, может это просто дело случая?

Расспросив немцев, выяснил что их среднесуточные пробеги составляют около 60-80 км, вот они и не спешат. Разумеется, такое расстояние доступно даже для найнера, но зачем на нём мучиться, если с лёгкостью и комфортом можно проехать на 26-ти дюймах.
И среди прочих встреченных мною европейцев не было никого, чей дневной пробег превышал сотню километров, а чаще всего в районе полтинника. Вот такой он, европейский велотуризм, медленный и размеренный. Вряд ли нам стоит брать с них пример, если охота посмотреть мир, может времени не хватить всё объехать. А пиво можно и на ходу пить, необязательно для этого останавливаться.

Грузинский городок Ниноцминда раньше назывался Богдановкой и проживали здесь русские молокане. В 90-е годы произошло великое переселение народов, староверы вернулись в Россию, их место заняли армяне. Такая же участь постигла и все остальные русские сёла, раскинувшиеся отсюда вплоть до границы с Арменией. На память об их существовании остались лишь названия – Гореловка, Жданово, Спасовка, Орловка.
Армяне новых домов не построили, продолжают жить в разрушающихся старых. Основным способом пропитания является переработка навоза в кизяки, этакие кирпичи, которыми можно топить печи, возможно и как удобрение используют. Как я такое увидел, вообще не по себе стало, надо же в какую жопу заехал!
Представьте себе, едешь-едешь через красивые грузинские горы, внезапно появляется степь и раскинувшиеся по ней типично русские деревеньки, а в них одни какашки, нищета и разруха.

Над всем этим раскардашем возвышается новое здание полиции, хотя и старое ещё в полном порядке, и даже советский телефон 02 на стене висит.

Дерьма вокруг ну очень много, прямо вдоль дорог шпалерами лежит и сохнет. Неужели местному населению больше нечем заняться?!

До границы с Арменией я добрался под большим впечатлением от увиденного, усталость как рукой сняло. Погранпереход тихий, с грузинской стороны представляет собой обыкновенный навес в виде шатра, но строится и новый, гораздо более грандиозный.

До армянского КПП от него шагать и шагать, нейтральная полоса километра три шириной, не меньше. Несчастные пешеходы тащатся со всем своим скарбом по разбитой просёлочной дороге. Мне навстречу попалась интернациональная молодёжная группа туристов с огромными рюкзаками, японцы путешествовали вместе с поляками.

Молодой пограничник строгого вида пропустил меня без проблем, но дальше начались одни разочарования. За будкой контролёров прохаживался толстый расслабленный таможенник, ему явно было нечего делать от скуки. Махнув повелительно рукой для остановки, пузанчик предложил мне растаможить велосипед. Я, конечно, оценил шутку, добродушно улыбнулся и собрался проезжать дальше, но таможенник не отставал. С серьёзным лицом он начал доказывать необходимость подобной операции и ещё долго туманил бы мне мозги, если бы сзади не показалась машина. Внимание мздоимца переключилось на более лакомую потенциальную жертву. Воспользовавшись этим, я нажал на педали и поспешил покинуть территорию погранперехода.

Едва выехал за шлагбаум, как тут же ещё одних соловьёв-разбойников встретил. На обочине стоит будочка страховщиков, рядом с ней стайка армян-мошенников, они уже без всяких шуток заявили что оформление страховки для велосипедистов является обязательным условием для въезда в страну, иначе можно налететь на штраф 100 000 (именно сто тысяч!) драм. Тут уже и я шутить не стал, высказал всё что думаю об армянской нации и поехал дальше в сильном расстройстве.

Иметь вашу армянскую маму, каждый из первых встреченных жителей Армении пытался обманным путём завладеть моими деньгами, значит здесь надо держать ухо востро, ну и народ!
Граница – это лицо страны, именно здесь создаётся первое впечатление о государстве. И вот у меня сформировалось такое мнение, что Армения является настоящей страной негодяев. Вряд ли оно скоро изменится в лучшую сторону. Я понимаю, армянам от этого ни холодно и не жарко, они своим умом живут, но пусть тогда и не жалуются на негативное отношение со стороны ближайших соседей.

Тот же самый таможенник, когда я пытался выяснить у него возможность проезда из Армении в Азербайджан, с негодованием предупредил: «Э, ты другому не скажи, что туда едешь!»
Национализм насквозь проел всё армянское общество, надолго остановив его развитие. У меня такое чувство, что армян кто-то хорошенько накормил говном в годы перестройки, и до сих пор они не могут от него отплеваться, потому и пытаются измазать им окружающих.

Самоизоляция довела страну до анекдотического положения. На дворе ХХl век, а по дорогам Армении продолжают ездить грузовики из середины прошлого столетия, на обновление автопарка просто нет денег. И если в Грузии самой культовой машиной считается Мерседес-Бенц S-класса, то армяне продолжают дрочить на ГАЗ-24 самых кондовых модификаций 70-80-х годов, «Волга» здесь самая популярная машина.

