Старые карты в форматах *.MAP и *.JNX.

Аўтар
Ustaunaja_gramata_1.jpg

Всем беларуским романтикам на 25-е подарок. Сам держал в руках, сканировал и не только... До начала 1990-х фонд был секретным, видели его только «правильные» исследователи и представители специальных служб. Старые документы интересно держать в руках, рассматривать. Читать, правда, не всегда легко, так как в большинстве всё рукописное, живое. Это не десятки килограммов лазерного порошка и чернил принтера современной канцелярии, где всё уныло и однообразно: один формат, правильные отступы и поля, входящие-проходящие, сухой язык, дорогая бумага в цветных пятнах, резолюции и автографы «под Сталина». Очень сомневаюсь, что кто-то когда-нибудь будет это «варушыць» (кроме архивных работников).
Это самый главный документ об объявлении независимости Беларуской Народной Республики (БНР). Немного наивный, но тогда было не до шуток. Хороший или плохой этот «Акт», 25-го 1918-го? Идея всегда лучше любого воплощения. Если откинуть содержание и посмотреть формально, то сегодняшняя РБ есть подобие БНР — независима, в границах, власть народа.
Теперь подробнее. Сегодня о независимости. Независимость — величайшая глупость. Это понимала беларуская интеллигенция ещё в начале 1917-го, но переворот большевиков перечеркнул всё. Беларуские лидеры в тяжёлом 1918-м на независимость согласились от безысходности, военной неразберихи, переговоров в Бресте-Литовском, разгона большевиками Всебеларуского съезда и дурных примеров со стороны таких-же глупых собратьев-соседей, которым «сочувствовали» Англия и Франция, помогала или не мешала Германия. Всё из своих корыстных стратегических соображений. О народе никто не думал, да и народ сам сошёл с ума под воздействием идеи Карла Маркса и Фридриха Энгельса о праве наций на самоопределение, развитой Владимиром Ульяновым (Лениным) до катастрофы. Катастрофа продолжается.
Немного о вожде. Массы до сих пор полагают, что правильно уважать «дедушку» в возрасте 54 лет и писать-говорить также уважительно — «Владимир Ильич Ленин» или, в крайнем случае, «Владимир Ленин» или «В. И. Ленин». Глупость так и передаётся по наследству. «Ленин» — партийная кличка, а с именем-отчеством должна упоминаться фамилия «Ульянов». Пример: российская пропаганда часто показывала боевика «Мотороллу». Представляю обращение к нему — «Иван Петрович Моторолла»... На Беларуси этот идиотизм выгравирован «на века». Или ещё образчик уже лагерной манеры с фамилией впереди — «Ленин В. И.» и т. п.... С кличкой «Ленин» уместно использование слова «товарищ». Товарищ Ленин, товарищ Бендер...
Приведу пример самоопределения поляков. «Самоопределяясь» под Бобруйском и на Полесье, они резали, кололи, распиливали, топтали лошадьм непольское население. В основном это были жиды. Слово «жыд» — нормальное слово, без унижения или злости. Ещё самый главный беларуский из них — Змітрок Бядуля (Самуіл Плаўнік, которому в этом году юбилей) — написал и издал в 1918 г. позитивную брошурку «Жыды на Беларусі». Поляки вообще не делают из этого проблему. Только беларусам «усё няёмка». Реабилитирую здесь беларуское слово «жыд». Так вот, убивали поляки жидов так жестоко, что, когда читал документы об этом, то всё время казалось, что это ошибка, что так поступали только фашисты и их помощники. В вышеупомянутых книгах Ігара Мельнікава, историка и большого поклонника Rzeczy Pospolitej, об этом ни строчки. Материалы случайно были обнаружены в начале 1990-х. Это свидетельства очевидцев середины 1920-х, собраны они для книги, которая по каким-то причинам не была издана. Из населённых пунктов запомнился Глуск (у Сяргея Грахоўскага есть повесть «Гарачае лета» о Глуске приблизительно того времени). Ещё запомнился из карателей один польский генерал, писавший беларуские стишки. Он теперь популярен.
Если некоторые историки говорят сегодня с сожалением или осуждают раздел польско-литовских земель между тремя империями — Австрией, Германией, Россией, то почему-то нет подобного отношения и анализа глупости самого народа, который без всяких империй саморазделился.
Возьмём лист километровки WIG «P28 S42 SWIENCIANY, 1932» или листы «XI-20, III.1916» Генерального Штаба царской армии и «XI-21 (м. Годутишки), 1935» РККА. Если не рассматривать все зигзаги истории, то до чего досамоопределялся беларус с местечка Свенцяны (на летувиском глобусе это теперь в транскрипции Швенчёнис) и такой-же с местечка Лынтупы? До забора. И поставлен он без обсуждения, за их счёт. Всё сделали политики, которые не думают о последствиях, у которых одна цель — безбедно порулить. А что с этого народу? От былого расцвета Лынтуп — развитого железнодорожного узла — жалкое воспоминание. Узкоколейка, которая могла бы возить туристов на Нарочь и Голубые Озёра, разобрана в 1960-е. Железнодорожное полотно на Вильню — совсем недавно. С приграничной зоны народ удрал за границу, бросив землю и продавая имущество «дачникам».
Сегодня здесь, в километре с небольшим от забора, на «дачах» собираются беларуские художники, литераторы, философы, краеведы, киношники, правозащитники и пр. Набравшись провизии в торговых сетях Беларуси и Летувы, они отдыхают и, наверняка, обсуждают проблемы Родины. Почти уверен, что большинство из них предлагает путь БНР, путь установки ещё одного забора на востоке при весьма сомнительном демонтаже западного. И новой лавине проблем. Все эти разговоры ведутся на фоне заброшенных домов и земли, позабывшей тепло натруженных рук, разрезанной по-живому...
В заборе по дороге Лынтупы—Свенцяны прорубили «официальную дыру» — отдушину для местных. «Дыра» только для них, по прописке. Помню, как чернобыльской весной свободно «роварам» ехал тут с Игналинского Национального парка. О границе напомнила только дорога — грунтовка на Беларуси перешла в асфальт. И небольшой знак. Всё, никаких дармоедов.
Теперь к забору со стороны Беларуси просто так не подъедешь, хотя формально это наша земля и имеется на это право. За 10—15 километров «до объекта» можно встретить патруль, который больше смотрит на внешность: узкоглазый или смуглый (им бы так пристально смотреть в Минске). А вот в 2—5 километрах и, если не на машине, а (что хуже) на «роварах» с вещами, то может догнать специальный «товарищ на мотоцикле». И тут уже будет долгий разговор, выяснение. Не дай Бог показать GPS, сказать, что заночуешь в километре от забора — «товарища» хватит приступ.
А как у соседей? Польша, местный погранпереход, открываемый на Дзяды и пр. В километре кемпинг — поле намятовэ. По дороге к забору никого нет, только предупреждение. Можно ехать до знака «перечёркнутый пешеход». Знак в 50-ти метрах от шлагбаума, за которым ещё один такой, гордые символы и добротный забор. Ни души, можно сфотографироваться на память.
Беларусы любят заборы и ставят их везде, они в подсознании. Изгородь, загон. На сельских кладбищах, где нет строгих рекомендаций, это очень заметно.
О независимости хорошо говорить в столице и когда от этого зависит благосостояние, есть выгода. Пересекая официальные переходы, такие особы не замечают проблем у забора. На старых картах видно, как граница уничтожила населённые пункты, оборвала тропинки, большаки, железные дороги. Разрушен мир людей труда, прервано общение... Во имя каких идеалов?
У некогда большой страны был хороший шанс. Впервые появился человек, который НЕ БОЯЛСЯ народа, пытался с ним говорить. Впервые. Говорить, обсуждать. Была возможность оставить «геополитику» и подкормку всяких союзничков, бросить войны на чужой земле и, наконец, заняться собой. Впервые, собой. Этот человек — Михаил Горбачёв. Рядом — всегда умная опора. Сейчас нет таких «мужиков», чтобы их так уважали и ценили. Сейчас нет такой опоры, с которой «мужику» можно выйти в свет. Но что же случилось? Народ и, особенно, чиновники не понимают разговор, беседу. Они привыкли к барской речи, к приказам, не думать. К «загону», как у Андрея Макаревича в стихотворении-песне «Не маячит надежда мне...» (упоминал выше).
А зачем барану наружу?
Там ведь ум не бараний нужен,
Там ночами от страха жарко —
Там пастух и его овчарка.

Пастухи без особых хлопот
Над баранами ставят опыт.
Не спросившись про их желанья,
Ставят опыт на выживание.

Вечерами за шашлыками
Звонко цокают языками,
Удивляясь на стадо с кручи:
Ох, живучи, ну и живучи.
А барин-пастух не заставил себя долго ждать. Он даже внешне был хамоватый, крутой нравом, нахрапистый и... дурной. Всё, что случилось с нами в 1990-х — это всё его и его окружения «политика». И последователи не лучше. Если бы ещё американский коллега, Бил Клинтон, нажимал больше клавиши саксофона, чем войны... Мир однозначно стал бы лучше, но целое яблоко разошлось по огрызкам, каждый со своими новыми проблемами и «граблями». Президент СССР Михаил Горбачёв — утерянная надежда. Навсегда.
Дадатак — «Ustaunaja_gramata_1.jpg». Устаўная грамата Рады Беларускай Народнай Рэспублікі ад 25 сакавіка 1918 г. (машынапісная копія). НАРБ, фонд 325, вопіс 1, справа 21, аркуш 124. © Alies', сканаванне, 1999.

Niechaj_rzyvie.jpg

Ещё один документ. Эмоциональный, живой. Судя по почерку, написан Язэпам Лёсікам. Публикуется впервые.
С «независимостью огрызка» навалилась беда. Компания лишённых мудрости мужиков не просто разорвала флаг. Потеряна надежда на консолидацию общества, на построение одного на всех Беларуского Дома, на будущее. Новая «линия Керзона» пролегла в сознании по дурости. Это только видимость, что всё в согласии, нет границы. Части общества в определённые дни и в определённых местах готовы растерзать друг друга. Неневисть, как на войне. Ни к этому ли готовится армия? Страшно.
Поводом к переменам на Беларуси стал вовсе не объект смешанных чувств. Радикализированная часть общества во главе с Зянонам Пазняком — вот начало. И население, конечно, которое не очень-то любит резкие повороты, которое стремится к понятному, родственному, близкому.
Что принципиально отличает Михаила Горбачёва от Зянона Пазняка? Доброта в глазах, компромисс. Вспоминаю митинг у Московского кладбища и первый съезд БНФ в Вильне. Тогда всё как под ярким солнцем, но теперь думаю, что именно жёсткость и непримиримость Зянона Пазняка (качества, которые в сочетании с харизмой так нравятся массам) привели к противодействию. Последствия необдуманности страшные. Неужели такая судьба у этой несчастной земли?..
Обратим внимание на ту «половину», которая утверждает, что она на правильном пути, что только она может, и которая сегодня будет «праздновать». Всего один персональный, но характерный «срез» — Славамір Адамовіч.
С «первым политзаключённым в истории Беларуси» довелось пересекаться в начале 1990-х. В общежитии, где жил талантливый беларуский поэт — Анатоль Сыс. И где-то ещё. Маленького роста молодой человек запомнился кителем и солдатскими (или офицерскими) сапогами в летнюю жару. И ещё портрет страшного вождя на стене, после чего знакомиться ближе с владельцем портрета и его миром не было желания.
Следующая «встреча» — на странице витебской газеты «Выбар» Барыса Хамайды (должна быть в Национальной библиотеке) с публикацией «Убей президента». От текста осталось впечатление, что ветеран-афганец и бывший снайпер как-бы вроде собирался сделать всё сам, но почему-то рассказал об этом публично и предлагал всем желающим «поучаствовать». Не можешь — не замахивайся. Эта фраза была в то время лучшим ответом автору. А опытный «террорист» оставил следователям свой дневник, по которому затягали многих. Люди теряли своё время, давая глупые ответы на глупые вопросы, а Славамір «получил славу». Литературная комиссия пожалела (что весьма характерно для беларусов) юное дарование, сделав заключение, что президентов много разных бывает. Борца-«террориста» выпустили.
Через скандал с воззванием «Убей президента» и откровения в «гісторыях Вільмана» автор пытается дотянуться до уровня Алеся Адамовіча, Анатоля Сыса, Светланы Алексиевич, Михаила Шолохова,... Убедить, что он такой-же, имеет даже документ. Но не взята даже планка Эдуарда Лимонова. Грустно наблюдать за этой «гимнастикой». Хотя надо честно признаться, что в историях Вильмана-Адамовича через словесное недержание в 319 страниц можно увидеть что-то общее и характерное для эмигрантов (в том числе и беларуских), правду о «еврорае» (Славамір Адамовіч. Цана Еўропы, альбо Гісторыі Вільмана. Менск, 2015, выдавецтва «Наш Дом»).
Когда нет таланта (талант — это прежде всего труд, умение трудиться), то может быть вот такой способ выделиться в обществе — «пуць Славаміра». Он — «политический» первопроходец. А потом пошло, покатилось, поехало...
«Нехай жыве Вольная Беларусь!» Гэта загаловак дакумента ад 25 студзеня 1918 г. У дадатку Niechaj_rzyvie.jpg. Захоўваецца ў НАРБ, фонд 325, вопіс 1, справа 21, аркуш 73. © Alies', сканаванне, 1999.

Хорошим объяснением социальных катаклизмов на Беларуси будет теория маятников Вадима Зеланда, изложенная в книге «Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов». СПб. Издательская группа «Весь», 2015. Цитировать бесполезно. Всё настолько лаконично, чётко и предельно ясно, что пришлось бы просто пересказывать книгу. Сама «теория» начинается с 39-й страницы, а её терминологию будем использовать.
Маятникам нужно пространство и обязательное разделение. Вот только нужно ли это людям труда? Особенно всегда хуже, когда идёт дробление, возникают маленькие маятники. Пример такого мельчания на фрагменте «N-34-108 (Пограничный), 1989». Слева здесь основатель-фаворит Юзэф Пилсудски, в прошлом бандит-террорист из PPS. Справа — товарищи Ленин и Сталин, заслуги которых известны. Всё это закачалось после слома большого маятника дома Романовых. Грустно, но территориально беларусам было хорошо только тогда. Только тогда был идеал БНР — свободная территория от Смоленска, Старадуба, Брянска, Новозыбкова до Ковно, Вильни, Беластока... Без границ и нарушенных торговых связей. Только тогда жила на Беларуси беларуская мова и культура. Только с той «правільнай глебы» дали всходы ценные злакі — Францішак Багушэвіч, Янка Купала, Якуб Колас, ... Сегодня, продавленная трактором «Беларус» (ирония судьбы) и залитая химией (страшная формула — KCl), обезводненая и пронизанная радиацией, земля — мертва. Это начало конца... этой цивилизации.
Как-то довелось пройти пешком 11 километров от вокзала главной улицей главного города. Проспект какой-то там независимости. Ни разу не услышал речь народа, чьё имя в назвнии страны и герба. Почти уверен, что на более короткой улице Захарьевской-Советской-Hauptstrasse-пр. Ленина-пр. Францішка Скарыны шансов было бы куда больше.
Если нет действия, то нет и противодействия, часто страшного в последствиях. Восстание поляков 1863 г. породило русификацию, войну с католицизмом. Тутэйшыя (беларусы), между прочим, весьмя охотно «сдавали» инсургентов, не раскачивали безнадёжный маятник. Вышли интересные воспоминания... Мураўёва-вешацеля «Нататкі пра кіраванне Паўночна-Заходнім краем і пра падаўленне ў ім бунту». Мінск, 2016, выдавецтва «Лімарыус».
Фаворитом большого маятника бал царь Николай II. Сейчас его объявляют чуть ли не святым, великомученником. Так ли это? Этому Романову достался в наседство большой дом-империя, который нужно ремонтировать, оберегать от вредителей-террористов, вести хозяйство. Но что делает этот «хозяин»? Он рубит несущие колонны всего здания. Первая колонна — расстрел веры народа в царя в кровавое воскресенье 1905 года. Вторая колонна — вступление в войну из-за Сербии (было-бы за что) и вызванный этой войной голод. Всё остальное — законы физики. Дом рушится. Под обломками погибает сам фаворит и его семья. И миллионы других обитателей. Историки пытаются все беды свалить на страшных большевиков. Но это просто сила «всемирного тяготения», а настоящим (хотя и не осознающим этого) виновником был сам царь Николай II. Хороший семьянин был абсолютно бездарным наследником империи-маятника. Всё погубил. И себя.
Черезвычайные комиссии и продразвёрстка — это изобретение отнюдь не коммунистов, а романовской политики. Большевики только внесли небольшие изменения, например, сократив «комиссии» до «троек». На эту тему есть итересная работа Дмитрия Лыскова «Великая русская революция 1905—1922» (есть в Е-варианте).
На фрагментах «N-34-108 (Пограничный), 1989» и «P36 S38 SWISLOCZ, 1930» заметны различия маятников. В зоне pospolitego (народного) маятника народ как-то приспособился, живёт на своей земле. На соседней же территории, где «власть принадлежала рабочим и крестьянам» заметны перемены с 1930-х гг. Почему-то при «крестьянской власти» исчезли или перемещены на некоторое расстояние от зоны разделения целые деревни. Городскому жителю не представить эту степень трагедии. Ему поменять (купить) квартиру — легко, мало что держит. Человеку земли сделать подобное тяжело. Это — почти катастрофа. Ведь земля перебрана руками, полита, досталась тяжёлым трудом.
Примеры «N-34-108 (Пограничный), 1989» и «P36 S38 SWISLOCZ, 1930» имеют пиксельный сдвиг из-за малых размеров от целого листа. Взимное расположение совпадает.
В апреле 1918 года беларуская интеллигенция, не найдя способа повлиять на переговоры о мире, приняла закономерное решение. БНР-маятник качнулся в противоположную от большевиков сторону. Появилась известная телеграмма и, наверное, единственный аргумент, из-за которого поливали грязью БНР и её провозгласителей.
Тэлеграмма Кайзеру 25 красавіка 1918 г. (машынапісны чарнавік) у дадатку Telegrama_Kajzieru.jpg . Захоўваецца ў НАРБ, фонд 325, вопіс 1, справа 21, аркуш 146. © Alies', сканаванне, 1999.