И даже милиционеры в Армении выглядят российскими «анискиными» полувековой давности. В первом же армянском селении Бавра мне попался этакий засланец из прошлого в фуражке с красным околышем. Нормальный мужик оказался, мы даже поздоровались.

За Баврой следует городок со смешным типично армянским названием Ашотск, здесь я испытал первый культурный шок, не считая скверного впечатления от пересечения границы. При въезде в город у дороги расположено кладбище, вполне нормального вида, если бы не самое «главное» захоронение.

Вот оно:

Кладбище находится чуть в сторонке от шоссе, а этот «мавзолей» прямо на обочине трассы расположился. Сначала и не понял что это всего лишь одна могила, думал что здесь новое кладбище располагается. Оказалось вся площадь принадлежит одному покойнику. Вот этому пацанчику:

Главное надгробие находится в центре, по углам построены павильоны для устройства поминок. Никакого поминального хавчика там не лежит, специально проверил, они даже заперты. Зато можно запастись водичкой возле памятника, искусственный родничок обустроен со вкусом, кроме того имеется фонтанчик для питья.
Что за человек лежит на индивидуальном кладбище непонятно, все надписи сделаны по-армянски, но понты так и прут. Наверное, это родственники постарались ради увековечивания памяти столь необычным образом. Хороший показатель внутреннего мира армян, раньше мне нигде таких некрополей видеть не приходилось.

В Ашотске я поменял 10 евро на драмы. Вечерней порой единственный городской банк был закрыт, но прогуливающаяся с коляской парочка объяснила что можно обменять деньги неформально на бензоколонке. Операция прошла успешно, молодой меняла не пытался обмануть и даже поблагодарил.

С деньгами сразу побежал в магазин инспектировать цены. Стоимость продуктов сопоставима с грузинской, зато в Армении гораздо богаче ассортимент товаров и пиво вкуснее. Решил взять на пробу литровую баклажку «Гюмри», вроде ничего на вкус, пить можно. Имеется в продаже кока-кола собственного армянского производства, тоже вполне качественная. Особенно обрадовало наличие всяких пирожков и булочек, в Грузии с этим чрезвычайно туго, особенно в сельской местности.

Ровная лента дороги пролегала по всхолмлённой равнине, ехалось нетрудно, но чрезвычайно тоскливо, взгляду просто не за что зацепиться. Типичный армянский пейзаж выглядит так:

Встречаются заболоченные речки, в которых невозможно искупаться из-за топких берегов. Или видишь бьющую в небо из скважины чистейшую воду, а подойти к ней и принять душ тоже нет никакой возможности – все подходы залиты водой и заросли осокой.

Дороги в Армении нормальные, разве что асфальт крупнозернистее грузинского, ну и трещин побольше. Машин мало, с такими ценами на бензин особо не раскатаешься. Если надо ехать, обязательно грузят транспорт по самое «не могу».

Для собственных нужд по хозяйству можно лошадку или ослика употребить:

В общем, тоска смертная, хоть ложись и помирай как этот щурок:

Сначала привиделось что это сбежавшего волнистого попугайчика машина сбила, оказалось трупик принадлежит типичному представителю кавказской фауны.

Единственное разнообразие вносят изредка появляющиеся поперёк трассы гряды холмов, тогда приходится преодолевать небольшие перевалы. Подъёмы на них гораздо утомительнее, чем на самые высочайшие горы Грузии, опять же из-за тоскливого окружения и зноя.
Вроде бы холмы невысокие, но серпантины на них самые настоящие. Нестись вниз, закладывая виражи, одно удовольствие.

На одном из таких спусков я заприметил хорошее место для ночёвки в холмах, на отшибе от дороги стояла неприметная часовенка, рядом с которой был оборудован красивый родник.

Внутреннее убранство часовни ничего ценного из себя не представляло, столик со свечами и бумажные иконки.

Бросив на полянке велосипед, я принялся лазить по склону в поисках ещё более удобного места, и уже нашёл таковое повыше. Спустившись вниз за вещами, внезапно почувствовал желание оправиться по большому. Не долго думая, спустил штаны и сел орлом прямо между часовенкой и родником. Надо сказать, там ещё одно полуразрушенное строение стояло, мне бы за его стеночкой спрятаться, но кто тут мог подсмотреть.

Увидели таки, недаром говорится в русской народной песне «сядешь на поле посрать – далеко тебя видать»!
Пока приседал и тужился, совершенно бесшумно подкрался какой-то пожилой армянин на «Волге», а я заметил его с опозданием. Стало очень неловко, пришлось мигом натягивать штаны и прятаться за развалины, прихватив и бутылку с водой для гигиенических процедур, не пальцем же подтираться.