Небольшая экспедиция заставила обратиться к интересной подборке карт http://igrek.amzp.pl/mapindex.php?cat=USSR050x2. Это не просто сдвоенные листы, а карты перехода (стыковки) между новым метрическим стандартом восточнее Пулковского меридиана и старой верстовой съёмкой. Сдвоенными их назовёш с натяжкой. Например, лист «N-36-061-АБ (ШКЛОВ), 1931» состоит как-бы из двух — «N-36-061-А (Староселье)» и «N-36-061-Б (Шклов)». На самом деле лист «N-36-061-А (Староселье)» представлен фрагментом, который до целого должен быть дополнен «одноверстовой с'емкой LXXI—24» (приятен апостроф в старом правописе). Источник http://igrek.amzp.pl предполагает, что таких «двоек» было издано на общирную территорию, о чём говорит сводная схема. Сами же листы говорят, что это коллекция лежит только вдоль полосы Пулковского меридиана, где необходимо было произвести стыковку старых и новых изданий карт. Обработал следующие доступные листы:
«N-36-001-ВГ (РЕМНИ), 1929»,
«N-36-025-АБ (ВИТЕБСК), 1930»,
«N-36-025-ВГ (КРЫНКИ), 1930»,
«N-36-061-АБ (ШКЛОВ), 1931»,
«N-36-085-АБ (СТАР. БЫХОВ), 1929»,
«N-36-085-ВГ (НОВ. БЫХОВ), 1931»,
«N-36-097-ВГ (ГАДИЛОВИЧИ), 1929»,
«N-36-109-АБ (ГОРОДЕЦ), 1931».
Все они изданы Военно-Картографическим Отделом Военно-Топографического Управления с грифом «Секретно». Содержат сведения об опорных пунктах. Указан и Пулковский меридиан. Точность обычная — до двух знаков после запятой в секунде. Система координат (в данной местности) совпадает с СК-32. Возникла даже мысль, что нет никокой такой СК-32, а есть новый метрический стандарт, новый подход в оформлении и немецкая километровая сетка. Листы сведены и исправлены по выверенным (где можно — на местности, где нельзя — математически) триангуляционным сетям. Всё.
Пример RKKA_1.jpg включает фрагменты листов 500-метровок «N-35-060-Г (Коханово), 1937», «N-36-049-В (Лисуны), 1937», «N-36-049-Г (Барань), 1938», «N-36-061-А (Староселье), 1931» «N-36-061-Б (Шклов), 1931» и километровок «N-35-072 (Круглое), 1937», «N-36-061 (Шклов), 1939». Хорошо видно как стыкуются карта «N-36-061-АБ (ШКЛОВ), 1931», с листами в «СК-32».
На примере проведена полупрозрачная красная кривая по довоенным километровкам. Это — «моя дорога», о которой упоминал выше. Она — стратегическая военная — начинается от железнодорожного переезда севернее местечка Александрия (точка «RAZWILKA») и идёт в обход крупных железнодорожных узлов прямо к станции Негорелое, под границу с Польшей.
РККА продублирована Генеральным штабом ВС СССР (GSz_1.jpg) с фрагментами: «N-35-060 (Толочин), 1991», «N-35-072 (Круглое), 1987», «N-36-049 (Орша), 1986» и «N-36-061 (Шклов), 1985». Не всё так точно и красиво в СК-42.
Ради дороги Коханово—Староселье—Шклов стоит вытерпеть электричку с Минска. Не буду банальным гидом. На краю деревни Большое Голошево (так по карте РККА), между дорогой и озером Глубокое на фундаменте (отлит из бетона в 1996 г.) стоит Знак-символ. Называют его крывіцкім каменным крыжам. Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Віцебская вобласць. Мн., 1985 г. — энциклопедическое издание — умалчивает об знаке. Немного информации можно найти в источнике http://nspaper.by/2012/01/31/galoshaskiya-legendy-zdolny-zacikavic-tysyachy.html.
Сказка. Попробую сочинить свою. Знак-символ вовсе не «крыж», а символ человека, символ энергетический. Человека не простого, а сильного, свободного, дохристианского. Только так, твёрдо опираясь на плодородную землю, раскинув свободно руки и долони навстречу бесконечной энергии, дающей жизнь всему, человек обретает силу, чтобы обрабатывать землю, жить в гармонии.
Крестьянин и христианин — чуждые понятия. Крестьян «христили» насильно. Крест тут тоже не ключевое слово, совпадение в русском языке.
Человек создан по образу и подобию. Он не раб. А что предлагают религиозные чиновники (и не только)? Опущенная голова, согнутые плечи, покорная поза, руки опущены или у груди, смирение. Это путь не в рай, а в рабство, земное рабство. На этом строятся все империи и все войска, всё насилие. Так легче отбирать и перераспределять отобранное у трудового народа, уничтожать личность и индивидуальность. Беларуский народ давно сидит на своей «кнопке», значение Знака-символа утерял. И губит последнее и самое главное — землю, воду, лес. Киборги чужой веры...
Отойдём от духовного в банальное белсветское. Успех — это всегда риск (кто не рискует, тот не пьёт...). Может ли быть успешным «руководитель», если подавляется чувство личности, если он боится оступиться («без поражений нет побед»), «сесть»? Нет. Это тупик. Может ли лесник спасти лес, выступив против действий своего лесничества и «Лесного кодекса»? Нет, он боится. Может ли аграрий (гадкое, чужое для земли слово!) не поливать землю отравой? Нет, он боится, он раб. Равнодушный раб. Может ли врач опубликовать публично страшную статистику смертей по могилёвскому «Химволокно», которое неправильно построено, и доказать, что «девушка с Лавсана» выбрала правильный путь? Нет. И даже напоминание о клятве не разбудит у него совесть, так как оправдание всегда найдётся. Можно продолжать бесконечно...
Ещё одна сказка на близкую тему. 3-й телеканал РБ накануне Родаўніцы пытается нас убедить в православности оного. Что они только не придумают, чтобы скрыть истинный смысл события и происхождение слова. А главное здесь корень «род». Эфир же потрясают рассуждения про какую-то радость, про рекомендации по правилу обряда, звучит лекция (пабеларуску!) православного чиновника, устанавливается какая-то связь. Региональное и очень личное, пытаются сделать всеобщим, публичным, навязать правила. А ведь само слово исковеркано. Вместо Родаўніцы — Радаўніца, радасць... Помню, как совсем недавно православные чиновники кривились от признания такого «праздника» праздником, звучала даже версия названия «Радоница» (с ударением на «о»). Всё, чтобы скрыть истинный смысл.
Пасха, Родаўніца и каменный Знак в деревне Галошево — дохристианские.
Не было и никогда не будет успешной и гармоничной страны, где религия или общество говорит о человеке, что он раб, где талант (искра божья), данный человеку, не рассматривается как самое главное, что надо развивать, ценить, беречь. Самое страшное в этих странах происходит тогда, когда раб садится в «бульдозер» и, почувствовав себя богом, пытается изменить свет, созданный не им и не для него...

Далее по маршруту Коханово—Староселье—Шклов 1931—1937 гг. Через лес мимо трёх пунктов триангуляции, что слева от дороги. Знаки эти теперь не используются и наземно не сохранились (могли остаться фундаменты). Прямая и красивая дорога выходит к «деревне» Кувечено в 32 двора. Почему в кавычках? Потому, что музей. Музей под открытым небом, каких много на Беларуси.
Всё началось с главного «музея», с бывшего фольварка Оземблово (карта «XVI-21 (Камень), 1916») или как теперь принято — с руин урочища Дзержиново (карта «N-35-78 (Ивенец), 1989»). Впервые туда попал на «ровары» почти случайно, в 1980-е. Главная дорога между местечками Камень—Налибоки пошла грунтовкой, а добротный асфальт повёл в лес к «музейному комплексу». Но больше запомнилось последнее «роварное» посещение в самом начале 1990-х. Ни души, запустение, у постамента гвоздиками выложено короткое беларуское слово «КАТ».
Теперь, наверняка, всё по «евро», есть инвентарный номер-предостережение, охрана, а на Усе рядом вряд-ли поставишь палатку. Проводятся торжественные посвящения, экскурсии, воспитание в духе патриотизма. Но хранителям «традиций» невдомёк, что «музей» — это не только, руины фольварка Оземблово, подаваемые теперь за руины «хутора Дзержиново», родины Феликса Дзержинского. Этот страшный человек вместе со своими соратниками и прочими «первыми секретарями» уничтожил мир беларуских селян. Филиалами музея этих «строителей светлого» будут тысячи уничтоженных населённых пунктов. Больше, чем у фашистов и их помошников. Из известных два примера — фольварок Карпиловка Ядвигина Ш. и застенок Окопы, где квартеровал Янка Купала (карта «XV-23 (Радошковичи), 1927»).
От многих не осталось даже знака (распаханы в поле), некоторые стоят. В нашем случае это Кувечино, спиленные столбы линии электропередач... По результату нет особой разницы между Хатынью, ведь результат один — безлюдье. Правда сожжённую Хатынь будут помнить, здесь мемориал. Здесь всё понятно: из-за действий советских партизан украинский полицейский батальон уничтожил жителей.
С такими, как Кувечино или фольварок Карпиловка процесс уничтожения и долгий, и короткий одновременно. Короткий — это когда депортация, высылка в лагеря, Куропаты — физическое устранение от своей земли. С «длинным» несколько сложнее. Сначала просто колхозное рабство. Налицо все признаки: 1) принудительно, против воли (до войны у колхозников не было паспортов, бежать из этого «рая» можно было только через военную карьеру); 2) тяжёлый, а самое главное невыносимо неправильный, нехозяйский, «тупой» труд; 3) недостойно малооплачиваемый; 4) система наказаний и реквизиции; 5) подавление сопротивления.
Нет ничего плохого в коллективном хозяйстве, кооперации. Масса примеров тому хотя бы у мудрых евреев. В случае с советским (и постсоветским) колхозом происходит деградация личности (вспомним каменный знак у озера Глубокое). Человек становится рабом обстоятельств, и рабство передаётся из поколения в поколение, в подсознание. Когда после войны решили, что это тоже граждане, то начался массовый исход из колхозрая. Бежали уже не свободные люди, бежали рабы обстоятельсв и пропаганды. Чувство коллективизма (стада) и идеологическая обработка (получить образование, карьера чиновника, изменить мир (мы можем всё), космополитизм и т. д.) сводили этих людей с земли в города бараков, панельных пеналов и бетонных сот. На земле, земле рода, при такой «народной политике» никто не видел перспективы, казалось, что только асфальт и отказ от мовы ведёт к счастью. Бежали, как от чумы в мир науки, преобразований, карьеры, денег... В рай горячей воды и унитазов от лучины, керосина и пыли. Несвободному человеку нужен был маятник (город), чтобы качатся как все. В этом виделась жизнь, успех, счастье...
Если жителей Хатыни просто уничтожили, то в данном случае человека (личность) сожгли изнутри. В этом и заключается «долгий» путь. Наивно полагать, что придёт мессия-доктор и всех вылечит. Пациенты (общество) само забросает его камнями, выберет не горькое, но лекарство, а конфетку, но очередной наркотик.
Деревня Кувечино на дороге Коханово—Староселье — это «хатынь» власти рабочих и крестьян, власти народа, «независимости». Дачники, обживающие такие мемориалы по Беларуси не вдохнут туда жизни. «Там было что-то ещё», как писал и пел Андрей Макаревич.

а на Усе рядом вряд-ли поставишь палатку

Можно. Там местный пляж.
Музей восстановлен в 2000-ые по решению органов безопасности (КГБ, ФСБ) стран СНГ.

вспомним каменный знак у озера Глубокое

Что за он?