Когда все дела закончил, пришлось делать морду кирпичом и сматываться с приглянувшегося места, а с тем армянином даже парой слов не перекинулся, вообще не знал куда себя деть от позора. Он тоже глаза отводил, понимая сложившуюся неловкую ситуацию. Ну ничего, в прострации добрался до шоссе, а там уже притопил снова вниз на всю катушку.
Вот так внезапно пришлось делать ноги на ночь глядя, в следующий раз с большей осмотрительностью буду выбирать участок для акта дефекации.
Откуда этот армянин взялся вообще непонятно, наверное подсмотрел как я с дороги съезжал и решил проверить не набедокурит ли турист в часовне. Он, как приехал, вышел из машины и в часовню ненадолго зашёл. Осмотрел её и снова в машину сел, явно молиться не собирался.

Упокоение в тот день я нашёл на вершине невысокого холма среди овечьих пастбищ. Но и тут комфорта не хватало, откуда ни возьмись налетели мелкие мухи и начали кусать не хуже комаров, пришлось поскорее прятаться в палатке.

Ночёвка прошла в четырёх километрах от въезда в Ленинакан, города нашей боли, если кто ещё не забыл. Сейчас он называется Гюмри, но армяне называют переименованные населённые пункты чаще всего по-старому. 7 декабря 1988 года в результате Спитакского землетрясения город был разрушен до основания, погибло 25 000 человек, десятки тысяч остались инвалидами. Люди лежали сдавленными под развалинами и мучались от почечной недостаточности, кровь не могла циркулировать по организму в полном объёме.
Весь Советский Союз бросился помогать пострадавшим, Ленинакан был восстановлен быстро, и всё-же многое доделать не успели из-за развала великой страны в 1991 году.

С дрожью в сердце въезжал я ранним утром в этот второй по величине город Армении. На северной окраине стоят первые возведённые после землетрясения пятиэтажки, нынешний их вид ужасен. Жилой комплекс Ани, он же 58-й микрорайон, задумывался как благоустроенный город будущего, реальная жизнь превратила его настоящие трущобы. Тем не менее, эти дома советской постройки до сих пор считаются в Ленинакане самыми удобными для жизни.

В городе имеется и более современное жильё, красиво отделанное розово-фиолетовым туфом, но жители новых домов жалуются на низкое качество строительства:

В общем и целом Гюмри не произвёл какого-либо особого впечатления, время лечит раны, плохое стараются забыть побыстрее. Город невелик, проехал его весь насквозь за двадцать минут, не считая остановок для посещения магазинов и общения с горожанами. Люди какие-то хмурые, возможно с утра ещё не разгулялись. В торговых точках напрочь отсутствуют ценники, тоже своего рода показатель неблагополучия.

Ну если такая невесёлая жизнь в Армении, так чего же в ней задерживаться. В утреннем Ленинакане было принято решение поскорее выбираться в сторону Тбилиси, после осмотра которого я намеревался посетить и столицу Азербайджана Баку.
Карты окрестностей у меня не было, оставалось полагаться только на подсказки таксистов, поскольку во всём городе нет ни одного дорожного указателя. С их помощью я и выскочил на Тбилисское шоссе, ведущее в Кировокан, третий по величине город Армении после Еревана и Гюмри.

Встретился очень знакомый памятник дружбе народов, точно такой же стоит в Геническе на Азовском море. Только армяне в интернационализм теперь не верят, потому и разбили лица китаянке, русскому и негру:

Вот, если б там были соотечественники изображены, статуи наверняка остались бы целым, как этот мемориальный комплекс с родником при выезде из города:

Недостроенная в 1991 году эстакада объездной дороги тоже является своего рода печальным памятником бывшей дружбе народов:

За городом я решил позавтракать прямо на обочине, машин мало, стесняться некого, а в траву заезжать не хотелось, боялся колючек и не напрасно. Здесь они имеются в изобилии, и лишь благодаря таким предосторожностям за весь поход у меня не случилось ни одного прокола.

Пока заглатывал сырые сосиски, вдалеке показался одинокий велосипедист, явно продвинутой байкерской наружности. «Собрат» оказался самой известной велосипедисткой Ленинакана. Ей уже 60 лет, но в душе всего лишь семнадцать, как и мне. Мы проболтали около часа, так много всего интересного рассказала эта примечательная женщина, много лет проработавшая на местном радио, у неё прекрасный хорошо поставленный голос.

Людмила Билбилиди гречанка по национальности, но родилась в Гюмри и никогда не хотела жить где-либо в другом месте. Велосипед в качестве средства передвижения она использует около четырёх последних лет. "Я не пользуюсь маршрутными такси, потому что, если там кто-то меня толкнет, или водитель включит громкую музыку, то я запротестую, и меня высадят. Подобные случаи уже были",- говорит Люда Билбилиди. В 2010 году она на велосипеде даже два раза приезжала из Гюмри в Ереван. В первый раз за 12 часов, а во второй за восемь. Собирается приехать и в нынешнем году, а потом таким же образом отправиться обратно. Она уверена, что это ей удастся. Пробовала ездить и в Тбилиси, но доехала до Алаверди и повернула обратно. "Было очень трудно, и здоровье не позволило продолжить путешествие",- говорит она. По ходу случаются неприятные инциденты, доводится слышать разные реплики: "Обычно я надеваю наушники, чтобы не слушать шум, уличную музыку и эти реплики. Два раза в меня даже камнями бросали, и один раз попали по голове. Я получила травму, было очень больно. Но все же я не обозлена". После окончания школы она всегда стриглась коротко и всегда носила брюки. Этот стиль сопровождает ее уже четыре десятилетия. "Я никогда не прихорашивалась. Если меня полюбят - то пусть не за мою внешность. Я не пью. Лет с 15-16 курила, но через тридцать лет поняла, что это не правильно, и с тех пор не курю. Не для того, чтобы долго прожить, а чтобы не болеть. Плохо быть больным",- сказала она. После землетрясения 1988 года ее руки долго болели: "Я не могла даже удержать стакан. Но все же не обозлилась на мир и на людей. Я видела, как многих обуяла злость. А вот мне удалось еще больше любить людей и жизнь. А сегодня я каждый день этими же самыми руками поднимаю велосипед на 2-й этаж - в свою квартиру".

Вот с таким замечательным человеком мне удалось познакомиться в Ленинакане. И от этого показавшийся сумрачным город обрёл притягательные яркие оттенки, значит не всё так плохо в Армении, можно и там жить.
Передаю Людмиле огромный привет, она сейчас читает эти строки, пусть не болеет и побольше катается!

Плодородие сельских угодий благословляют придорожные кресты, подобные можно увидеть и на Западной Украине.
В пяти километрах от города в Шираке находится большое кладбище, на нём много могил погибших при землетрясении 1988 года:

За селением Джуджур начинается подъём на довольно высокий перевал по широкой дороге, построенной сразу после землетрясения. Параллельно идут разрушенные куски старого шоссе, на них видны сдвиги земной коры, весь ужас произошедшего четверть века назад ощущается и сейчас.
Мне этот перевал запомнился тем, что пришлось его покорять без запаса воды. Как-то не учёл этого ещё в Ленинакане, думал что вдоль трассы будет множество магазинов, а их там нет. Отсутствуют они и за перевалом, пришлось ещё около десяти километров «на сухую» проехать, прежде чем в придорожной лавке нашлась кока-кола.

На вершине перевала расположен мемориал погибшим при резне 1915 года, таких памятников по всей Армении очень много.

Вдоль шоссе идёт железная дорога, она на перевал не поднимается, для поездов прорублены длинные тоннели.

На подъезде к Спитаку имеется тоннель и для автомобилей, возле него состоялась показательная беседа с типичными представителями армянского народа. При въезде в тоннель я сделал эту фотографию и с чистой совестью нырнул в темноту:

На фото заметен стоящий работник, но он мне ничего не сказал.
И вот я уже выскочил с обратной стороны, остановился для фотографирования восточного портала:

Виден бегущий машущий руками человечек, выскочивший из служебного помещения. Уже зная, какие будут ко мне претензии, я смело подъехал к нему и сказал волшебные слова: «Я из Москвы!»
Гнев человека оборвался на полуслове: «Ну, если из Москвы, тогда снимай, остальным здесь строго запрещено даже фотоаппарат доставать. Россия – наша матушка!»

Сам начальник спитакского автомобильного тоннеля почтил меня своим вниманием. Сначала было высказано много претензий к моему несанкционированному проезду через тоннель, было указано на отсутствие фонарей и даже катафотов на колесах. В таких случаях, по словам начальника, он останавливает попутную машину и заставляет водителя медленно ехать за велосипедистом, прикрывая его от наезда сзади. Но москвичам можно всё, так что особо я не напрягался во время этих внушений, широко улыбаясь запоздавшим наставлениям.

Закончив обсуждение правил проезда тоннелей на велосипедах, мы перешли к более насущным проблемам современной Армении, а именно заговорили об утерянной дружбе народов. Опять же инициативу проявил директор подземного перехода: «Вот ты здесь ездишь, тебя никто не обижает?»
- Нет, не обижают. А с какой стати, чувствую себя как дома!
- А вот на армян в Москве нападают…
Такие претензии от седовласого человека меня просто ошеломили: «Так ведь это только преступники так поступают, нормальные люди относятся к армянам с братской любовью»

Пришлось убеждать пожилого человека в очевидных вещах, но он не унимался: «Во время войны в Нагорном Карабахе ваши военные задержали десятерых армянских милиционеров и передали их в руки азербайджанцам, те им нефть шприцами в вену вводили!»
Етитская сила, опять бабушкины предания вспомнил. Война есть война, там много беззакония творится, на Украине сейчас не лучше. Армяне до сих пор не могут забыть холокост 1915 года, но в России то немцы пострашнее дела творили, а сейчас они наши лучшие друзья. Почему же армяне спустя столько лет никак не могут помириться ни с турками, ни с азербайджанцами?! Или надо дождаться когда дядя Вова Путин придёт и заставит это сделать?
Армянам откровенно не хватает нашего российского великодушия, ну никак они старые обиды забыть не могут. А ведь именно армянские националисты совершили первый в истории теракт в московском метро 8 января 1977 года, в придачу ещё и два магазина взорвали в тот же день. Мы же им этого в укор не ставим.
Все преступления совершаются преступниками, но никак не людьми той или иной национальности.