Аўтар

Пляж... Всё понятно. Никогда не возвращайся туда, где был счастлив.
Не сомневался, что этот «музей» восстановлен. Только как восстановить все остальные «музеи» вроде деревни Кувечино, где в брошенных (проданных) домах обрывки газет середины 1990-х? Восстановить не колокольный звон Хатыни, а мычание коров. Жизнь, а не памятник или дачу.
О знаке (N54.412033/E30.048040 WGG84), как энергетическим символе сообщал ранее. Каждый, конечно, видит своё. Особенно, где нет никакой информации. Романтическая сказка здесь: http://nspaper.by/2012/01/31/galoshaskiya-legendy-zdolny-zacikavic-tysyachy.html. Моя — чуть выше, по тексту.

Оставим пока дорогу, помотрим на беларуское СС. Или как принято на новоязе — «спецслужбы». Располагает к этому тема «музеев», события в лесу на границе Смолевичского и Минского районов, недавнее задержание беларуских любителей ретрострелялок, символика щита и меча.
Щит — орудие защиты. Когда речь идёт, например, о наркотиках, столицей которых в последнее время становится Солигорск (кара за рассыпание гадости по полям), то всё понятно. Здесь интересы государства и общества (народа) совпадают. Щит прикрывает всех. Проводятся операции по задержанию, показывается хроника. Но наркотики потребляет ограниченная часть общества и, главное, что добровольно или по зависимости организма. А как быть с другими «наркотиками», которые нам предлагают (никуда не денешься) ежедневно под видом пищевых продуктов. В белмагазинах, белсетях, где государство как-бы всё контролирует — лаборатории, сроки годности, куча бумажек, стандарты, проверки и пр. Почему здесь (имею ввиду технологию производства) не проводятся спецоперации СС? Ответ простой — народ и государство здесь по разную сторону, щит развёрнут иначе. Не буду упоминать всякую «мелочь», вроде ждановичских томатов или пинских огурцов, птице- и прочие фабрики. Без этого, слава Богу, человек, заботящийся о своём здоровье, а самое главное — качестве жизни — может обойтись, находя альтернтиву в приусадебном участке без злостной химии или в E-сети, например www.ecaeja.by (несколько смешно в беларуской латинке).
Хлеб. Неотъемлемый повседневный продукт. Каждый день все мы получаем свою микродозу. Даже если выбирать без маргарина и искусственной клейковины. Маргарин вообще пора объявить отравой и необходима «операция СС», но у нас всё самое сдобное и вкусное — на нём. Так дешевле, да и заводам нужно работать, рабочие места, чужое слово «бизнес». Так добили частную инициативу и умение трудиться, что француз из Франции на Комаровском рынке кормит минчан настоящим продуктом (на масле), но из беларуской муки. А из белмуки без искусственной клейковины мало что сделаешь. Идёт она как добавка к муке невысокого качества, везде и повсюду. О «пользе» такой добавки скажут настоящие медики и, возможно, Сеть. Но всё это «мелочь», процент. А вот сама мука... Точнее зерно и технология выращивания этого зерна. Это и есть то самое страшное, что никакими силами не исправить, не изменить. Ну только если самому печь хлеб из муки, купленной в зелёных магазинах Европы.
Про зерно, с которым на «ты», Владислав из Жодишек высказал своё мнение, что всё оно испорчено селекцией. Господа от науки думают только об урожайности. Это как с помидором без вкуса и аромата из, например, ждановичских теплиц. На белзерне невозможно за месяц откормить скотину на продажу, не выходит формула: один килограмм зерна — один литр самогона. Зерна много, а толку (клейковины) мало.
Рассказывали, что один беларуский учёный в качестве темы исследавания хотел заняться изучением воздействия пестицидов по цепочке почва—злак—зерно—мука—человек. Ему посоветовали выбрать нечто иное, намекая, что белкарьеры не будет. Либо есть специальные поля на Беларуси для СС и избранных, либо СС всё равно, какие «витамины» с хлебом получают их близкие, дети. Люди приказа...
Если заламывать руки на маргариновом заводе никому не будут, то с копателями ретрострелялок всё предсказуемо. Как с наркоманами и грантовой «оппозицией». Честно ли это? Система сама подогревает интерес к стрелялкам, создавая «фильмы», музеи-линии, игрульки-«реконструкции», образ «настоящего мужчины» не с кельмой или с саженцем, но в камуфляже с дубиной. Человеку свойственно искать, путешествовать, жить. Это его право.
Что обязаны (подчёркиваю) были сделать «настоящие мужчины», если (как уже писал) всё прос...ли в 1941-м? Прибрать за собой и за парнями чуть раньше (1914—1920). Совсем недавно телевидение РБ рассказывало о трагедии с пацанами на поле с нехорошим исходом. Это не эхо войны. Это такое же военное разгильдяйство, как и 1941-й год. А если серьёзнее, то должностное военное преступление — сдать поле, объект, сказать, что всё проверено, разминировано. Кто ещё защитит щитом?
Аналогичное можно (хотя теперь, наверное, не можно, как и могое другое) увидеть на беларуских военных полигонах. На танковом под Борисовым земля была выжжена пятнами мазута-солярки, перекопанный техникой лес. На бывшем польском полигоне Lesna на одном участке были срезаны все верхушки деревьев. Надо полагать не «автоматическими инструментами», а резаками для каких-то игр. Солдат приучают не убирать и не сохранять на собственной земле. Ни одна армия миря не созидает. Это структуры только разрушения.
Убрать, сохранить и... разминировать — понятия родственные.
Дорога Старый Быхов—Добужа (карта РККА 200к N36-X (Могилев), 1933). Слева от грунтовки поле. Рассказывали, что после войны здесь комбайн с молодожёнами поднял мину. Жениха насмерть, а невесте оторвало обе ноги. Спрашивается, а где были сапёры и почему милионная армия осталась в Европе, а здесь всё наспех побросала и не вернулась прибрать? Идите, мол, пашите, всё нормально.
Впереди лес Харитона Толстого. Там даже копать ничего не надо было. Ящики со стрелялками, кидалками и пулялками. Дубины нихто не собирал, а просто гнули о дерево. Страна была бедная, но другое отношение к людям. На подводе в дер. Добужа приезжал милиционер, собирал пацанов и уважительно (!) просил их собрать «металлолом». Когда телега была доверху нагружена совсем не гнутыми экспонатами, участковый благодарил, уезжал.
Опасную работу взяли на себя дети. «Разминирование» происходило в лесу. Складывались тяжёлые пулялки, насыпалась дорожка порохом из подобных, засекалось время. Салют Победы! Кому-то повезло, кто-то остался без пальцев, глаза, а кого-то забрала война. С самым любимым не расстовались, закапывали в коробках, заливая маслом. С трофейной охотничей оптической двустволки снимали резьбу с одного ствола — легализация.
Сегодня почти также, та же дурость. Один селянин рассказывал, как с сыном в районе Вишнево первомировую пулялку положили в костёр... Ждали 2 часа. Хорошо, что взорвалась раньше, чем проснулось любопытство. Про возможный пожар и изуродованную землю никто и не думал.
На Нарочи пацаны в 2010-е на «ровары» в открытую перевозили мину по шоссе для летнего празднования... Если нужен фейерверк, то шли в нарочанские леса. В песке лучше, чем на болоте. А если в ветоши, то как с фабрики.
Продираясь «роваром» по лесам от Невеля к Себежу в конце 1990-х казалось что попал под озёрным парком в конец 1940-х. Ржавые патроны как камешки на лесной дороге. По обочине хвосты мин и гильзы, ящики. Запомнился скромный самодельный памятник в лесу без единой надписи, для своих. Сильное впечатление: у обелиска котелок, полный ржавой россыпи, диски, хвосты, цилиндры.
Грустно смотреть на всё происходящее теперь. Народ на селе копает не от хорошей жизни. Людей лишила работы современная технология выращивания злаков и переработка. Мудрость и трудовые руки заменила химия, топчущая землю техника, и ... «залётные». Это слово не придумал, услышал от пожившего на земле селянина, которому есть что вспомнить и есть с чем сравнивать. Залётные — это аграрии на тяжёлой технике, которые у его забора «обрабатывают» землю предков, оставив без работы. Залетают как саранча — за десятки километров на технике — быстренько что-то делают, исчезают. А земля требует постоянного ухода, если делать всё по совести, правильно...
Копатель признавался, что это не только азарт и увлечение (как у рыбака), а и приработок. Нет работы по специальности, только изредка в Росии на заработках. А мать и отец гнут спину в колхозе за три необрезанных деноминацией лимона, которые и то выплачивают раз в два месяца...
С конца сороковых до 2016 года большие перемены. От уважительного сотрудничества милиционера с пацанами, до жёсткого наказания в 5—8 лет. Не за действия, а за намерения. К примеру, сын Кебича сбил насмерть девушку на проспекте Скорины в 1990-х на легальном переходе (свобода такого перехода закончилась) у парка им. Горького. Ему — ничего, несчастный случай. А вот намерение... Это серьёзно и, в принципе,... правильно. Хотя если взять топор, то его можно купить в магазине, а намерение может быть любым...
Проблема решается не подавлением личности, рабством закона, неуважением, а ... сотрудничеством. Как один тот милиционер с пацанами, как в доброй сказке вместо дуболомов один мудрый Страшила. Надо легализовать скупку стрелялок и пулялок у копателей, разрешить иметь коллекции, частные музеи с «доработками» экспонатов. Такие музеи дополнили бы общую историю местными фактами, были бы привлекательны туристам. Пусть гордится искатель своим «MP-40», когда он «обезврежен», коль государство так или иначе воспитало к этому интерес. С таким подходом выкопают все мины, снаряды и патроны, сдадут государству или укажут место. Спасать их от риска запретом бесполезно. Это такие люди, такой склад характера.
Сегодня безжалостный закон подавляет личность, заставляет «партизанить». В итоге опасный объект зарывается вновь, так надёжнее. А вместе с ним и надежда на конец войны, в том числе между СС и копателями...
Щит и меч не всегда используется по назначению. Коротко со слов местных. На границе Смолевичского и Минского районов недавно и юридически очень своевременно закончилась «операция» СС, которая продолжалась много лет. Венцом её стала вырубка гослесфонда (где та народная щепка?) и создание «дачного кооператива». Были выстроены особые отношения с лесничеством с добавлением периодического случайного фактора в виде недетских пожаров с интервалом через год в течение 6 лет (всего три). Лесконтора признала участок «неперспективным», что и было конечной целью: не созидание, приумножение, сохранение, а разрушение... Во всяком случае советским дачам по соседству явно разрушили их маленький мир... А лес? Зачем он.
Остаётся только надеяться, что когда-нибудь, кроме «оппозиционеров», наркоманов, копателей и собственных интересов щитомеченосцы заинтересуются, наконец, НАСТОЯЩЕЙ проблемой под названием «продукты питания», сделают что-то полезное и для себя (своих детей и внуков), и для всех нас.
О всех СС мира снят хороший американский сериал «Homeland» — весьма удачно расширенная израильская версия «Prisoners of War». Показана полная свобода действий вплоть до убийства собственных граждан, маниакальность, необдуманность последствий «игр», непростые служебные и оперативные взаимоотношения, разочарование, бессмысленность, зло. Поднята и тема преступности приказа — распространённая у американцев. Офицер СС в «Родине» сталкивается с такой-же проблемой, что и офицер ВВС в фильме красивой картинки и глубокого смысла — «Аватар».
«Сообщите, какая у нас доктрина, и я скажу работает ли она», — приблизительно так высказывается сотрудник СС. Гениально!
Подборка карт сделана специально с включением местоположения «дачного участка». Со слов очевидцев ориентировочно указано место событий — точка СС.wpt. Основа — фрагмент листа ГШ ВС СССР «N-35-080 (Минск), 1991», наложения — лист 500-метровки РККА «N-35-080-Б (Волма), 1936» и верстовки РККА «R73-15 (Волма), 1933». «R73» — это мой вариант замены неудобных римских цифр в имперской номенклатуре. MAP-файлы только для OziExplorer, двойная привязка не для Global Mapper. Оставил дорогу на Глебкавічы, популярный веломаршрут. Всё в архиве Daczi SS.rar