Рядом с начальником стоял его работник такого же возраста, он лишь благодушно улыбался напрасным нападкам своего босса. Оказалось что мы с ним служили почти в одном месте. Вспомнили Хабаровск 80-х годов, межнациональные отношения в Советской Армии в те времена тоже были очень острыми. После драк между армянами и азербайджанцами по всему плацу валялись оторванные уши и откусанные носы, ох и лихое было времечко!

Ну, в общем, удалось мне немного переубедить предвзятого начальника тоннеля и расстались мы друзьями, даже фотографию на память сделали. Но осадочек в душе остался… Да уж, нескоро армяне перевоспитаются и станут доброжелательными соседями.

Весело притопив после напряжённой встречи с тоннельщиками, я слегка расслабился и с оптимизмом смотрел в будущее. Именно в этот беззаботный момент судьба подготовила мне очередной сюрприз. Взбираясь на невысокую горку в окрестностях Спитака, начал переключаться на самую лёгкую передачу. С последним щелчком манетки сзади раздался сильный удар и скрежет, пришлось экстренно тормозить и слезать с велосипеда с нехорошими предчувствиями.

Увиденное потрясло настолько, что я даже пёрнул с досады: любимый задний переключатель Шимано ХТ 1999 модельного года, прослуживший верой и правдой четырнадцать лет, был разодран на мелкие части по всем линкам. Мало того, ещё и из верхнего ролика выкрошился сектор. Цепь тоже искорёжило и разорвало, погнулись спицы со стороны кассеты, одна с левой стороны и вовсе лопнула. Удивительно что при таких разрушительных последствиях остался целым сменный петух рамы, который даже не погнулся.

Причиной столь катастрофической аварии послужило отсутствие пластиковой защиты спиц на заднем колесе моего велосипеда. В своё время, ещё в двухтысячном году, наработанный в экстремальной тусовке комплекс «яспортсмен» заставил отказаться от использования этой важной детали. И вот теперь, за тысячи километров от дома, я пожинал последствия своей глупости и высокомерия.
Многие велосипедисты снимают этот кружок из прозрачной пластмассы чтобы казаться круче, кому-то лень его отмывать от смазки и грязи, либо просто не задумываются о его предназначении. Между тем, защита эта чрезвычайно необходима. Будь она у меня на месте, не пришлось бы мучиться и ставить под угрозу продолжение похода.

Каким же образом задний переключатель затянуло в спицы и почему этого не происходило раньше?!
Перемещение лапки с роликами ограничивают регулировочные винты, именно они не позволяют ей соприкасаться со спицами. Если следить за регулировками, то ничего страшного при отсутствии защиты может и не случиться, как не происходило у меня на протяжении многих лет. Но в предыдущие дни похода велосипеду пришлось штурмовать каменистые высокогорные перевалы, на заднем переключателе от тряски и активной работы появились дополнительные люфты, которые я вовремя не отрегулировал, вот его и затянуло цепью в спицы. Но, будь на месте пластиковый кружок, этой аварии не случилось бы даже при отсутствии правильных регулировок – защита просто не дала бы лапке уйти в плоскость колеса.
В общем, как ни крути, а защита спиц велотуристу нужна как воздух. Так что, делайте выводы дорогие пацанчики и бегите в магазин, у кого её нет.

Сильно расстраиваться я не стал, тяжкая поломка вдали от дома только подогрела авантюрный дух и жажду приключений. Что-ж, поеду пока на синглспиде, а в Тбилиси может и переключатель удастся купить. Деньги у меня были, в случае чего, можно было и на автотранспорте эвакуироваться во Владикавказ. Оставалось подобрать правильную единственную передачу для путешествия по горам, чтобы не уставать при подъёмах и не перекручивать лишнего на ровных участках. Скорость, конечно же, намного уменьшится, зато окружающие пейзажи лучше рассмотрю, и больше поводов для общения с людьми будет, к которым придётся обращаться за помощью.

Пока устранял последствия аварии, над моей головой пара смешных чешских самолётиков Л-39 с прямыми крыльями делала боевые заходы на Спитак, раскинувшийся в межгорной долине. То тренировались на своих соплеменниках бравые армянские лётчики, у россиян подобная показуха только насмешку может вызвать. Они, что-ли, представляли гражданскому населению свою прилежность в боевой подготовке?! Ой, не смешите меня, на подобных самолётиках только капусту от вредителей опылять можно, а не с азербайджанцами и турками воевать.
Чуть позже мне стало известно, что такие же самолёты закупило и грузинское правительство, тоже деньги на ветер выкинули. Ну, куда им против наших МИГов и СУшек тягаться, разве что лётчиков первоначальным навыкам на них обучать.