Беларуская газета «Наша Ніва» обратила внимание на «кооператив» СС, материал «Як сілавікі перакрылі дарогу ў дачны пасёлак работнікаў БТ» находится по адресу http://nn.by/?c=ar&i=172791. Подробно описана ситуация и «юридическая своевременность». Нет, правда, ничего о «случайных» возгораниях бывшего леса. Журналисты скорей всего были приглашены народом. Жалко, что так редко они сами «идут в народ», ленятся разговорить, войти в доверие. Виноват в этом где-то новый автостиль жизни, его инерционность (пролетание мимо) и самоизоляция (салоном) от окружающего мира. Всё равно «нашаніўцы» лучше своих «коллег» из «Белгазеты», которым весьма правильно обрезали название. Немного больно, по профессии. Господа белжуры переваривают сетевой поток, заправляют иронией, запивают кофе или чаем, а потом предлагают «откушать». Это не журналистика и не пища для ума. В прошлом году они наградили себя медальками, но заслуживают большего — наград «за развитие и укрепление». Давно нет сильных материалов, как когда-то про белтрактор, китай-дорогу или белмолоко. Остерегаюсь «Белгазеты», равно как и маргарина.
Ещё один хороший фильм для понимающих — «Иллюзионист» (The Iluzionist, 2006, режиссёр Neil Burger) — об СС, взаимоотношениях с властью и невероятной внутренней свободе вековой давности. Личность кронпринца неоднозначна, а последний монолог символичен, разбивает все иллюзии на «естественные перемены». Киноколхоз не в состоянии снимать нечто подобное, так как нет упомянутой свободы, утеряна сила каменного знака.
Дорогами разрушений. Часть первая (иллюстрации, часть маршрута и карта в архиве N-35-081-A (Studenka), 1938.rar).
1_23.07.2016.jpg. Дорога от аэропорта до Пекалина. Это не просто ураган 13.07.2016. Это знак, передупреждение всем, кто начал войну с лесом под видом «хозяйского подхода», «оптимизации», «прореживания», «экономии ресурсов», «развития страны». Уладзімір Караткевіч утверждал, что на Беларуси Бог живёт. Вот и рассердили Бога православные атеисты, уничтожая болота, леса, дороги, мир простых людей и Всемогущего. Кинутая ядерная деталька под Островцом и ураган 13-го — всё не просто так. Дорога завалена стихией, но скоро будет уничтожена людьми (об этом позже). Как ни странно, удалось её пройти, но только до железнодорожной насыпи, откуда уже по путям до переезда на Шеметово. Прямого пути уже нет...
2_23.07.2016.jpg. Лесная дорога от Пекалина на Шабуни. В километре c небольшим от цели, до которой невозможно добраться. Есть поговорка про джип, трактор и расстояние, но, оказывается, с роваром (велосипед нормального роста в 28";) ситуация может быть печальнее. Это когда за спиной около 3 км лёгких перелазов и обходов со сбором грибов, когда время идёт, а путь обратно кажется невыносимо долгим. Никогда не стоит лезть вперёд на завалы, никогда не полагайтесь на местных, что дорога проходима после урагана. Лучше отступить. Мы не отступили. В итоге — таскание двух роваров, гружёных всем необходимым для ночёвки, ремнабором, грибами, суточным запасом еды и еды для собаки, 4 литрами воды и 4 литрами пива (хотелось выбросить) по соснам на высоте до полутора метров. И перепрыгивание с одной на другую. Больше всего досталось собаке, которая не понимала зачем всё это. Спасло только знание леса и навигатор с картой РККА «N-35-081-А (Студенка), 1938», но с вектором лесных дорог поверх, собранных за многие годы. В такой западне, которую сами себе создали, бесмысслено придерживаться дороги и направления. Можно пытаться двигаться только краем завалов, где больше комлей. Но ураган менял направления, его последствия возрастали там, где человек побывал с бензопилой. В итоге дрейф составил 2, 5 км за три (!) часа, позволил увидеть места бывших хуторов Смольня вдали от дорог, проверить себя, вспомнить поколение войны. Лес нас отпустил. У Беларуси тоже есть выход из «завала», и понятно какой. Он такой-же трудный, но, наверное, единственный. Обратной дороги уже нет...
3_23.07.2016.jpg. Всё, что осталось от леса в районе деревни Уборки.
4_25.07.2016.jpg. Здесь отступили. За спиной рядом неизвестная общественности крыніца и наше «сакральнае месца». Ураган пощадил эту красоту и оставил нам белых. Впервые их уже не собирали, а просто любовались, фотографировали, шли мимо. Как в Хибинах или на Кавказе. Природа залечит раны, восстановится, грибов будет много и лес подымится, если остановить человеческую жадность. Сколько может в ведре унести с собой грибник? Возможность ограничена. Сколько вмещает багажник авто? Нет предела. Вот такой беспредел и у «работника леса» с бензопилой, и у страшной техники, давящей всё живое и двигающейся везде.
6_23.07.2016.jpg. Человек несвободный создал механизмы полагая, что может управлять природой. Не поборов жадность, потеряв совесть... Природа когда-нибудь поставит его на место. И если малый ураган не научит, то придёт иной...
5_25.07.2016.jpg. Дорога Маконь—Поцічава. Помогают бригады из Могилёвской и Витебской областей. Пилят и грузят деловую древесину. В деревне Поцічава нет ни одного строения, где бы не сорвало шифер. На въезде со стороны Клянніка с первой хаты слева улетела крыша со стропилами к соседу. Перекрывают. Ураган пощадил дубовую аллею к уничтоженному колхозом имению. Хоть что-то осталось...
7_25.07.2016.jpg. Всё под контролем. Такие посты наблюдали возле Шыпян и Пекаліна. Лес, саженный полуголодным послевоенным народом под лопату, должен пойти по назначению. Характерная посиделка для всей беларуской «экономики» вместо простого решения и настоящей работы. Снимок сделан на ходу.
Лист 500-метровки РККА «N-35-081-А (Студенка), 1938» привожу целиком в формате *.jnx. Издание весьма точное. Переделано «под немцев», с новой графикой, дополнено. Исправлены ошибки предыдущего выпуска — «LXXIII-16 (Студенка), 1932». Полупрозрачным красным обозначены дороги, заваленные уруганом. Прямая дорога на Пекалин вскоре будет уничтожена людьми.

Дорогами разрушений. Часть вторая (иллюстрации и карта в архиве R73-16 (Studenka), 1932.rar).
8_26.05.2012.jpg. Так выглядела дорога от аэропорта до Пекаліна в 2012—2015 годах. Лес окружал путника, давал энергию и силу, радовал тенью и укрывал от ветра, одаривал грибами и ягодами, соком и источником тепла, а самое главное — воспитывал. Лес — это Храм, как писал Анатоль Сыс, лес — это одна из основ независимости Беларуси...
9_23.07.2016.jpg, 10_23.07.2016.jpg, 11_23.07.2016.jpg. Практически тоже самое место. «Человеческий ураган» под видом «развития». Нет такового! Под словом «развитие» понимается нечто лучшее, лучше, чем было, а это — картина разрушений ради сомнительного благосостояния. Ранее сравнивал такое развитие с дрожжами (человеком), которые вино (Землю) превращают или «развивают» в уксус (мёртвую пустыню) и сами погибают в этом уксусе-мусоре. А у Bruno Bozzetto есть замечательная на эту тему анимация — Земля-огрызок, Большой взрыв, кубики в ванной, Кузнечики. И про всех горожан — «Жизнь в коробке».
Ураган-предостережение довалил недорубленный лес, столкнул леталки. Нехороший знак, гиблое это место. Бог покинул его, а место, как известно, пустым не бывает...
12_23.07.2016.jpg. Влево уходит дорога на Шеметово. Рядом вместе с лесом уничтожен советский геодезический пункт. Его координаты в 2015-м определил как N53.89624 E28.04143 (WGS84) с точностью до 4 м.
13_25.07.2015.jpg. В том же году поворот с трассы на дорогу Волма—Быкачана—Пекалін. Скоро тут появится щит (14_25.07.2016.jpg), на котором ураган (Бог) оставит следы гнева. За ним уничтоженная беларуская земля. Не так давно вдали от этих мест довелось беседовать с уроженцем Быкачана. Собеседник с воодушевлением рассказывал о красивых лесах вокруг малой Родины, о тишине и красоте. Всё это было близко, так как сам часто невдалеке от придорожного знака войны набирался сил у леса для дальнейшего пути. Дорога с подъёмом к аэропорту была желанной после Минского кошмара, наступившего с началом XXI века. Всё это глазами велопутешественника или путника, конечно. Для них она будет «уничтожена» запретом нахождения на магистрали. Житель Волмы вряд ли сможет коротким маршрутом навестить на велосипеде соседа с Быкачана. Дорожная СС РБ резко отличается от «ментов» БССР, может и наказать. А если философски, то беларуса на своей земле разные СС могут наказать почти везде, законов, поводов и ограничений предостаточно. Нет, к счастью, только возможностей...
Саранча. Это слово вплелось в воспоминия об окрестностях Быкачана. Само насекомое кажется безобидным и где-то приятным, но её количество и ненасытная прожорливость не оставляет выбора в определении этого социума. Миллионы равнодушных к окружающему миру. И голодных на всё зелёное, нетронутое, свежее...
Не так давно господа в пиджачках и вечными улыбками публично сочуствовали «пацярпелым ад урагану». Им, чужой культуры, не понять, что они сами и им подобные — это «ураган»... Пытаются утверждать на манер культовых чиновников, что всё во благо. Но на языке народа, что живёт здесь и у которого на спине «след кнута», а на лице «шрамы от науки», это слово имеет совсем иной смысл. Кажется, вот они рядом, «еврограбли», печальный пример. Не наступай, беларус, не делай глупостей! Но нет, нет желания выбраться из «завала», нужно обязательно «нарубить дрова». Лёгкий примитивный путь.
В пустыне «человеческого урагана» вспоминается тихий с болью голос Марка Бернеса. «Враги сожгли родную хату. Сгубили всю его семью...».
Когда смотришь на территорию, где выкорчеван лес и срезана почва, то кажется, что у тебя навсегда отобрали твою землю и свободу по ней перемещатся. Что будет по краю этой зоны — не трудно догадаться — надпись «Хальт!», спираль и забор. За забором ясно видно, как поколение с генетическими мозолями от правильных инструментов теряет мудрые навыки поколений, выбирает «ошейник униформы», путь в никуда.
Само собой возникает вопрос о патриотизме. Что считать Родиной и что тут защищать, в РБ? Военные полигоны и военные части-«санатории», пограничные зоны и граничные заборы, заповедные зоны и зоны непонятной собственности? Вырубленные леса, спрямленные реки, землю, потерявшую плодородие и загаженную химией, отравленную воду в колодцах? Остаются, наверное, только ключи от квадратных метров. Стоят ли они самого дорогого? Вопрос спорный. Один вариант прозвучал даже где-то здесь, на этой площадке. Замеченные со своим мусором беларусы на природе вполне ёмко ответили на замечание, что, мол, какая разница, всё равно всё (в смысле страна) «американцам» достанется, стоит ли из-за этого трудиться, за собой убирать... Здесь важно даже не слово «американцы», «китайцы» или «русские», а внутреняя потеря своей Родины. Это психология не Хозяина, а Раба, которому важно выжить, но не жить.
Дороги разрушений всё больше напоминают дороги войны. Именно так вырубали лес, делая просеки, фашисты-оккупанты. Красота их не беспокоила, интересовала только выгода (древесина), безопасный проезд и контроль. Голодное поколение беларусов — в основном бабы, подростки и старики — всё восстановили и сделали намного лучше под плуг и лопату, пропалывая и прореживая. Для нового светлого будущего...
Вернёмся в прошлое. Лист верстовой карты «LXXIII-16 (Студенка), 1932» привожу целиком в формате JNX. Издание менее точное, чем «N-35-81-А (Студенка), 1938», наследует все проблемы имперских карт.
Точность зависит от многих факторов. Первый — исторический — связан с ошибками триангуляции, инструментальными и человеческими, в основном топографов. Второй — печать, особенно цветная, где при офсетном способе наблюдается несовмещение форм из-за качества настройки офсетной машины, подрезки бумаги, умения печатника. Третий — условия хранения, где возможны растяжка бумаги, коробление и пр. Но самый главный и решающий — оцифровка. В идеале это стационарная цифровая камера с объективом без геометрических искажений, хорошим светом и вакуумным прижимом. На втором месте будет сканер на весь формат. Всё остальное — любительство и сводит на нет все разговоры о точности. Тут можно встретить сканирование по частям со склейкой непрофессиональными программами, фото «на коленках» без всякого прижима и света, искажения дешёвого фотообъектива. Листы 500-метровок РККА, включая лист «N-35-81-А (Студенка), 1938», превосходно оцифрованы, чего не скажешь о верстовой коллекции, хотя лист «LXXIII-16 (Студенка), 1932» выглядит весьма неплохо.
Проверить скан можно в программе Сorel (пользуюсь 9-й версией). Между двумя крайними градусными или километровыми отметками изображения восстановленной проекции листа на границе рамки проводится прямоугольник или вертикальная (горизонтальная) линия для измерения размера в миллиметрах. Число делится на число градусов или километров, получается шаг сетки в мм. Проводится вертикальная, горизонтальная или наклонная (по изображению) линии и клонируется с вычисленным шагом. Построенный «забор» совмещается с изображением (если нужно) и всё становится ясно. Если непонятно как восстановить проекцию листа карты, то можно градусную рамку листа просто трансформировать до прямоугольника любым доступным способом и уже потом проверять.
JNX-файл примера отличается от настоящего только масштабом изображения для уменьшения объёма. У настоящего изображение соответствует половине масштаба карты (принял для себя такой «закон»). JNX-файлы полистно нет смысла хранить. Навигатор при большой полистной загрузке (Garmin Etrex 30) после определённого числа файлов (сколько точно — не проверял) отказывается воспринимать семейство и не видит карты JNX. Можно клеить всю Беларусь, но тогда прибор замедляет обработку при переключениях. Лучший выход для себя нашёл пока такой — 3 полные склейки (ГШ50к, ГШ100к, РККА100к), а WIG25k, WIG100k, WIG300к, РККА21к, РККА42к, РККА50к, РККА84к, РККА200к, РККА500к, KdwR100k, ГШ200к, ГШ500к и старые издания ГШ только фрагментно на предполагаемый район посещения. Все карты хранятся полистно в двух вариантах: GEOTIFF в GEO-проекции (датум WGS84) и JPEG- и MAP-файлы в оригинальной проекции для OziExplorer. Из GEOTIFF быстро делается любая конфигурация JNX. Семейство карт, например WIG25k, WIG100k, WIG300k, нет смысла объединять в один файл программой JNX Customizer из-за неоправданно большого размера файлов листов WIG100k, WIG300k. Логичнее объединение трёх разных файлов одним ID в навигаторе.

Недавно в руки попал «трофей-кирпич» — «навороченный» навигатор на платформе Android c OziExplorer, векторными и растровыми картами. Среди «спутника» и «генштаба» были верстовые и 3-х верстовые имперские карты, километровый «WIG», пятисотка «РККА». Любопытство заставило присмотреться к этим продуктам в формате OZFX3. «Верстовки» (versta_1.ozfx3; объём 1 540 241 kB; дата 12.11.2012), «WIG» (pol_2.ozfx3; 966 781 kB; дата 18.10.2012 и pol_1.ozfx3; 1 021 456 kB; дата 17.10.2012) и «РККА» (rkka.ozfx3; 1 922 308 kB; дата 31.07.2012) по привязке не представляют никакого интереса. Сделаны они также, как когда-то сам утверждал, рассуждая о «кирпичной стене».
Это ошибка. Признаюсь. Привязка соседних листов выглядит иначе. Одного взгляда на район той-же Нарочи было достаточно, чтобы поставить диагноз — плохо. Теперь, когда работа с WIG25k и WIG100k (всё доступное по Беларуси) завершена, неточность заметна сразу. С «польским продуктом» пришлось, правда, неспешно провозиться более полугода, но идеала всё равно нет, так как некоторые листы требуют корректировки геометрии.
WIG и верстовки в склейке как карты неинтересны — низкого разрешения. А вот в наборе «РККА» по восточной Бларуси есть то, чего не имеет источник http://igrek.amzp.pl. Есть смысл вырезать JPEG.
Военно-топографическая карта европейской России (ВТКЕР) 3 версты в дюйме или 126k очень заинтересовали своей подробностью и сложностью. В Сети к ней почему-то добавляют фамилию Фёдора Шуберта. Невероятно кропотливая работа гравировщиков заставила уважительно и серьёзно к ней отнестись. В «трофейном» GPS представлена полистно. Интерес, само собой, вызвал лист «15-6 Minsk.ozfx3» (23 231 kB; дата 02.09.2009). Открывшийся «кошмарик» заставил обратиться к «оригиналу» http://www.mapywig.org/m/Russian_and_Soviet_maps/series/126K/VTK_Ryad_XV_List_6_1874.jpg. Этот лист хорошо снят, более позднего издания (нанесены железные дороги), но оттиск менее чёткий. Выравниваю EasyTrace и открываю в Corel 9.0. Рамка почти (наверняка) прямоугольная, имеет небольшие неточности в градусной гравировке, перекрывается (проверил с листом «XV-5 (Ивенецъ), 1866»). «Парижская» широта совпадает с «пулковской» — это хорошо в условиях слабой пропечатки. Измеряем градусную сетку. Проекция, безусловно, вовсе не «Latitude/Longitude», как в трофейном MAP-файле. Не буду утверждать, но похожа на разновидность конической (стожковэй — красиво по-польски) или псевдоконической.
Нельзя просто так «натягивать» одну проекцию на другую и говорить о какой-то «привязке». Чтобы всё это прочуствовать, предлагаю убедиться. Трофейный «15-6 Minsk.ozfx3» для удобства преобразовал в JPG с сохранением размера, трофейный «15-6 Minsk.map» подправил, заменив расширение файла. Всё остальное — прежнее. Датум — «СК-42», восемь контрольных точек стоят по градусной сетке, пересчёт координат с добавлением значения «30° 20'» (правильное значение Пулковского меридиана указывал выше). Всё это приводит к искажениям-смещениям. Заметить можно даже в OziExplorer, если попробовать поставить точку (WPT) с координатами, например, первой контрольной точки (54, 00 N/27, 00Е в СК-42). Они не будут совпадать. Это первый признак неправильности. Такая вот «привязка», не говоря уже о смещении на местности.
Два дня грыз ногти, решая головоломку, как всё сделать «на отлично», подбирая программы и технологию. Отсутствие привычной градусной рамки, большие размеры листа и незнакомая проекция 3-х верстовки заставили радикально решить проблему корректировки геометрии. Ранее мечтал о коррекции по 8 точкам, а теперь вопрос закрыт. Лист «XV-6 (Минскъ), 1874» был сделан «на отлично» в два приёма по 56 контрольным точкам (20+36). Можно сделать «превосходно», но нужен третий этап и коррекция по 36+30...40 точкам. На всё без навыка ушёл час, использовано 4 программы, а любое «фотошопство» исключено. Привязка вообще была почти мгновенной, просто подставлены уже нароботанные данные. Такой результат наводит на сомнения по поводу СК-32 (или СК-31). Было ли это вообще или просто сетевая выдумка? Лист «XV-6 (Минскъ), 1874» «сидит» хорошо, поражает точность измерений того времени. Есть и немного «дёгтя». Северо-восточная часть листа имеет существенные искажения, которые связаны с ошибками измерения, что очень характерно для многих старых карт.
«Трофейный» вариант в архиве «15-6 Minsk.rar». Свой — скоро поделюсь.