Убитый задний переключатель Shimano XT, переживший замену пяти комплектов роликов, остался лежать на армянском нагорье, а я продолжил свой путь на урезанной версии горного велосипеда. Закрывая рассказ про это несчастье, забегу намного вперёд и расскажу что случилось с велосипедом в дальнейшем. Поломка оказалась гораздо более плачевной, чем показалась сначала. Добравшись до Москвы, мне пришлось почти всю трансмиссию заменить, слава богу что вообще доехал. Цепь постоянно стремилась перескочить на более крупную звёздочку сзади, в результате чего загнулись и треснули три крайних больших звезды кассеты. Из-за сильного натяжения цепи погнулась ось втулки и лопнула правая чашка подшипников, та что и на конус оси работает и на механизм свободного хода. В новой каретке появился небольшой люфт, а значит в дальнейшем он будет увеличиваться в геометрической прогрессии.

У меня то запасные детальки имеются, удалось без особых материальных потерь произвести ремонт, а другому пришлось бы покупать всю ходовую часть целиком: втулку, кассету, цепь, спицы, переключатель, каретку. Я же только купил в «Спортресорте» задний переключатель Shimano Alivio M430 за 1340 рублей и ось задней втулки за 220 рублей, остальное восстановил с помощью старых запасов. Ну ещё в качестве профилактики спицы заменил, нашёл Сапим-Лидер по 10 рублей в Сокольниках, хотя надо было бы DT-Чемпион взять по 12-15 рублей, да их длиной 262 мм нигде не было.
Защиту спиц до сих пор не купил, её проблематично найти для 8-скоростной дисковой втулки, везде лежит только для 7-скоростных и трещёток.
Да, кстати, пацаны, никогда не покупайте спицы Wheelsmith из «Веломира», дерьмо то ещё. У меня всего полтора года прослужили и начали лопаться по резьбе, они слишком перекаленные. Напрасно я в 2012 году поддался уговорам веломировских продавцов, надо было не лениться в «Велоситик» на Огородный проезд за DT съездить.

На разбитом израненном велосипеде уходил я от постылых холмов Армении, унося в душе неизбывную скорбь. Древняя страна оказалась не такой сказочной и прекрасной, как представлялась в грёзах. Жадность к деньгам и наживе у местных жителей запредельная, неслучайно здесь поселились последние спасшиеся при Великом Потопе евреи. И хотя кавказскими евреями принято называть азербайджанцев, но по итогам последнего похода смело назову армян самым жадным народом Закавказья.

Надо сказать, что и раньше мне приходилось активно общаться с различными представителями кавказских республик. В 1988-91 годах я работал персональным водителем у азербайджанца, занимавшегося спекуляцией дефицитных товаров в Москве. Конкуренцию нам составляли армяне, промышлявшие тем же самым. Товар подвозили в багажниках такси к отстойнику поездов Курского вокзала на Каланчёвской улице. Точка была очень бойкой и пользовалась большой популярностью среди проводников и работников вагонов-ресторанов.

Вспоминается мне ранняя погожая осень. Помню свежий, тихий вечер и запах финского сервелата, тонкий, сильный, настоящий. На площадке перед железнодорожным шлагбаумом стоят автомобили — «Волги» в экспортном исполнении; надёжные, как першероны, «мерседесы»; крепенькие, ядрёные «вольво». Изредка запнется взгляд об видавший виды «жигуленок», это кто-то из прикормленных неудачников, приехавший урвать нахаляву недоступных в магазине деликатесов.
Багажники всех машин раскрыты и видны большие картонные ящики с яркими наклейками. В ящиках лежат связки колбас, банки бразильского кофе, растворимый витаминный напиток «Цедевита». Одуряющий запах красивой жизни стоит над всей Средней Переяславской улицей. Местные бабушки сглатывают голодную слюну, боязливо крестятся и проклинают заполонивших двор черноволосых спекулянтов, пробираясь с пустыми авоськами в сторону Рижского рынка.

Для расчёта за приобретаемый товар проводницы поездов дальнего следования садились в машины, чтобы не светить деньгами на улице. И вот, в один из таких моментов, я начал движение на своей «Волге», а из соседней армянской машины неаккуратно выскочила покупательница, широко распахнув заднюю левую дверь. Её торец упёрся в дверную ручку моей машины, я успел затормозить, но небольшая вмятина всё-же появилась. При попытке получить с армян денежную компенсацию за ДТП, те встали в позу и заявили: «Э, какие деньги?! Не проси ничего, ти щто работать здесь не хочещь?!»
Азербайджанец, сидевший рядом со мной, только покачал головой и сказал: «Армяне, они все такие. Деньги получать любят, отдавать - нет»

Аппетитный запах финского сервелата до сих пор может причудиться на Переяславке, но площадка перед шлагбаумом пуста. Нет ни армян, ни азербайджанцев, ни татарина Володи. Нет ни такси, ни экспортных Волг, ни угловатых Вольво. Кипучая, беззаботная, отчаянно-веселая жизнь ушла отсюда навсегда, гонимая свободной экономической политикой и приватизацией.
А Армения с Азербайджаном остались, и до сих пор не могут договориться друг с другом, постоянно провоцируя напрасные конфликты.