Лист «XV-6 (Минскъ), 1874» в окружении соседних: «XIV-5 (Вилейка), (...)», «XIV-6 (Крайскъ), (...)», «XIV-7 (Борисовъ), 1919», «XV-5 (Ивенецъ), (1866)», «XV-7 (Игуменъ), (1866)», «XVI-5 (Миръ), 1915», «XVI-6 (Копыль), (1874)», «XVI-7 (Пуховичи), (1899)».
Мой вариант. Всё сделано, как писал Сяргей Грахоўскі, «тандэнтна». Поликоническая проекция Ригобера Бонне каждого листа была восстановлена по двум сеткам — градусной и верстовой. Склейка специально переведена в привычную цилиндрическую проекцию и систему координат 1942 г. для удобстава сравнения с «генштабом».
Интересные сведения о проекции Бонне приводит пулковник Юзэф Кройцингер в своей книге на с. 106 (Jozef Kreutzinger. Topografja. Warszawa, 1928). Из текста следует, что параллели и меридианы в этой проекции выглядят искривлённо. На картах же они представлены прямыми линиями, значит, объекты нанесены с некоторой погрешностью. Сами карты 1:126 000 в проекции Бонне из-за их деления не по географической сетке, рельефа в штрихах пулковник относит к устаревшим (с. 154). Тем не менее немцы сто лет назад очень даже использовали это издание, копируя на свой лад.
Нельзя не упомянуть о резчиках карт, которые, наверное, работали с матрицами из камня. Их авторская работа отмечена и это — уважительно. Что часто бывает? Восхищаются замком и помнят его хозяев, а талантливые инженеры и строители — забыты.
Листы, приведенные на склейке, вырезали:
контуры — чиновники Григорьев, Гюрнин, Копьев, Тюрнин, вольный иностранный гравёр Борнмиллер, топограф Иванов 3-й, Ноак;
леса и прочее — чиновники Эглов, Кеппов, Иванов 1-й, Сорокин, топографы Черемных, Иванов 6-й, гравёр Борнмиллер;
слова — чиновники Дементьев, Захаров, Петров, Спешилов, Ноак, Васильев 1-й, Поляков, Шишкин и топограф Поповцев(?).
Сегодня странно было-бы видеть на военной карте фамилию иностранного специалиста, улыбку вызывают подписи в стиле «Николай II»... Лагерная советская (и не только) привычка отдавать предпочтение фамилии имеет, оказывается, глубокие корни.
Сам лист «XV-6 (Минскъ), 1874» свидетельствует о необратимых, катастрофических разрушениях, о войне, что не прекращается уже второй век. Хорошо видно, сколько было леса, красоты и гармонии. Многое уничтожено. И в хозяйских печах, и в топках войн, особенно Великой. Новое поколение высосало и сожгло весь торф, а социальные эксперименты и безграмотное землепользование сделало землю бесплодной, а воду — отравленной. Теперь, если взглянуть на уже состарившийся «генштаб» 1990-х и сравнить с действительностью, то видно, что процес не прекращается и ведёт всё туда же, к краю.
Социальный ураган уничтожил не только природу, но и самих людей труда. Нет, их никто давно не высылает и не ставит на край ямы, их душат обстоятельства. Последние из них просто тихо уходят в небытие и мертвеет беларуская деревня. Нет правильных экономических взаимоотношений, нет человека труда, а, следовательно, нет Хозяина...
Памятники деградации растут как на дрожжах. Десятки примеров только за это лето. Вот один, о котором давно хотел рассказать. Жаловаться кому-то бесполезно, так как правильная система мертва, её давно похоронило само общество — обстоятельства, поколения перед нами и мы сами. Это просто взгляд на «туристский объект». 24 июля 2016 г. в координатах N53.90412°/E28.52147° (WGS84) три снимка по порядку (в архиве с картой). Что это? Это прошлогоднее сено (в катушках видно, что не солома), которое настоящий Хозяин никогда бы не сгноил. Затрачено дизельное топливо, что «не льётся фонтаном из рога», изношены механизмы, истоптана земля, оплачена (оплачена ли?) работа, разбита лесная дорога. Куда лучше было бы вообще ничего не делать. Злаки были бы радостью для почвы, которая отблагодарила бы будущим урожаем. Без химии.
Не по этой ли причине цены беларуских продуктов сравнимы с европейскими при низкой оплате труда? Всё «включено»... В том числе и безхозяйственность.
А где «хозяин»? Кругом лес, точнее то, что от него осталось после урагана. Ближайший посёлок на современной карте — Рованичская Слобода. Дороги к нему нет (месиво глины), скорее подойдёт русское определение — «направление». Здесь тоже разрушение традиций, уничтожение исторических названий двух деревень — Маконь (на 3-х верстовке красиво «Моконя») и Слобода, где работали два млына, была суконная мануфактура... Нет, в этих деревнях-посёлке (наполовину дачном) нет «хозяина» и нет работы, которая бы поддерживала, объединяла, давала бы смысл бытия. Говорят, что это «залётные», из другого района...
А был ли на этой земле Хозяин? Был, оказывается. На верстовой карте «LXXIII-17 Чернова, 1930» 1912 и 1929 гг. рекогносцировки рядом 4 хутора-выселка, за рекой 5-й. На 500-метровке «N-35-82-А (Юрздыка), 1937» 1936 г. рекогносцировки они подтверждены. Дуб в чистом поле, наверное, помнит настоящих хозяев. А земля — совершенно иные урожаи...
На противоположной стороне от сгнивающего сена, на опушке, ещё один «памятник» (4-я фотография). Теперь уже «лесным хозяевам». Сложенные после прореживания (до урагана, в прошлом, 2015-м году) 6-метровые дрова наверняка встретят столетний юбилей социального идиотизма или разрухи, о которой так образно (на примере своего сортира) рассуждал профессор Преображенский в «Собачьем сердце» Михаила Булгакова.
Работа импортных бензопил, цепи, масло, солярка, ручной труд, спецтранспорт и одежда, продавленная, повреждённая земля и равнодушные к этой своей земле люди...
План, приказ, разнорядка... Слова, как плеть...