При въезде в Кировакан опять пришлось решать задачу как лучше проехать в Тбилиси. Ближе всего казался путь через Ташир, и я свернул налево к высокому подъёму в горы.

Два вола, впряженные в арбу, подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. «Откуда вы?» — спросил я их. «Из Тегерана».— «Что вы везете?» — «Грибоеда».— Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис.

Да-да, именно по этой дороге Александр Сергеевич пробирался из Тифлиса в Эрзерум. Его именем назван Пушкинский перевал, на котором и состоялась та памятная встреча с гробом великого современника.
Мне же удалось лишь чуть-чуть проехать вверх по холму, но после расспросов местного жителя я повернул назад к перекрёстку и направился в Тбилиси более длинной дорогой через Алаверди. Как выяснилось, этот путь оказался более выгодным в моей ситуации, дорога идёт под уклон вплоть до границы с Грузией, а далее пролегает по плоской равнине.

Заодно удалось получше разглядеть город Ванадзор, бывший Кировакан. Он тоже сильно пострадал от Спитакского землетрясения, о чём напоминает сохранившийся ангар запорожского строительно-монтажного поезда.

Во исполнение постановления Совета Министров УССР от 12.01.1989 "О мерах по оказанию помощи Армянской ССР в восстановлении и строительстве г. Кировакана, пострадавшего от землетрясения", Минстрой УССР создал производственно-строительное монтажное объединение «Укрстрой» в составе 25-ти строительно-монтажных поездов и организаций со всех областей Украины.
На 1 января 1991 года для жителей Кировакана украинскими строителями было построено и введено в эксплуатацию 60 жилых домов на 817 квартир, 2 детских сада, 1 школа.
Осталось незавершенным строительство 324 жилых домов, 12 школ и 12 объектов социально-культурной сферы. Советский Союз развалился и помогать Армении стало некому…
Вот эти дома, построенные украинскими строителями:

Ванадзор гораздо больше Ленинакана по площади, проезжал я его долго. Вокруг множество разрушенных заводов и предприятий, работает один лишь частный сектор. Меня пригласил отдохнуть в свою лавку мясник, разговаривали за жизнь очень долго, но никакого угощения не последовало, и ни один армянин меня даже персиком не угостил. На память остались лишь фотографии несчастных приговорённых к смерти овечек, козликов и ягнят, в страхе жмущихся к последнему загончику.

Подобную картину можно увидеть в центральной Африке, только там вместо овечек предлагаются живые люди. В магазине по продаже живого человеческого мяса стоят каменные столы, как в бане. На них лежат посиневшие голые метисы (дети негров и белых) в полубессознательном состоянии, им сделан укол барбитуратом. Африканцы покупают живой товар для приготовления праздничных блюд. Европейские и американские охотники приводят несчастных в чувство, отпускают в саванну и начинают за ними охотиться, заставляя убегать и прятаться. С добычей затем фотографируются на память, после отдают простреленное тело местным егерям на съедение.

Дорога от Кировакана до Садахло на грузинской границе действительно идёт под уклон на протяжении всех 87-ми километров, съезжать с армянского нагорья в долины Грузии оказалось очень комфортно.

Навстречу мне ползли велосипедисты из Словакии, недолго им оставалось мучиться до въезда в Ванадзор.

Трасса оказалась чрезвычайно живописной, недаром она идёт по ущелью с рекой. Смело ставлю её на второе место по красоте после Дарьяла. Людмила Билбилиди из Ленинакана рассказывала что все иностранцы здесь ахают от красот, так оно и есть, ахал и я. Впервые за всё время пребывания в Армении в душе установилась благодать и отрада.

Кое-где приходилось идти в гору пешком, резкий сброс высоты менялся компенсирующим подъёмом на очередной серпантин. Односкоростной велосипед не позволял на крутых подъёмах ехать в седле.
В одну из таких проходок рядом со мной затормозил микроавтобус Форд Транзит, водитель предложил подвезти. Я отказался, машина тронулась дальше, но через несколько метров снова остановилась.
«Садись, я же вижу тебе трудно», - не унимался молодой водитель.
- У меня совсем мало денег, я не смогу заплатить.
- Так я и не прошу, довезу бесплатно!
Ну как тут отказаться от такой оказии, тем более что задняя дверь грузового микроавтобуса была открыта, оттуда свисала связка железной арматуры. Велосипед без труда был загружен в нутро прямо с рюкзаком на багажнике, а я уселся рядом с водителем.

И тут началось такое, отчего у меня до сих пор мурашки по коже бегают, а когда это снится во сне, то просыпаюсь в холодном поту.

На безумной скорости понеслись мы вниз по узкой горной дороге, на крутых поворотах душа уходила в пятки, а лихой водитель ещё и мастерски обгонял каждую легковушку по встречной полосе. Такая езда ничуть не испугала меня, наоборот хотелось всё больше и больше острых ощущений. Я сам бывший водитель и понимал, что наличие тяжёлой арматуры внизу кузова делает машину очень устойчивой, так что катастрофических последствий ожидать не приходилось. Вдобавок любезный водитель ещё успевал рассказывать о всех достопримечательностях, мелькающих за окнами. И даже прокатил по улицам Алаверди, специально съехав для этого с основной трассы, показав и древний монастырь на горе, и старинный мост через реку в центре города.
Расстались мы лучшими друзьями на всю жизнь, такое не забывается. Сейчас мой друг читает эти строки и наверняка негодует по поводу моей оценки остальных армян.
При всех прошу у него прощения!
Наверное, в предыдущие дни мне просто не везло на встречу с такими хорошими людьми.

Прокатившись на сумасшедшей попутке тридцать километров от Одзуна до селения Шнох, я снова пересел на велосипед и продолжил путь к границе.

За Шнохом ущелье немного расступается, слева у реки раскинулись частные сады, а справа течёт ещё одна искусственная река – канал для орошения этих садов, чтобы лишний раз воды из Дзорагета не таскать.
Поужинав армянским салом на лаваше, я устроился для ночёвки на берегу реки.

Ранним утром купил пару армянских персиков на завтрак и вскоре прибыл к армяно-грузинской границе в Садахло. Покидал я территорию Армении с большим облегчением, большинство моих представлений об этой стране не оправдались. Может, я сам был тому виной, слишком много ожидал, но факт остаётся фактом. Не та эта страна для велопутешествий.

Продолжение здесь:
http://velomanrus.forum2x2.ru/t55-topic

С нетерпением ждем продолжения!
Еще, Слава, хотелось бы от тебя услышать пару слов о промывании цепи. Ты мельком упомянул о вредности этой затеи
Про 29 дюймов и жесткую вилку полностью с тобой согласен. Только добавлю, что очень полезной штукой в таких условиях является возможность блокировки вилки

Цитата сообщения от bps отправленного 20 Окт, 2014 в 18:40

хотелось бы услышать пару слов о промывании цепи.... возможность блокировки вилки....

Цепь промывать нельзя! Даже один раз в сезон или раз за всю её жизнь. Не удержался, промыл, значит она своего не прослужит.
8-скоростная кассета и цепь служат у меня минимум 8-9 тысяч километров. Если денег в кошельке много, то цепь мыть можно.
Блокировкой вилки не пользуюсь, на шоссе велик не раскачивается. В грузинском походе один раз заблокировал для опыта и забыл про это, никакой разницы не почувствовал. Для размеренной езды считаю блокировку ненужной функцией.

Цитата сообщения от слава\-байкер отправленного 20 Окт, 2014 в 19:17

Цепь промывать нельзя!

Вопрос то не снят. Почему нельзя? Или чем нельзя? Что происходит при промывании цепи? Смазку наносить на грязную цепь? Даже если там песок и грязь?
В общем, как видишь, вопросов появилось еще больше...

Цитата сообщения от bps отправленного 20 Окт, 2014 в 19:30
Цитата сообщения от слава\-байкер отправленного 20 Окт, 2014 в 19:17

Цепь промывать нельзя!

Вопрос то не снят. Почему нельзя? Или чем нельзя? Что происходит при промывании цепи? Смазку наносить на грязную цепь? Даже если там песок и грязь?
В общем, как видишь, вопросов появилось еще больше...

Нельзя потому, что сразу после мойки цепь вытягивается и начинается изнашиваться ещё сильнее, в геометрической прогрессии. Мыть цепь ничем нельзя, ни водой с фэйри, ни керосином. При промывании удаляется пыль со смазкой из сочленений, и цепь растягивается. Смазку наносить на протёртую тряпочкой цепь, даже если там песок или грязь, а после смазки ещё разок протереть, чтобы удалить излишки масла.
Если только появится желание промыть, лучше сразу отрубить себе руки.

Выдалены карыстальнік

Про Грузию все ложь. Грузины-деликатный и практичный народ. Говорить русскому туристу в лицо про то, как он относится к России - такого не встретишь. Грузин первым делом спросит: откуда ты, а затем станет разговаривать. Если бы Слава-байкер приврал, что он из пылающей Украины, то послушал бы про Абхазию и южную Осетию. И Путин-х..йло. А так получается красивая сказка про то, как грузины хотят в СССР, а по правде: большинство молодых людей по-русски не разговаривают вообще. Вот вам и тяжелая правда. Сколько бы автор ни пел про то, что Грузия и Россия - дружба на век, а многие в Грузии его не поймут, бо не по-англицки он балакает. Саакашвили многие здесь любят, много чего он сделал за 9 лет. Только галстуков много дорогих ел, на этом и погорел. Автор врун и коньюнктурщик. Общался с дедами в придорожных лавках и преподносит это, как чистую монету. |-))