Уходящий 2016-й заставляет обратиться к событиям вековой давности, мартовской бойне у озера Нарочь. Схема заключительных атак в марте 1916 г. на фронте генерала Балуева (источник http://www.grwar.ru/library/Podorozhnyi-Naroch/File0024.jpg) наложена на верстовую карту «LXVIII-10 (Лыцевиче), 1935», километровый Генштаб ВС СССР и старую 3-верстовку «XIII-5 (Свиръ), (1874). Это иллюстрация к книге «Нарочская операция в марте 1916 г.» М. 1938 (источник http://www.grwar.ru/library/Podorozhnyi-Naroch/index.html). Схема точно показывает местоположение высоты «Фердинандов нос».
Автор, Н. Е. Подорожный, в предисловии говорит о бездушном, тупом и неискусном командовании, о том что на уроках прошлого будем учится и ничего подобного не повторится. Книга написана накануне новой мировой войны. Военные историки также видят только «прыщики» на «слоне», не замечая «слона». Последующие годы (особенно 1941-й) показали, что понятия «бездушный», «тупой» и пр. это не исключение из правил. Это и есть правило: погоны и бездушная тупость... Любая война и всё, что с ней связано. А как иначе, если нет ничего дороже жизни, созидания, сохранения. Жестокий Георгий Жуков мало чем отличался от царских генералов. Принципиальное отличие только в «успешности» — «победителей» не судят...
В конце марта 2016-го с разрешения разных ведомств на месте осушенного болота Оступы, в непосредственной близости от событий столетней давности, была проведена «Ваенна-гістарычная рэканструкцыя „Нарачанскі набат“». Мастера слова — Марыя Лубнеўская и Наталля Лісіцкая — не смогли осветить это событие, но вот короткий репортаж с места.
Сцена 1-я. Макет угла избы. Офицер у аппарата Томпсона. Ещё два штабных сидят, что-то пишут. Генерал прохаживается, отдаёт приказ наступать на рассвете левым флангом. Телеграмма с приказом отсылается в войска. Проходит время, генерал сомневается, меняет решение. Теперь наступление планируется рассветом иного дня и правым флангом. Телеграмма отсылается. Действие закончено. Зрителям вручается пачка телеграмм с приказами русского штаба и объявляется конкурс на разгадывание замысла командования.
Сцена 2-я. Трактором «Беларус» перепахан участок болота, чтобы показать распутицу 1916-го. Зрители видят, как лошадь с трудом по перепашке тянет воз. На нём мешок с сухарями, патронный ящик и два снарядных — с тяжёлыми и лёгкими. Лошади помогают «служба доставки». От напряжения и усталости в какой-то момент лошадь падает на передние ноги, ломается ось и всё падает в месиво из снега и грязи. Сухари намокают, один снарядный ящик ломается и лёгкие заряды высыпаются в жижу. Ящик с тяжёлыми не поднять. Его оставляют в грязи. Все перепачканы, распрягают, возвращаются за помощью. Зрителям предлагается самостоятельно достать мокрые сухари, попробовать на вкус.
Сцена 3-я. Передовая линия. Мешки с песком, в неглубоких окопах стоит вода по щиколотку. Никого нет, ничего не происходит. Зрители начинают недоумевать и мёрзнуть. В какой-то момент выходит организатор и обращается с пояснениями. Всё сделано специально, чтобы прочуствовать весенний холод и нарочанский ветер. Появляются актёры. Один садится на снарядный ящик (больше негде), второй вычерпывает воду. Никто не спит, так как скоро в атаку. Новобранец без винтовки учится у бывалого на его оружии примыкать штык, обходиться с затвором, правильно держать. Согреваются кипятком и скромной пищей. Воды в окопах немного, но солдатская обувь её пропускает, ногам мокро, стынут. Все движениями пытаются согреться. Кашель, дым от махорки, появляется офицер с очередным приказом. Наступление отменяется. Слышны ругательства, солдаты продолжают мёрзнуть на позиции. В это время организаторы «Нарачанскага набата» рассказывают собравшимся о тактике перекрёстного огня немцев, о фланговом пулемётном огне, не оставляющем шансов выжить. Подвозят, наконец, грязные ящики с патронами и отсыревшие сухари. Тяжёлые снаряды остаются лежать в грязи.
Сцена 4-я. Один трактор «Беларус» плугом переворачивает почву, второй копает ямы, имитируя воронки. Натянута колючая проволока, стоят пулемёты по флангам. По полю разбросаны небольшие холмики из соломы, прикрытые шинелями. Такие же шинели на мешках соломы, которые висят на колючей проволоке. Их много. Раздаются несколько хлопков, имитируя артподготовку. На поле видны «разрывы» которые не накрывают цели, вспахивают землю. Всё стихает. Из мокрой траншеи вылазят 10 солдат, бегут, что-то кричат. В руках винтовки, примкнуты штыки. Новобранец бежит налегке, винтовки нет. Имитация шрапнели. Двое падают. Один ранен в ноги и пытается залезть на «мешок с шинелью», чтобы не замёрзнуть на холодной земле. Второй страшно кричит, ранен в область живота, падает. Третий неудачно спотыкается, теряет сапог и тоже падает. Штык винтовки протыкает «мешок», слышен стон. Четвёртый вслед за третьим. От страха. Винтовка в грязи, затвор не досылает. Встаёт, бежит дальше. Новобранец ползёт по грязи. Его подымают за шиворот, «уже дают винтовку». Она также неисправна и патронов нет, но есть штык... Ещё «шрапнель» и ещё трое падают. Один ранен легко и самостоятельно ковыляет обратно. Второй и третий также ранены легко, но двигаться не могут. Организаторы «Набата» поясняют, что один замёрзнет на этом поле от потери крови, а второго успеют вынести санитары, но в госпитале отрежут ступню из-за заражения. Оставшиеся добегают до «колючки», но нет инструментов преодолеть препятствие минимальной ценой. Пытаются лезть по «мешкам» и накинутым шинелям. Вот он, неприятель, совсем рядом. Зрители сочуствуют, подбадривают: «Давайте, давайте! Всыпьте им!». Но вот слышна работа фланговых пулемётов и последние из живых остаются висеть на проволоке. В полной тишине объявляется, что «бой» окончен.
Сцена 5-я. Палатка полевого госпиталя. Вокруг носилки с ранеными, стойкий запах лекарств и крови. Доносятся негромкий разговор, стон, а из палатки ещё и крик. Врач весь перепачкан, еле держится на ногах от усталости. Санитары выносят в сторону части тела. Сытые собаки что-то грызут, их здесь много. Чуть поотдаль солдаты копают яму. У её края лежат «носилки» — двухметровые берёзовые жерди длиной около двух метров, сбитые попарно более короткими. Окончив копать, солдаты берут эти «берёзовые конструкции» и опускают в яму, держа за концы. Стараются ложить плотно рядами, экономят место... На этом фоне организаторы «Нарачанскага набата» говорят о помощи французам под Верденом, которые ждали успеха на востоке. А «успех» — это «отвоёваных» 10 кв. км южнее озера Нарочь, при этом «подарено» в 7(!) раз больше севернее его.
Сцена 6-я. Действие перемещается к холму — засыпанной яме. Стоят военные в форме, с оружием. Перед ними генерал что-то говорит о патриотизме, героизме, стойкости, благодарных потомках, воспитании. Рядом дети. Не то пионеры, не то харцеры, не то скауты, не то югенды. В одинаковой форме, с одинаковыми лицами, с муляжами оружия. Всё, как у взрослых. Рядом молодая мама с коляской, а у ребёнка в руках — игрушечный пистолетик... Рядом ещё два ребёнка — взрослый и поменьше — возбуждённо тычут в компьютер, ничего не замечая вокруг. Игрушка выдаёт резкие звуки, шум, треск. У покосившейся беларуской телеги стоят обыкновенные грабли «с нарушением техники безопасности», ветром вращается одно колесо... На месте...
В архиве Ferdynandau nos. rar фрагмент Военно-топографической карты Европейской России 3 версты на цаль «XIII-5 (Свиръ), (1874)», фрагмент километровки ГШ ВС СССР «N-35-42 (Мядель), 1986» и схема «Заключительные атаки на фронте генерала Балуева». Всё в одном масштабе и одного размера, можно накладывать одно изображение на другое.
Старые карты, схемы, планы без «регистраций» и «условий», без навигатора и программ. В цвете на бумаге. С доступных источников и своей съёмки. В одном масштабе и размере — полное наложение. Исправление геометрии, склейка, подготовка для печати (для книг).

Сегодня нередко отказываются от белтелевидения — естественная реакция на уровень культуры. Но ради 3-го канала можно не торопиться выбрасывать эфирную антенну. На день рождения Солнца (или начало нового Земледельческого Цикла), который часть христиан связывает с рождением Христа, 3-й беларуский порадовал фильмом о Великой войне — «Счастливого Рождества (Joyeux Noёl)». Снятая в 2005 году военная драма настолько глубока и сильна, что режиссёру Кристиану Карьону можно простить голые коленки и лёгкость одежды в сочельник (а, может, и вправду там тепло, а мы — другие?). Потрясающая картина абсурда, куда обстоятельства (и патриотизм!) загнали каждую из сторон в таком близком, 1914-м году.
«Съедобность» 3-го канала за редким исключением, к сожалению, на фильмах и ограничивается. Даже кинокритики, предворяя показы, напоминают говорящие машины, бубнят бегущую строку унылого текста. Нет искры...
Вот ещё несколько фильмов такого-же высочайшего уровня. Из массы их отличает глубокий подтекст, режиссёрская наблюдательность, удачный сценарий, высокого класса игра.

  1. «Утомлённые cолнцем 2» («Предстояние» и «Цитадель»), 2011 . Режиссёр Никита Михалков. Грустно осознавать, что ничего подобного больше на этом пространстве никогда не появится. Нет таких режиссёров, нет и глубины... Премьеру фильма пытался как-то «осмыслить» белжур «Белгазеты». Ничего у него не вышло, до таких вещей нужно дорасти. Внутренне. А «дорасти» газета смогла только до «дегустации» «Масакры», слабой стряпни сомнительной культуры и смысла. И как только вытерпели кирпичи имения местечка Желудок это культнашествие...
  2. «Пятая печать (Az otodik pescet)», 1976. Режиссёр Золтан Фабри (Zoltan Fabri) (к сожалению название фильма и имя режиссёра не в unicode). Фильм напоминает прозу Васіля Быкава. Страшное можно показать просто. Сильный фильм состоявшейся нации. Сомневаюсь, что БТ сможет показать его.
  3. «Бункер (Der Untergang)», 2004. Режиссёр Оливер Хиршбигель (Oliver Hirschbiegel). Рядом с ним чувствуется незримое присутствие талантливейшего Бернда Айхингера (Bernd Eichinger). Исполнение приказов, долг, патриотизм, фанатизм, идиотизм — всё здесь смешалось. А овчарка, «общество» и вождь так похожи на сегодняшние Бункера...
  4. «Апокалипсис сегодня (Apocalypse Now)», 1979. Режиссёр Фрэнсис Форд Коппола. Ужас, который не прекращается и сегодня. Ужас, и этим всё сказано. Фильм не вписывается в «идеологическое воспитание», а сам режиссёр в своё время лишился поддержки со стороны «своих военных».
  5. «Молчание моря (Le silence de la mer)», 2004. Режиссёр Pierre Boutron. Интеллигентный и обаятельный оккупант не станет ближе. Чужой, чужое... Талантливая игра. Грустно.
  6. «The Last Post», 2000. Режиссёр Dominic Santana. Свободный режиссёр свободной страны. Но со страшной историей. Одна из историй — здесь. Короткая жуть. И небольшой штрих в портрет «The Iron Lady» (2011. Реж. Phyllida Lloyd).
    Есть ли у беларусов достойный фильм военной темы? Есть и, наверное, единственный. Это «Альпийская баллада» режиссёра Бориса Степанова, снятая в 1965 году. Можно говорить ещё об «В августе 44-го…» режиссёра Михаила Пташука (2000 г.), но эта лента явно слабее. Хотя на фоне остального...
Цитата сообщения от alies отправленного 9 Фев, 2017 в 07:27

... Но ради 3-го канала можно не торопиться выбрасывать эфирную антенну...
... «Съедобность» 3-го канала за редким исключением, к сожалению, на фильмах и ограничивается...

Галоўнае, што ёсць Калыханка!
І яшчэ маецца шэраг перадач, дзеля якіх узнікае жаданне уключыць тэлевізар.